Кира Измайлова Случай из практики icon

Кира Измайлова Случай из практики




НазваКира Измайлова Случай из практики
Сторінка6/32
Дата конвертації05.12.2013
Розмір7.58 Mb.
ТипДокументи
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
1. /izmaylova_kira_sluchay_iz_praktiki.rtfКира Измайлова Случай из практики
Глава 6. Неслучайные встречиТак или иначе, но на некоторое время мне все же удалось забыть о лейтенанте: верный капрал увез своего подопечного домой, а я смогла спокойно заняться расследованием. Признаться, с чего начать, мне было не вполне ясно: эпидемия   это ведь не кража и не убийство, даже самые замысловатые. Там обычно действует один и тот же принцип   ищи, кому выгодно. Даже если на первый взгляд кажется, что убивать того или иного индивидуума было совершенно не за что, а смерть его не приносит никакой выгоды окружающим, в результате все равно оказывается, что какой то повод избавиться от потерпевшего у его родственников, знакомых или даже кажущихся посторонними людей имелся. Рано или поздно этот мотив можно раскопать. С другой стороны, эпидемию вполне можно рассматривать, как покушение на убийство большого числа людей. Но кому это могло быть выгодно? И совершено ли это преступление ради выгоды или по неосторожности? Так или иначе, но тот, кто выпустил на свободу тироту, как минимум одно преступление совершил: я ведь уже говорила, что использование культур тироты в любых целях строжайше запрещено.Хорошо, с тем, почему тирота вырвалась на свободу, можно разобраться позже. Сперва же неплохо бы найти того, кто ее выпустил. Кого то, быть может, удивляет тот факт, что я говорю о заразной болезни, как о живом существе, но, по большому счету, я не слишком преувеличиваю. Опасности от, фигурально выражаясь, сбежавшей от исследователя заразы исходит не меньше, чем от удравшего из зверинца хищного зверя, а то и побольше. Впрочем, это все лирика, мне же надлежало заниматься вещами куда более прозаическими.Итак, виновник… Вполне вероятно, что болезнь занесена извне, но тогда, я полагаю, в столицу уже дошли бы слухи о том, что где то в окрестностях тоже бушует эпидемия: тирота не менее заразна, чем красная лихорадка, передается еще легче, и одним заболевшим дело никак не обойдется. Однако же в округе царила тишина и благолепие, и я полагала, что корни происходящего надлежит искать в самой столице. Если бы еще быть уверенной, что виновник произошедшего не пал первой жертвой эпидемии!Впрочем, гадать, жив он или нет, было затеей бессмысленной, поэтому я занялась более насущным делом: вычислением очага заражения. Для этого мне потребовалось не так уж много усилий, стоило только наведаться к главе цеха магов медиков и как следует расспросить его.Господин Жерво Кархен был уже немолод, хорошо знал моего деда еще со времен их бурной юности, и, кстати сказать, недолюбливал его. Надо полагать, у него имелись на то причины, дед вообще славился умением наживать себе врагов благодаря своему скверному нраву и дурной привычке называть вещи своими именами, то бишь резать правду матку в глаза. Ясное дело, что это обыкновение мало кому нравилось. Уж не знаю чем дед насолил господину Кархену, но тот, едва заслышав мою фамилию и удостоверившись, что я прихожусь родней Фергусу Нарен, мгновенно принял вид недоброжелательный и высокомерный. Мне, в общем то, было наплевать на то, как господин Кархен относится к нашему славному семейству, тем более, что у меня на руках имелась милая грамотка за подписью Его величества, предписывающая всем и каждому оказывать мне самое живое содействие. Другое дело, что я никогда не торопилась пускать в ход этот козырь, предпочитая справляться своими силами.  Никак не пойму, чего вы от меня хотите, госпожа Нарен,   поджал губы Кархен, выслушав мою просьбу.  Я могу повторить,   любезно улыбнулась я.   Я прекрасно знаю, что ваш цех ведет подробнейшие записи касательно массовых заболеваний, имевших место в городах и селениях, а кроме того, каждый маг медик делает собственные записи. И не может такого быть, чтобы в этих записях не оказалось зафиксировано, в каком именно районе города началось распространение болезни. Эта информация мне и нужна.  Но, госпожа Нарен,   Кархен придал своей тостощекой физиономии выражение глубочайшего сожаления.   Боюсь, в этот раз мы мало чем сможем вам помочь. Эпидемия разразилась так неожиданно, что ни у кого не было времени систематизировать записи относительно этого события! Разве только опросить всех магов медиков…По губам его скользнула ехидная усмешка, почти неуловимая, но я все же ее заметила. Ясно, господин Кархен весьма переживает по тому поводу, что ни он, ни его коллеги не распознали вовремя куда более опасного заболевания, нежели красная лихорадка… да и с той, признаться честно, справиться не смогли. Конечно, еще неделя, а может, пара дней, и они заподозрили бы неладное, но увы, я успела первой…Итак, из всего этого следовало, что профессиональные знания и умения магов медиков подверглись вполне справедливому сомнению со стороны как простых обывателей, так и, что несравненно более неприятно, Его величества. Ну а поскольку зло Кархену сорвать больше не на ком, то он решил отыграться на мне, тем более, что я являюсь родной внучкой его давнего недруга (нужно будет, кстати, узнать у деда, что за размолвка вышла у него с Кархеном; иногда складывается впечатление, будто дед умудрился испортить отношения абсолютно со всеми жителями столицы, за исключением, как ни странно, властей предержащих). Дескать, пускай нахальная представительница постылого семейства посбивает башмаки, мотаясь по городу и допрашивая одного мага медика за другим. Однако уважаемый Кархен не на ту напал, в чем я с удовольствием позволила ему удостовериться.  Господин Кархен,   сказала я голосом сухим и бесцветным.   Вы должны прекрасно понимать, что времени на опрос каждого мага медика в этом городе у меня нет. Также вы должны понимать, что, отказываясь оказать содействие мне, судебному магу на службе Его величества, и тем самым затягивая расследование, вы навлекаете на себя определенные подозрения. Если вы этого не понимаете, я могу объяснить вам более подробно.Господин Кархен понимал, это было видно по его враз ставшей натянутой улыбке. В самом деле, как можно расценить его нежелание делиться отнюдь не секретной информацией? Да очень просто: он сам замешан в этой истории! Кому и знаться с опасной заразой, как не магу медику… А с какими целями   это уже вопрос другой, в этом будет разбираться Коллегия, потому что любого мага судят отнюдь не светские власти. Думаю, господину Кархену вовсе не улыбалось предстать перед Советом Коллегии по подозрению в преступлении, которого он не совершал (как ни был мне неприятен этот господин, я никак не могла предъявить ему обоснованное обвинение: не было ни мотивов, ни доказательств). Понял он и то, что я отнюдь не шучу и вполне могу устроить ему такое приятное времяпрепровождение   отсутствие доказательств еще не повод для отметания гипотезы, а даже гипотеза судебного мага для Совета является вполне достаточным поводом для начала разбирательства.  Не стоит беспокойства, госпожа Нарен,   выдавил Кархен.   Я… понимаю. Я сейчас же отдам соответствующие распоряжения, и вам предоставят все имеющиеся в наличии сведения. Боюсь, они будут несколько… м м м… неструктурированными…  Ничего,   любезно улыбнулась я.   Я умею работать с информацией.… Да уж, чему чему, а работе с информацией хорошего судебного мага учат едва ли не с тех самых пор, как он произнесет свое первое слово. На этот раз никаких особых сложностей я не испытала, это вам не в изъеденных мышами и жучками архивах многовековой давности копаться. Магов медиков тоже неплохо учили, во всяком случае, записи их были достаточно четкими, внятными, и, хотя они и изобиловали профессиональным жаргоном, главное я понять могла без труда.К сожалению, первые случаи заболевания не удостоились особенного внимания. Вполне возможно, те заболевшие просто не обращались к магам медикам, поэтому в записях были отражены уже более менее массовые случаи, когда люди начали заболевать целыми семьями. Впрочем, удалось сделать главное   локализовать тот район города, в котором началась эпидемия, а это уже было немало. Другой вопрос, что отыскать в этом самом районе человека, который мог быть причастен к распространению тироты, было не легче, чем песчинку на отмели. Впрочем, идея о том, как сделать это по возможности быстро, у меня имелась, нужно было только как следует все просчитать. Обдумыванием этого вопроса я занималась почти всю ночь, и к утру составила неплохой план действий.Положим, тот человек, к которому я намерена была обратиться, поможет мне, ни о чем не спрашивая. Но вот остальные вполне могут оказаться не столь сговорчивыми. Увы, в нашей славной столице далеко не все впадают в священный трепет при звучании слов "независимый судебный маг", а кое кто даже и не слыхал о таком диковинном звере, особенно в бедных кварталах, куда мне и предстояло направиться. Убеждать этих людей в своей значимости   долго и утомительно. А вот вид военной формы действует весьма умиротворяющее решительно на все сословия. Вопрос в том, где мне раздобыть парочку гвардейцев или хотя бы обычных солдат в самые сжатые сроки? Больше и не нужно: двое   это всего лишь сопровождение, а трое и более   уже выглядит слишком солидно и даже угрожающе. Можно попросить Его величество, он не откажет, но двумя служивыми точно не ограничится, пришлет минимум десяток, и что мне прикажете с ними делать? Да и долго это, пока посыльный доберется до Арнелия   он все еще пребывал в загородном имении,   пока отданные под мое начало солдаты вернутся в город…Решение, как это обычно водится, лежало на поверхности. Я невольно улыбнулась: конечно, я в очередной раз обременю себя одним весьма неуравновешенным молодым человеком, но, с другой стороны, он чувствует себя обязанным мне, а значит, должен слушаться беспрекословно. Я написала короткую записку и отправила Дима по уже известному адресу, сама же приказала Риме готовить завтрак.За завтраком мне особенно хорошо думается, не был исключением и этот раз…  Госпожа, к вам лейтенант этот и еще один… старый…   буркнула, просунувшись в дверь, Рима. Теперь охранять мой покой во время трапезы было некому, и о посетителях мне докладывали немедленно.   Пустить?  Пригласи,   велела я. Ну вот, позавтракала в тишине и покое! Впрочем, кто мог знать, что лейтенант окажется настолько расторопен и прибудет немедленно, едва только получив мою записку?Прогрохотали сапоги, и в дверях появился Лауринь. Капрал отчего то пренебрег моим приглашением; впрочем, судя по доносящемуся разговору, Рима повела его к себе на кухню.  Доброе утро, госпожа Нарен,   сдержанно поздоровался Лауринь.  Доброе, доброе…   пробормотала я, набивая трубку и разглядывая лейтенанта. Выглядел он, надо сказать неважно, и это вовсе не было следствием перенесенной болезни. Лицо бледное, осунувшееся, глаза голодные. А накрытый стол, между прочим, благоухает так, что даже у меня слюнки текут.   Не маячьте в дверях, Лауринь, садитесь за стол.  Благодарю, госпожа Нарен, я уже завтракал,   мужественно отказался Лауринь, хотя некая внутренняя борьба в нем явно происходила.  Лауринь, я не могу есть, когда кто то стоит у меня над душой,   процедила я.   Поэтому прекратите ломаться, как капризная барышня, и сядьте. В вашем возрасте второй завтрак лишним быть не может. Рима!Впрочем, Рима, не дожидаясь распоряжения, сама принесла второй прибор и, неодобрительно покосившись на лейтенанта, бесшумно вышла за дверь.Надо сказать, что руководствовалась я вовсе не человеколюбием, а исключительно собственными интересами. Выводы мои были просты до крайности: денег у лейтенанта ни рисса (все потрачено на мага медика, а ведь надо еще коня выкупить!), до следующего жалованья две недели с лишком, а в долг он не возьмет, скорее удавится. Хорошо еще, жалованье платят регулярно, несмотря ни на что… Стало быть, живет Лауринь впроголодь, а у мальчишек в его возрасте аппетит волчий. Ну и на кой мне сдался этакий спутник? Он, того и гляди в голодный обморок, свалится?Надо сказать, Лауринь сдерживался, как мог, изображая из себя по горло сытого человека, но в конце концов все же сдался и воздал должное восхитительной стряпне Римы. Собственно, после такого завтрака спокойно можно не обедать и даже не ужинать, как я обычно и поступаю.  Думаю, я достаточно понятно написала, зачем вы мне понадобились,   сказала я, решив внести некоторую ясность.   Собственно, от вас, лейтенант, требуется только одно: сопровождать меня в моей поездке по городу. С этим справился бы любой человек, носящий гвардейскую форму, но так уж случилось, что под рукой оказались только вы и ваш капрал. Опять же, как я вижу, вы не отказались от дурацкой идеи о том, будто вы мне что то должны. Так ведь?Лейтенант молча кивнул. Мне очень нравилось, когда он молчал, не изрекал благоглупостей и не задавал дурацких вопросов, так что я была искренне благодарна тому, кто научил Лауриня не разговаривать с набитым ртом.  Тогда поступим очень просто: услуга за услугу,   сказала я.   Вы с капралом некоторое время побудете моей тенью, и можете считать, что мы квиты. С одним условием,   чуть возвысила я голос, видя, что лейтенант собирается что то сказать.   Вы слушаетесь меня беспрекословно, ни во что не лезете и ничего не предпринимаете без моего прямого на то указания. Вы согласны?Лейтенант снова коротко кивнул. Положительно, когда он пребывал в столь молчаливом настроении, переносить его общество было не в пример легче!  Чудесно,   сказала я.   А теперь, лейтенант, посидите еще немного молча, я закончу завтрак, а потом мы с вами отправимся в одно очень любопытное место…… Место, куда привели меня поиски неведомого то ли злоумышленника, то ли преступно неосторожного исследователя, было и впрямь если не интересным, то весьма колоритным. Это оказался один из самых бедных кварталов города, зажатый между окраинным рынком, на котором сбывали товар приезжие крестьяне и мелкие торговцы, и рекой, вместе со своим рукавом делившей город на три неравные части. Обитали тут люди самых разных занятий, от вполне благопристойных ремесленников и грузчиков, подвизавшихся на рынке, до всевозможного жулья и прочих далеко не законопослушных личностей. Более менее прилично одетым горожанам соваться вглубь этого квартала, именуемого когда Рыночным, а когда и просто Разбойным, не рекомендовалось: если на центральных его улочках все выглядело относительно чинно и мирно, то где нибудь на задворках за пару риссов могли и чем нибудь тяжелым по голове огреть, и нож под ребро сунуть. Все об этом знали и всё равно наведывались в это славное местечко, кто из жажды приключений, кто для удовлетворения какой нибудь надобности. А для удовлетворения надобностей тут было все или почти все: и всегда имеющиеся в наличии гулящие девки разной степени потасканности, и дешевая выпивка, и не менее дешевые наемники, готовые за умеренную плату на многое, а также еще много чего полезного. Девки и выпивка мне были без надобности, наемники тоже, а вот разжиться информацией я очень надеялась.Однако до Рыночного квартала еще надо было добраться, а это оказалось делом не столь уж легким. Мало того, что грязь на улицах развезло неимоверную, так еще то и дело приходилось объезжать натуральные завалы: это славные горожане растаскивали на дрова опустевшие и полусгоревшие дома, без особых затей сваливая добытое добро прямо посреди улицы. Не прибавляло скорости нашему путешествию и то обстоятельство, что под седлами у моих спутников оказались сущие одры, добытые, не иначе, на скотобойне. Своих лошадей, надо полагать, они выкупить еще не успели, а потому либо взяли казенных, либо за скромную плату получили этих несчастных животных на время у какого нибудь трактирщика. Я уже успела обругать себя за то, что не велела оседлать для гвардейцев лошадей из своей конюшни, но не возвращаться же теперь было! С другой стороны, были в нашем неторопливом продвижении по городу и положительные моменты: я успела вдоволь наглядеться на произведенные пожарами и мародерами опустошения. Зрелище было малоприятным, понятно, почему Арнелий с семейством не торопился возвращаться из загородной резиденции.То тут, то там попадались наряды стражников, временами проезжали высокие добротные фургоны с крохотными зарешеченными оконцами   в таких перевозили обычно заключенных.  Это мародеров ловят,   подтвердил мои рассуждения словоохотливый капрал Ивас. Лауринь, как ему и было велено, молчал, словно воды в рот набрав, ограничиваясь краткими "Да, госпожа Нарен, как прикажете, госпожа Нарен", за что я была ему весьма признательна.   Расплодилось их сверх всякой меры, пускай посидят теперь… У людей несчастье, а им лишь бы…Капрал махнул рукой, всем своим видом выказывая презрение к означенным личностям, готовым нагреть руки на чем угодно, даже и на разорении опустевших после смерти хозяев домов и лавок. Я, в целом, была с капралом согласна, кроме, разве что, одного пункта: я придерживалась мнения, что застигнутых на месте преступления мародеров надлежит немедленно вешать. Увы, Его величество придерживался более гуманных взглядов, а потому предпочитал их сперва подвергать справедливому суду, после которого осужденных ждала либо тюрьма (что было прямым расходом казенных средств), либо каторга (тут от них была хоть какая то польза, пусть и весьма сомнительная), либо пресловутая виселица. Единицы, правда, все же оказывались на свободе…Впереди прогрохотали сапоги, раздался окрик, потом грубая ругань, и на улицу перед нами выскочили трое: средних лет коренастый бородатый мужчина и два молодых парня. Бородатый тащил на плече небольшой, но явно увесистый мешок, был такой же и у одного из парней, но он бросил его наземь у нас на глазах. Понял, видимо, что с поклажей ему от стражи не уйти. Троица разделилась: бородатый и один из парней бросились налево, в переулок, второй парень, пометавшись на месте, вдруг ни с того ни с сего кинулся назад, откуда все еще доносилась отчаянная ругань и топот. С его появлением, видимо, ругань стала громче, потом стихла, а вскоре из проулка показалось несколько стражников, уверенно волочивших давешнего юношу. Я бросила на него взгляд: если бы не грязь и свежие кровоподтеки, он мог бы показаться привлекательным, у него было славное лицо парня из хорошей семьи ремесленников или даже торговцев, не отмеченное, как нынче модно выражаться, печатью порока. Даже странно, что он занялся мародерством…  С чего это он назад то побежал?   недоуменно спросил капрал. Поскольку я ответа не знала, то предпочла промолчать. Впрочем, ответ этот вскоре явился нашим глазам: вслед за парнем стражники волокли еще какое то существо, при ближайшем рассмотрении оказавшееся женщиной.   А, вон оно что… за подружкой решил вернуться.Лейтенант вдруг издал некий странный звук, напоминающий полузадушенный возглас, и вытаращился на пленницу стражников. Что его так удивило в этой замарашке? Я присмотрелась: спутанные грязные волосы свисали неопрятными космами, почти закрывая лицо. Оборванная, слишком короткая юбка, состоявшая, казалось, из одних заплат, открывала голые, все в синяках и ссадинах, покрасневшие от холода ноги в разбитых мужских башмаках. Стражники волочили свою добычу не сказать, чтобы очень деликатно, поэтому один рукав у пленницы почти оторвался, обнажая на удивление красивой формы плечо и руку, хотя исцарапанную и грязную донельзя. Надо отметить, что добром девица,   а теперь ясно было видно, что женщина еще совсем молода,   не шла, упиралась изо всех сил, брыкалась, норовила кусаться и ругалась так, что позавидовал бы портовый грузчик, я уж не говорю о молодом гвардейце. И только когда сквозь спутанные пряди волос нераспознаваемого под слоем грязи цвета яростно сверкнули голубые глаза, я наконец опознала оборванку. Ну надо же!  Это же…   хрипло выговорил лейтенант.   Госпожа Нарен! Это же ваша…  Лейтенант, вы, кажется, обещали, что будете немы, как рыба,   заметила я, без особого интереса наблюдая, как парочке мародеров ловко вяжут руки и заталкивают в подъехавший фургон. Капрал тем временем показывал стражнику, куда побежали еще двое.   Вот и помалкивайте.  Но…  Лейтенант, не испытывайте мое терпение.   Я послала лошадь вперед.   Я и без вас прекрасно вижу, кто это. Я ведь вам говорила, что она не пропадет. Кстати, красивого мужчину она все таки получила, вы не обратили внимания? Этот парень весьма недурен собой. Не знаю уж, как там насчет щедрости…Лауринь явно проглотил заготовленную фразу и долго пытался откашляться, а я только вздохнула. Что ж, Лелья в самом деле не пропала. Надо думать, во время эпидемии девицы из того заведения, куда ее определил капрал (в том, что он это проделал, старый служака передо мной отчитался, и не думая лгать; вот Лауринь, доверь я ему это деликатное дело, вполне мог Лелью отпустить, а потом попытаться нагородить небылиц), разбежались кто куда, а может, большая часть и перемерла. Так или иначе, но Лелья оказалась на улице и, как видно, не пропала. Кого жаль, так это ее дружка, похоже, парень в самом деле из приличной семьи. С другой стороны, не будь у него самого преступных наклонностей, вряд ли бы Лелья так просто сбила его с пути истинного. А с третьей стороны, эта маленькая дрянь, как выяснилось, смогла облапошить даже меня, что уж говорить о глупом мальчишке… И довольно думать о ней, участь ее ждет незавидная.Дальнейший путь мы проделали в молчании, что меня устраивало как нельзя больше.К моей большой радости, трактир с простеньким названием "Три кружки", спрятавшийся в уютном переулочке, оказался цел и невредим, равно как и его хозяин. Пробираться к нему, правда, пришлось через завалы горелых бревен, перегородивших улицу, но в самом переулке уже было прибрано."Три кружки" были заведением достаточно необычным для Рыночного квартала. Прежде всего, здесь нельзя было встретить вусмерть пьяных матросов с речных барж или, упаси небо, мрачно гуляющих мясников. Для того, чтобы вразумлять нежеланных клиентов, у хозяина имелось несколько вышибал, одного задумчивого взгляда которых обычно хватало для охлаждения пыла рвущихся в трактир подозрительных субъектов, а также сторожевые псы, отличающиеся редкостной величиной и свирепостью. В округе все прекрасно знали, что при нужде хозяин, папаша Власий, этих хорошо натасканных псов, каждый из которых был размером с хорошего теленка, без колебаний спустит с цепи, а потому старались с ним не задираться.Привечал же папаша Власий публику иного рода: торговцев средней руки, владельцев все тех же злосчастных речных барж, словом, достаточно приличных людей. Кроме того, привлеченные недорогим и достаточно неплохим пивом, сюда частенько наведывались студенты из тех, что победнее. К последним папаша Власий относился покровительственно и порой даже соглашался налить кружечку пива в долг: его младший сын сейчас глодал булыжники университетской премудрости, наведываясь домой лишь за тем, чтобы наесться от пуза, а потому вечно голодные и веселые студенты могли рассчитывать в "Трех кружках" на радушный прием. До тех пор, пока не начинали буянить, конечно. Впрочем, папашу Власия уважали и дебошей в его трактире не устраивали, для этого имелись заведения рангом пониже.Мы въехали на двор, незнакомый слуга тут же кинулся к лошадям, а на пороге воздвигся папаша Власий собственной персоной. Сеть информаторов у трактирщика была знатная: по моему, он приплачивал уличным мальчишкам, вечно вьющимся у ворот, чтобы ему заранее сообщали о приближении дорогих гостей. Любому приятно, когда его встречают так, будто только его и ждали, а потому папашу Власия любили еще и за обхождение.  Госпожа Нарен!   расплылся в улыбке папаша Власий и раскинул руки. Обниматься с ним, понятное дело, я не собиралась, не по чину, просто трактирщик всех так приветствовал.   Какими судьбами!  Все теми же, Власий, все теми же,   усмехнулась я.Сзади послышалось сдержанное фырканье и сдавленное ойканье. Я обернулась: Лауринь застыл в неестественной позе, явно не осмеливаясь пошевелиться, а его с большим интересом изучали в два черных носа сторожевые псы Власия.  Свои,   шикнул папаша Власий на псов, те оставили Лауриня в покое, покосились на капрала и подошли ко мне   здороваться.  Что это у вас собаки не на привязи?   полюбопытствовала я, погладив страхолюдного вида зверюг по головам. Псы меня прекрасно знали, держали за свою и позволяли разные вольности.  Так шляются всякие…   развел руками папаша Власий.   За всеми не уследишь, так и норовят стянуть что нибудь. Вот и пришлось собачек спустить, эти то уж точно чужих на двор не допустят… Да что же я вас на улице держу, госпожа Нарен, проходите, проходите!Я усмехнулась и направилась вслед за трактирщиком.  Г госпожа Нарен!…   негромко окликнул Лауринь.   Нам вас здесь подождать?  Нет, вы пойдете со мной,   решила я.   Ивас, а вы обождите в общем зале, мы ненадолго.Сторонясь собак, оба гвардейца проследовали за мной. Капрал, как ему и было велено, устроился за столом у окна, а я привычно направилась через весь зал к неприметной двери. Там папаша Власий оборудовал небольшие комнаты для тех из клиентов, кому требовалось обсудить какие нибудь хитрые торговые дела, не привлекая постороннего внимания. Собственно, от этих клиентов ему и поступал основной доход, а шумные студенческие компании гуляли в общем зале в основном для отвода глаз.Избавившись от пристального внимания сторожевых псов, Лауринь заметно расслабился, и я не упустила возможности поинтересоваться:  Что это вы, Лауринь, так собак боитесь?  Не боюсь я собак, госпожа Нарен,   буркнул бравый лейтенант.  О да, я имела удовольствие наблюдать, как именно вы их не боитесь,   хмыкнула я.   Окажись во дворе дерево, вы бы мигом на его макушке оказались.  Нет уж, госпожа Нарен, под носом у таких псов лучше не дергаться,   мрачно ответил Лауринь.  Это вы верно заметили,   миролюбиво сказала я.   Располагайтесь, Лауринь, сейчас придет наш хозяин, тогда и побеседуем.Папаша Власий не заставил себя ждать, взяв на себя труд лично принести огромный поднос, от которого исходили такие ароматы, что не соблазниться было невозможно, невзирая даже на недавний плотный завтрак.  Вам, госпожа Нарен, как обычно?   ласково прогудел трактирщик, ставя передо мной кружку темного пива и блюдо с закуской.   Что господин гвардеец предпочитают, простите, не знаю, ну да, думаю, найдут себе что нибудь по вкусу. А нет, так скажите, мигом состряпаем!  Господин гвардеец неприхотливы и едят, что дают,   поспешила я утихомирить папашу Власия.   Тем более, что невкусно у вас готовить не умеют, а пиво лучшее во всем городе.Трактирщик расплылся в довольной улыбке, потом вдруг спохватился, что забыл принести какое то невероятное кушанье, и с редким для его комплекции проворством метнулся обратно на кухню.  Лауринь,   сказала я лейтенанту, с опаской изучающему содержимое своей кружки.   Не вздумайте предложить хозяину денег. Оскорбите смертельно. Вам ясно?  Так точно, госпожа Нарен.   Лауринь, по моему, отчаялся что то понять, а потому решил просто выполнять мои указания. Давно бы так!Впрочем, ничего особенно странного в происходящем не было. Знакомство с папашей Власием я свела несколько лет назад, когда он проходил главным подозреваемым по делу об убийстве. Все улики недвусмысленно указывали на него, как на виновника преступления, и если бы дело папаши Власия случайно не пересеклось с тем делом, что вела я, болтаться бы ему в петле, осиротив многочисленных родственников. Мне же, объединив два дела в одно, без труда удалось доказать, что относительно убийства папаша Власий чист перед законом, как первый снег, и его просто подставили, так что трактирщика полностью оправдали. С тех пор папаша Власий считал меня своей спасительницей, чуть не молился на меня и готов был выполнить любую мою просьбу, я уж не говорю о том, чтобы потчевать бесплатными обедами. Ни просьбами, ни обедами я не злоупотребляла, но сейчас выдался именно тот случай, когда без папаши Власия и его коллекции слухов и сплетен было просто не обойтись.Обменявшись обязательными взаимными комплиментами, мы с трактирщиком перешли непосредственно к беседе.  Как у вас дела идут?   спросила я.  Налаживаются помаленьку,   погладил бороду трактирщик.   Сейчас людишки малость отойдут, карантин с города снимут, тогда и вовсе хорошо будет. Пока то клиентов мало, сами видели, госпожа Нарен, зал, считай, пустой.  Здорово вам эпидемия подгадила,   сказала я.  Еще бы не здорово.   Папаша Власий помрачнел.   Мои то, хвала Матери Ноанн, почти все живы остались, только младшая невестка померла, троих мальцов сиротами оставила… Ну да ничего, вон у колбасника с соседней улицы дочка овдовела, хорошая девка, так мой сын на ней женится, уж договорились.  Опять же и колбасы не по рыночной цене покупать будете,   поддела я, но трактирщик не обиделся. Ничего зазорного в таком положении вещей он не видел, я, если поразмыслить хорошенько, тоже, а вот Лауриня мы, должно быть, шокировали.   А что то Грена не видно?Греном звали старого раба: сколько помню, он всегда прислуживал "особым" клиентам   Власий доверял темнокожему невольнику, как себе. Насколько я знала, Грена давным давно купили для присмотра за малышом Власием, для игр, опять же,   его семья могла себе это позволить, он происходил из вполне зажиточного рода,   с тех пор они и были неразлучны. Грен, кажется, был годами десятью не то двенадцатью старше Власия, однако своеобразной их дружбе это никак не мешало. Власий, унаследовав семейное дело и все имущество, не однажды пытался дать старику вольную, а тот только отмахивался: куда мол, ему податься, вся жизнь прошла в Арастене. А коли оставаться с Власием, то какая разница, вол

ный Грен или нет?  Так и Грен помер…   Власий совсем расстроился.   Обидно как, госпожа Нарен, ведь и болячка то к нему не прилипла!…  А что же случилось?  Что… старый стал,   вздохнул Власий.   За эту неделю испереживался весь, за меня, за детей, вот и…  Тяжело вам без него придется,   вздохнула я.  Да уж нелегко,   печально ответил он.   Ладно, госпожа Нарен, что мы обо мне да обо мне! Вы ведь по какой то надобности пришли!  Хорошо, ближе к делу,   кивнула я.Трактирщик посерьезнел и приготовился слушать.  По моим сведениям, распространение эпидемии началось из этого района, предположительно, из приречных кварталов,   сказала я.   К сожалению, информации у меня не так уж много. Мне нужно установить со всей возможной точностью место возникновения очага заразы. Если этому будут сопутствовать сведения о том, кто пал первыми жертвами эпидемии, совсем хорошо. Впрочем, все слухи и сплетни тоже пригодятся. Как вам задачка, а, Власий?Я мимоходом пожалела о Грене: он мог бы здорово помочь в этом деле. Насколько я его знала, слухи   это было по его части…  Задачка, задачка…   пробурчал трактирщик, складывая руки на обширном животе.   Дайте подумать минутку, госпожа Нарен, глядишь, что и вспомнится…Думал трактирщик не минутку, а добрых полчаса, за которые я успела прикончить кружку пива, а Лауринь окончательно извелся. Не стоило тащить его с собой, пусть бы с капралом посидел в общем зале…  В приречных кварталах дома сдаются,   изрек, наконец, папаша Власий.   Да не целиком, а комнатами и углами, у кого на что денег хватает.Я молчала, зная, что трактирщик   человек обстоятельный и доберется до интересующей меня информации, излагая все по порядку.  В последние года два там студенты обосновались,   сообщил папаша Власий.   Хитро устроились, стервецы: до университета рукой подать, только мост перейти, а жилье стоит куда дешевле, чем на богатой стороне.Я вызвала в памяти карту города. В самом деле, неглупо придумано. В старой части города, в которой располагалось и главное здание университета, бедным студентам и думать нечего было снять жилье, стоило оно запредельно. То же относилось и к Заречью, где, как я уже упоминала, обитали в основном добропорядочные зажиточные граждане. Заречье и застроено было не так тесно, как Старый город, тут попадались настоящие усадьбы с приличными наделами земли, не то что в Старом городе, где дома стояли впритирку один к другому. На окраинах жилье, конечно, было много дешевле, чем рядом с университетом, но оттуда на своих двоих добираться   полдня уйдет. Ушлые студенты придумали выход: стали большими компаниями селиться в Рыночном квартале. Жили, надо думать, на головах друг у друга, но в юном возрасте это особенно не стесняет. Зато университет   вот он, только через рукав реки переберись и пройди немного по городу. А уж мостов у нас в городе в избытке, и лодочников тоже хватает.  Так вот, накануне того, как об эпидемии объявили, у меня, как обычно, эти студенты и гуляли,   продолжал трактирщик. Лауринь навострил уши, сообразив, видимо, что папаша Власий не просто так разговоры разговаривает.   Сдается мне, госпожа Нарен, они то вам и нужны. Потому как все шутили, что, должно быть, холодный ветер с реки для здоровья дюже вреден, а потому как следует "прогреться" надо, чтобы болячки не липли, как к другим. Стало быть, уже тогда кто то болел, только студенты   они ж безалаберные, пока молнией не вдарит…   Папаша Власий махнул рукой.Я помолчала, набивая трубку. Похоже на правду. От речной сырости и холода и впрямь многие заболевают, так что никто особенно и не обеспокоился, пока не стало слишком поздно. Опять же студенты… Некоторых хлебом не корми, дай выкинуть что нибудь этакое. Могла ли кому нибудь из них попасть в руки культура тироты? А почему нет? На моей памяти случались вещи и более странные. Впрочем, в приречных домах ведь не одни студенты живут, мало ли кто и с какими целями мог там обосноваться! Документов там не спрашивают, это вам не приличный постоялый двор, где постояльца разглядят и чуть не обнюхают со всех сторон. Тут кто платит, тот и хорош.  Появляются у вас эти студенты?   спросила я.  Давненько уж не было,   ответствовал папаша Власий.   Двоих или троих видал на улице, но и только, госпожа Нарен.  Ясно,   вздохнула я.   Что ж, вы мне очень помогли.  Если я еще что могу сделать, госпожа Нарен, вы только скажите!   Папаша Власий молитвенно сложил руки и воззрился на меня.  Пока больше ничего не нужно,   вежливо улыбнулась я. Информатором папаша Власий был отменным, поэтому приходилось терпеть его обожание. Впрочем, не так уж сильно оно меня и раздражало.Что поделать, придется отправляться в приречные кварталы, только сперва нужно подготовиться. Планы, похоже, придется менять на ходу, а от гвардейцев   избавляться. Это обыватели более менее уважают мундиры, а вот со студенческой братией эффект может оказаться обратным желаемому. Почти двести лет назад именно королевская гвардия жестоко подавила студенческий бунт (право слово, из за чего началась заварушка, уже и не упомнить, то ли в долг какому то студиозусу не налили, то ли девицу он с кем то не поделил, но беспорядки случились знатные). Первопричина давно забылась, но классовая ненависть студентов к гвардейцам угасать не собиралась. Чего только не изобретали богатые на выдумку студенты, чтобы насолить своим извечным врагам! Иногда получалось смешно, иногда гнусно, но скучать не приходилось никому, тем более, что гвардейцы, будучи окончательно выведены из себя, случалось, мстили, и тоже весьма изобретательно. Городские власти до поры до времени закрывали глаза на эти безобразия, считая, что молодежи надо выпускать пар, и, пока до смертоубийства и поджогов не дошло, пускай юнцы резвятся.Таким образом, появиться в импровизированном студенческом общежитии в сопровождении двух гвардейцев   значит попросту завалить дело, в этом я не сомневалась. Жаль, конечно, что папаша Власий указал именно на этот квартал, а не на скотобойни, скажем, или квартал веселых домов, но тут уж ничего не попишешь.  Господа, в ваших услугах я более не нуждаюсь,   сказала я вполне вежливо, когда мы выехали на улицу.   Можете возвращаться, дальше я поеду одна.Капрал, не возражая, козырнул и завернул лошадь. А вот Лауринь его примеру следовать не спешил.  Ну что еще?   спросила я, видя, что лейтенант никак не соберется с духом.  Госпожа Нарен, позвольте мне сопровождать вас!   выпалил он.  Лейтенант, я ведь сказала   более ваши услуги мне не требуются,   терпеливо повторила я.   Там, куда я еду, гвардейский мундир   верный способ получить из за угла камнем по затылку.  Мундир можно снять,   упрямо заявил Лауринь.  И что, в одной рубашке поедете?   прищурилась я.   Хотите подхватить воспаление легких? Я вас больше лечить не стану, и не надейтесь.  Я… ну…   Тут лейтенанта озарило.   Я по пути лавку старьевщика видел… Госпожа Нарен, я вас прошу, обождите немного!…  Ждать не стану,   отрезала я.   Охота вам   догоняйте, я торопиться не буду. Не догоните   ваши проблемы, я вас с собой не звала.На этом мы и расстались. Лауринь куда то погнал своего костлявого мерина, а я направила свою кобылу к реке. Я и в самом деле не торопилась, потому что по пути мне следовало кое что обдумать. Это заняло совсем немного времени, а потом мои мысли за неимением другой темы вернулись к моему сопровождающему. С чего бы это лейтенанту вздумалось тащиться за мной? Казалось бы, дурацкий свой "долг" исполнил, баш на баш, как говорится, и радовался бы… Или, по его мнению, верховая прогулка по городу и обед в трактире   слишком маленькая плата за лечение? Вполне может быть. Или,   тут я усмехнулась,   или это банальное мальчишеское любопытство. По правде сказать, служба в гвардии, особенно если у тебя нет денег,   очень скучное занятие: ни выпить с приятелями, ни погулять вволю… А тут, изволите ли видеть, тайны, эпидемии, трущобы… Есть чем пощекотать нервишки. Так что, думаю, "долгом" своим Лауринь прикрывает желание узнать, чем же кончится дело, вполне может быть, и сам это не вполне осознавая.Сзади послышался неровный топот, и вскоре меня нагнал принарядившийся Лауринь, нещадно погоняя своего одра. Судя по всему, лавку старьевщика он перевернул вверх дном в крайне сжатые сроки: ни за что не поверю, что такие замечательные предметы гардероба могли оказаться на самом виду! На лейтенанте красовалась заношенная кожаная куртка из тех, что обычно носят наемники, вытертая до такой степени, что вполне сошла бы за замшевую, и местами заплатанная. К тому же куртка Лауриню была заметно велика. Широченные штаны, напяленные, похоже, прямо поверх форменных, я описать и вовсе не берусь, для этого нужен какой нибудь литератор вроде нейра Шлосса. На голове у лейтенанта красовалась совершенно невозможная шляпа. Словом, лучшего способа привлечь к себе всеобщее внимание и придумать было нельзя!  Вы бы еще фальшивую бороду приклеили,   сказала я, обозрев то чучело, в которое превратился обычно аккуратный и подтянутый лейтенант.   И повязки на один глаз не хватает.Лауринь вспыхнул и промолчал, а я сжалилась.  Ладно, сойдет. Только шляпу эту кошмарную выкиньте подальше. И рукава закатайте, что вы их поддергиваете все время! А штанины напустите на голенища побольше, а то очень уж у вас сапоги казенного вида. Да, вот так…После этих манипуляций Лауринь приобрел вид давно и прочно сидящего на мели юнца, решившего податься в наемники, но застрявшего в районе первого попавшегося трактира. Не такой сопровождающий полагался бы прилично одетой женщине вроде меня, но выбирать было не из чего.Путь до приречных кварталов мы проделали в молчании, я за неимением другой темы размышляла о нынешней гвардии. Картинка получалась так себе. Когда то, как принято говорить, в незапамятные времена, королевская гвардия была элитой армии, попасть в число гвардейцев могли только лучшие из лучших. Потом, в недоброй памяти времена правления одного из предков Арнелия, который бездарно реформировал все, что попадалось ему под руку (все таки и в этой династии не обошлось без паршивой овцы), гвардия превратилась в этакий заповедник для отпрысков знатных семей, которые только и умели, что изящно носить мундиры, дуэлировать, потреблять горячительные напитки в неумеренных количествах и лихо ухлестывать за дамами. На поле боя толку от этих вертопрахов не было никакого, это ясно показала первая же военная кампания, в которой участвовала "обновленная" гвардия. Нет, были и в ее рядах талантливые военные, но в подавляющем меньшинстве.К нынешнему времени ситуация немного выправилась. Рядовых гвардейцев набирали, как и обычных солдат, разве что старались подбирать повиднее и посмышленее. Капралы и сержанты обыкновенно выслуживались из рядовых, а вот офицеры все как на подбор были благородного происхождения. Лейтенантов в гвардии было едва ли не столько же, сколько рядовых, и большинству из них в жизни не доводилось командовать своим отрядом по причине полной своей бездарности. (С этой точки зрения Лауринь меня удивлял: на мой взгляд, он никак не тянул на человека, которому можно доверить командование хотя бы десятком солдат; с другой стороны, у него имелся разумный и опытный капрал.) Кое кто ухитрялся сделать карьеру и стремительно взлетал к вершинам, а многие так и оставались на всю жизнь в своем невеликом звании, ничуть не считая это зазорным. Так что при дворе вполне можно было встретить и убеленного сединами лейтенанта, и очень молодого генерала. Несмотря на все это, в народе королевских гвардейцев любили нежной любовью (особенно, конечно, женщины всех возрастов и сословий), за исключением разве что студентов, ну да об этом я уже рассказывала. Они по прежнему считались элитой армии, хотя звание это было уже несколько незаслуженным. На мой пристрастный взгляд, стоило перетряхнуть гвардию сверху донизу и разогнать бездельников по домам, но Арнелий пока не спешил принимать столь радикальных мер, используя вышеупомянутых бездельников самыми разнообразными способами. Приставлял в качестве эскорта к разным важным шишкам, например: и тем приятно внимание, и служаки вроде бы при деле…Моя кобыла недовольно фыркнула, и я очнулась от раздумий. Похоже, мы прибыли на место. Местечко то еще, должна сказать: река отнюдь не благоухала, от мостовых несло еще хуже, чем от реки, а на тесных улочках разъехаться вдвоем было проблематично. Лауринь со свойственной ему удачливостью едва не угодил под поток помоев, выплеснутых кем то из окна прямо на улицу, после чего стал стараться держаться ближе к середине проезжей части. Это, конечно, вызывало недовольство у встречных, а потому лейтенант услышал о себе премного интересного…
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32



Схожі:

Кира Измайлова Случай из практики iconПриклад листа на проходження практики груп мзд ектору Дондту проф. Антощенко М.І. Ват «Електрон»
Ват «Електрон» гарантує проходження (вказати вид практики) практики студенту гр. Мзд-09-1 Іванову Івану Івановичу в період (вказати...
Кира Измайлова Случай из практики iconМета педагогічної практики
Положенням про проведення практики у вищих закладах України, затвердженим наказом Міністерства освіти України від 8 квітня 1993 року...
Кира Измайлова Случай из практики iconЩоденник ­­­­­­­­­­­­­факультет електроніки та комп'ютерної інженерії Спеціальність Курс Розпорядження
Під час практики студент має дотримуватися правил внутрішнього розпорядку підприємства. Відлучатися з місця практики студент може...
Кира Измайлова Случай из практики iconПрограма навчально-виховної педагогічної практики для бакалаврів
Положенням про проведення практики у вищих закладах України, затвердженим наказом Міністерства освіти України від 8 квітня 1993 року...
Кира Измайлова Случай из практики iconОбов'язки керівника педагогічної практики від кафедри психології
Обов'язки керівника педагогічної практики від кафедри психології взяти участь у настановній конференції щодо організаційних питань...
Кира Измайлова Случай из практики iconПоложення про амбулаторію загальної практики-сімейної медицини с. Остриця Загальна частина
Амбулаторія загальної практики-сімейної медицини самостійний лікувально-профілактичний заклад, який є юридичною особою, має свою...
Кира Измайлова Случай из практики iconМ. О. Зубрицька 200 р. Програма навчальної музейної та архівної практики освітньо-кваліфікаційного рівня
України і входить до навчальних планів студентів історичного факультету. Термін проходження практики – липень, тривалість – 21 день...
Кира Измайлова Случай из практики iconАлексей Мельник Случай на космической свалке
Космический полтергейст! – Семенов сидел за столом и нервно стучал по нему пальцами. – Я в шоке
Кира Измайлова Случай из практики iconОценка практики постановки целей и планирования учебной темы (анкета)
Для сравнения реальной практики по постановке целей и планированию учебной темы учителями, можно использовать анкету "Оценка практики...
Кира Измайлова Случай из практики iconОбучение по индивидуальным учебным планам: повышение мотивации и возможность учащегося выбирать желаемую нагрузку
Журавлева Кира Ивановна, директор, Зубарева Елена Юльевна, заместитель директора по научно-методической работе, Нистратова Ирина...
Кира Измайлова Случай из практики iconРобоча програма навчальної практики галузі знань 0201 культура для спеціальності
Базами практики виступають відділ культури міської ради м. Львова, Львівський державний палац естетичного виховання учнівської молоді...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи