Юлия Скуркис icon

Юлия Скуркис




НазваЮлия Скуркис
Сторінка1/19
Дата конвертації01.12.2013
Розмір2.69 Mb.
ТипДокументи
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
1. /Homotrophs_Skurkis_Solovjov.docЮлия Скуркис

Фант-ЮСАС / Юлия Скуркис, Александр Соловьёв / «ХОМОТРОФЫ»


Юлия Скуркис

Александр Соловьев

ХОМОТРОФЫ


Журналист Сергей Лемешев едет в отпуск на машине, но в дороге происходит авария. Он оказывается в мрачном городе-ловушке, окруженном непреодолимой гранью: при попытке пересечь ее в обратном направлении разумом овладевает безумие.

Череда событий постепенно втягивает Лемешева в царство кошмаров, где сон сливается с явью, а призраки указывают путь к воротам в потусторонний мир, за которыми ожидает своего часа безымянная тварь.

Может ли случайный приезжий оказаться тем, кого так долго ждали сумрачные обитатели городка, пропитанного страхом и отчаянием?


Сколько же их, остающихся во славе земли,

которые есть и не увидят смерть до тех пор,

пока дом не падет и дракон не уйдет на дно?

Возрадуйтесь! Ибо короны храма и одеяния его,

что был, есть и будет коронован, уже более не разделимы!

Выйди! Появись!

На ужас земле и во успокоение подготовленным!


Восьмой енохианский ключ


1


Ночная дорога пустынна. Именно поэтому и захотелось мне продолжить путь. Изредка я обгонял фуры дальнобойщиков и несся в темноту. По обеим сторонам дороги за кюветами высились черные стены леса. В больших городах не бывает настолько темно. И там никогда не увидишь такого неба, не ощутишь его глубины.

Пока днем тащился по МКАДу, пока в толчее таких же страдальцев удалялся от Москвы, я слушал радио. Потом, когда вырвался на простор, его бубнеж и рулады показались чем-то инородным. Выключил. Звук мотора, шуршанье колес, изредка голос навигатора. Женский, но какой-то невыразительный. Я назвал ее Сусанной: один раз в такие дебри завела.

Старая восьмидесятка «ауди» увозила меня все дальше от Москвы. Мысленно я уже предвкушал, как растянусь на пляже, и первый день буду просто расслабляться. А вот на второй или даже на третий – начну бросать поверх очков заинтересованный взгляд.

Мог бы, как все нормальные люди, сесть в самолет и через несколько часов наслаждаться цивилизованным отдыхом где-нибудь на Средиземном море. Не захотел. Решил прокатиться по местам детства и юности.

Оглушительный хлопок и машину резко дернуло в сторону.

Очнулся я висящим на ремне безопасности вниз головой, физиономией в подушку. Тошно и мутно. Черт! Съездил в отпуск. Я нащупал застежку, нажал клавишу и рухнул вниз, на потолок.

Повезло, что дверь не заклинило. Я выбрался из машины и съехал вниз по мокрой холодной резине. Что это? Кладбище автомобильных покрышек? А сверху моя «ауди» зарылась капотом в эту гору отходов брюхом в небо. Некоторое время я тихо матерился, не понимая еще, как мне повезло.

В голове шумело, из носа шла кровь, и я оглох, как от взрыва пиропатронов. Так что, вполне возможно, что ругался я громко, просто плохо себя слышал. Я стал с осторожностью себя ощупывать. Вроде цел. Несколько ушибов и синяков не в счет. Сообразил вернуться и выключить двигатель. Разыскал Сусанну, барсетку с документами. Телефон тоже нашел, но он развалился на части. Как ни удивительно, машина встала на сигнализацию.

Елки-палки! Надо же так попасть! Осматривать машину не стал. Много ли увидишь с маленьким брелочным фонариком. И так понятно, что лопнуло правое переднее. А ведь новые колеса, три месяца назад купил. Вот вернусь!.. Захотелось съездить кому-нибудь по физиономии. Желательно по справедливости, то есть тому, кто в ответе за эту аварию.

Я оценил длительность полета в головокружительном сальто-мортале и внутренне содрогнулся. А если бы там оказалась не гора покрышек, а деревья. Я преодолел заросший осокой кювет и выбрался на дорогу. Ни единого огонька на трассе.

Ну и где мы? Сусанна показала в трех километрах отсюда городок. Никодимовск. Что за дыра, интересно? Я задал новый маршрут и, прихрамывая, пошел по обочине, то и дело шмыгая разбитым носом. Дорогу я подсвечивал навигатором. «Через пятьсот метров поворот направо», – сообщила Сусанна, мигнула пару раз и выключилась.

– Эй! Ты не можешь так со мной поступить! – Трясти навигатор и стучать по нему оказалось бесполезно.

Поворот я нашел. Перед ним даже указатель имелся. Я подошел ближе и разглядел: «г. Полиуретан 2,5 км». Погодите-ка, а где же Никодимовск? Впрочем, какая разница! Посветил брелком на часы. Около четырех. Самое время стучать в окна и просить о помощи. Хотя, пока дойду…

Два с половиной километра показались бесконечными: устал, да еще голова разболелась. Все-таки сильно тряхануло. Я присел на влажную от росы обочину передохнуть и, пораскинув мозгами, остался дожидаться рассвета.

Свежо, воздух удивительно чистый, хотя примешивается какой-то техногенный аромат.

Я уже и забыл, какие они – предрассветные часы на природе. Надо только избавиться от головной боли. Сел удобнее, выпрямил спину и постарался вспомнить, чему меня когда-то учили. Давненько не практиковался.

Я проснулся, когда солнце показалось над горизонтом. Даже не заметил, как уснул, и не почувствовал, что завалился на бок. Поднялся, отряхнул одежду и продолжил путь, с унынием думая о разбитой машине. Судя по безоблачному небу, день обещал быть жарким. Я шел и шел по плавно поворачивавшей дороге, а город все не показывался. Вот уже асфальт начал парить, избавляясь от ночной влаги. Я различил звук собственных шагов и обрадовался, что вновь слышу.

Наконец я увидел город. В колеблющихся испарениях он казался призрачным. Не город, а городок, обычный районный центр, я бы даже сказал поселок городского типа. Он весь утопал в зелени. Водонапорная башня и несколько старинных зданий высились над гущей деревьев. Местами среди пышных крон проглядывал частный сектор. Он широкой полосой раскинулся по кругу, то подымаясь на покатые холмы, то проваливаясь в балки.

Подойдя ближе, я различил в центре что-то вроде парка и в его зарослях скопления построек. Одни, похожие на жилой район, примыкали к башне, другие напоминали заводские сооружения.

Минут через десять я увидел мост через речку Никодимовку. Серебристой змейкой она извивалась между мохнатыми берегами и в отдалении впадала в небольшое озерцо. А город, значит, переименовали. Зря.

Несмотря на мое подавленное настроение, местность меня впечатлила.  Однако было несколько необычное ощущение ирреальности, какое иногда возникает перед грозой. Шагая по дороге, я вдруг сделал для себя открытие: до чего удивительно живописный городок – Полиуретан, хоть название паршивое. Холмистый ландшафт подчеркивал плодородие земель – отовсюду обозревались тучи зеленой массы. Я на минуту остановился посреди моста, облокотился на перила, заглянул вниз.

Речка была мутной. В ней неясно различались водоросли. Они, как ленты на ветру, трепетали, вытягивались по ходу быстрого течения. Берега под водой неравномерно закруглялись, уходили в потемки. По поверхности воды плыли пушинки и насекомые. В гулком пространстве под мостом что-то тихо подвывало, несмотря на безветрие.

Вдруг я уловил чей-то взгляд и вздрогнул от неожиданности. Из глубины кто-то внимательно смотрел на меня. Я еле сдержался, чтобы не отпрянуть. Приглядевшись, понял: там, в воде, мое отражение. Похоже, недолгий сон не очень-то меня освежил. Я осмотрелся: видел ли кто-то мой испуг? Нет, к счастью, на мосту никого, кроме меня, не было. Я вздохнул с облегчением. Ладно, ничего. Это все шок и переутомление, но не такое, от которого я бежал из Москвы, взяв первый отпуск за пять лет.

Несколько месяцев я мучился бессонницей, которая приводила с собой вереницы мыслей сумбурных, тоскливых и неотвязных. Например, о том, что я постарел (в двадцать восемь-то лет), и от этого картина мира, некогда казавшегося таким привлекательным, потекла грязными потоками, обнажая серую пустоту.

В какой-то момент я осознал: если ничего не предпринять сейчас, потом наверняка уже будет поздно. Навеки поздно. Но что именно предпринять? Об этом я и собирался подумать. Заставил таки себя вырваться из Москвы, из привычной жизни, которая все больше стала напоминать бег в колесе.

Ведь на самом деле я вовсе не ищу приключений, я хочу постоянства. И определенности...

(Не обманывай себя! Разве это не то место, куда ты ехал?)

 М-да, а сейчас мне нужен телефон.

Я оттолкнулся от перил. До города рукой подать, вон за мостом уже виднеется дорожный знак с надписью: «ПОЛИУРЕТАН», а впереди ни души…


Я постепенно продвигался вглубь городка. Дорога шла в гору, все время петляя. Плотный частокол тополей рос по обеим ее сторонам. По тому, как линия тополиных верхушек поворачивала и извивалась вдали, можно было угадать направление дороги.

Косые утренние тени изломанными мазками падали на заборы и крыши домов. Окружающее напоминало мне пожелтевший от времени фотоснимок. Виной ли тому янтарный солнечный свет или усталость – я не знал.

 Я шагал по самой середине дороги. Вокруг были земельные участки. Вправо и влево разбегались узенькие улочки, мощеные брусом. В конце улочек появлялись и тут же пропадали из виду темные фигурки горожан.

Я попытался войти в чей-нибудь двор, чтобы постучаться в дом, но все попадающиеся калитки оказались заперты. На крики никто не отзывался. Вся надежда, что в центре, вблизи административных зданий, удастся с кем-то переговорить.

Единственная старушка, у которой я спросил через забор, откуда я могу позвонить, услышав мой голос, испуганно вздрогнула, выронила из рук тяпку и, не оборачиваясь, поковыляла к дому. Дикость дремучая.

Странные люди-тени, населяли это место. Кажется, они намеренно не хотели попадаться мне на глаза, как будто знали, что я чужой. Я не мог точно сказать действительно ли здесь такая невообразимая первозданная тишина или у меня до сих пор не полностью восстановился слух.

Много всякого я слышал о русской провинции, но такого не ожидал. Честное слово.

Прошагав наугад еще немного, я оказался на широком перекрестке и свернул на тротуар, идущий вдоль прямой улицы – границы частного сектора. По другую сторону от нее тянулся высокий металлический забор, за ним темнели вековые дубы и липы в окружении высокой – до пояса – густой травы.

Я долго шел по проезжей части вдоль ограждения, надеясь добраться до поворота или обнаружить проход, на худой конец – лаз. Мне надо было пересечь этот лесопарк. Не оставалось ничего другого, как попытаться перелезть высоченный, кажущийся бесконечным, забор.

Только я хотел свернуть в его сторону, как меня с ревом обогнал бог весть откуда взявшийся мотоцикл. Мне показалось, что это была тяжелая модель старого образца.

Солнце било в глаза, я не успел рассмотреть мотоциклиста как следует. Я видел только его растопыренные локти и поднятые плечи, и видно поэтому мне померещилось, что у него нет головы. Я присмотрелся, и тут что-то холодно кольнуло в груди, в глазах потемнело…

Я пришел в себя буквально через несколько мгновений, но мотоциклиста и след простыл: он исчез так же неожиданно, как и появился. Черт возьми! Куда же он пропал? Дорога просматривалась вперед на добрых полкилометра. Нигде не было видно поворотов.

Может, я немного и контужен, но ведь не сумасшедший же. Наверняка впереди, метров через сто, есть поворот или какой-нибудь проем в заборе. Я поспешил вслед за призраком. Но ни через сто, ни через триста метров проема не обнаружилось. Вдобавок справа оказался глубокий овраг. Значит, либо мотоциклист мне померещился, либо я отключился настолько, что он успел уехать. Стало неприятно и тревожно.

(Мотоциклист – был! Не пытайся себе врать.)

Кажется, в ту минуту у меня мелькнула мысль – а не вернуться ли к машине? Остановить кого-то, заплатить за телефонный звонок и позвонить в страховую компанию. Но пока голова моя думала, ноги шли дальше.

Дорога начала плавно сворачивать влево. Лишь через час ходьбы до меня окончательно дошло, что она идет к центру по спирали. Полоса парка шириной около сотни метров, огражденная с одной стороны забором, тянулась вдоль дороги. Я не мог уразуметь, с какой целью так замысловато спроектировали городок. В этом непонятном принципе угадывалось что-то военно-стратегическое.

Мне стали попадаться закрытые магазинчики, ателье, крошечные безлюдные рынки. Здесь же плотными рядами стояли двухэтажные коттеджи, построенные, судя по стилю, в разное время советской эпохи. В этом районе, судя по всему, жили какие-нибудь рабочие. Тут уже не было земельных участков, только кое-где у крылец виднелись жалкие подобия клумб. За ними явно не ухаживали – так буйно разрослись сорняки, из их тучной массы кое-где выглядывали чахлые многолетники.

Перед одной из таких клумб на скамейке, развалившись, сидел крупный широкоплечий парень. Ну, наконец-то. Я поспешил к нему.

– Эй, не подскажете, откуда тут можно позвонить? И почему у вас так безлюдно?

Парень вперил в меня долгий отсутствующий взгляд. На какое-то время мне показалось, что он смотрит мне за спину, ожидая кого-то. Я даже невольно оглянулся, но за мной никого не было.

– Телефон, – я поднес руку с оттопыренными большим пальцем и мизинцем к уху.

– Нету, – сонно сказал парень.

Образовалась пауза, я стал осматриваться. У меня не было желания вытягивать информацию из этого одурманенного здоровяка. Но он был единственным человеком во всей округе.

– Где тут у вас почтовое отделение?

– Не работает, – сказал он.

– Мне надо позвонить. – Я начал терять терпение.

– Там… на заводе… – Парень снова замолчал, кажется, вовсе забыв, что с кем-то только что разговаривал.

– Эй, скажите мне хотя бы как пройти к заводу, и я от вас отвяжусь?

– А провались он к черту … – Фраза продолжилась невнятным бормотанием.

Я нагнулся, намереваясь взять парня за плечо и слегка встряхнуть, но здоровяк резко перехватил мою руку. Он склонил голову и снова посмотрел куда-то мимо меня. В глазах запылали злобные огоньки, массивный небритый подбородок вздрогнул, и лицо обезобразила зловещая ухмылка.

– Смерти ищешь? – прошипел он. – Она тебя сама найдет.

Тут взгляд его затуманился. Парень качнул взлохмаченной головой и ослабил хватку. Я стоял, наклонившись, слушая его неровное дыхание. Похоже, здоровяка одолевали неприятные видения.

– Вон дорога, – вдруг заговорил парень. – По ней... туда автобусы уходят… И никуда не сворачивай...

Он отпустил меня, и взгляд его окончательно потух.

Я пошагал в указанном направлении. Пройдя сотню шагов, оглянулся. Парень все также сидел на скамейке в оцепенении.

Изнемогая от жары и усталости, я брел по спирали, теряя время и силы. Короткая дорога не попадалась. Голосовать было бесполезно: за все время пути единственным транспортом, повстречавшимся мне, был тот привидевшийся мне мотоцикл с безголовым всадником.

Дома и другие постройки остались далеко позади и теперь меня с обеих сторон окружали густые заросли. Временами удавалось пролезть через щель в заборе и пройти по лесопарку, сокращая путь.   

Один раз я проворонил автобус. Он был до отказа набит людьми и прополз мимо, пока я барахтался между металлическими прутьями. Два других проехали вслед за ним спустя несколько минут; я слышал шум моторов, когда продирался сквозь кусты. Напрасно я ждал автобусов на следующем витке дороги, они так и не появились.

Вновь и вновь я протискивался через ограду, а, выбравшись из зарослей, опять оказывался на пустынной дороге. В одном месте встретился знак, похоже, обозначавший остановку. На жестяной табличке было написано краской «4-я заводская». Кто и зачем поставил этот странный знак в лесопарковой зоне?

На часах было уже десять, а я по-прежнему блуждал в безлюдных местах. Солнце светило то в лицо, то в спину. Чем дальше я продвигался к предполагаемому центру города, тем реже мне попадались признаки цивилизации. Парадокс!

Дубы вокруг становились все выше, все раскидистей. Землю под ними устилала сухая прошлогодняя листва. Кроны деревьев смыкались над дорогой. Здесь было не жарко, не то что на открытом пространстве. Хотелось забрести туда, где тень самая густая, и отдохнуть. Я бросил взгляд на джинсовую куртку, которую нес на плече. Расстелить бы ее на мягкой траве, прилечь. Так бы я и поступил, если бы не хотел пить, да и есть тоже.

Ноги от усталости подкашивались, но я уже почти не хромал – расходился. Но вымотался до чертиков. Я не заметил, как вышел из-под крон высоких деревьев и оказался в полосе кустарников. Через десяток метров она оборвалась, и я вышел на большой пустырь. Вдали краснел кирпичный забор.

Размякший от жары асфальт закончился, и теперь я волочился по перекошенным бетонным плитам. Полоса парка слева начала истончаться и, в конце концов, оборвалась, открыв панораму местности. Любоваться красотами у меня не было ни малейшего желания.

Пройдя еще немного, я увидел, что добрался до самой вершины холма, до его обширного плато. Посредине находилось трехэтажное здание неправильной формы, оштукатуренное и выкрашенное охрой. К нему прилегали небольшие пристройки, от которых тянулся длинный кирпичный забор. За ним виднелись закопченные трубы и купола ангаров. По всем признакам – промзона.


2

Близость цели придала мне сил. Неожиданно послышался звук приближающегося автомобиля. Мимо меня, не спеша, проехала серая «Волга», модель «ГАЗ 31-01». Сквозь тонированные стекла я не мог видеть, кто сидел внутри, но по скорости, с которой перемещался автомобиль, догадался: меня внимательно рассматривали. Проехав еще немного вперед, "Волга" остановилась. Дверца водителя открылась, и из машины высунулась коротко стриженая рыжая голова.

– Приезжий?! – глухо крикнул водитель.

– Ну, допустим.

Я заметил, как в глазах рыжего водителя мелькнуло недоумение. Лицо его перекосилось. Вдруг он нашелся и сказал с интонацией робота, как заученное правило:

– Как член общества блюстителей порядка я обязан проверить ваше регистрационное свидетельство. Вы незаконно вторглись на территорию корпорации.

Корпорация... Как неожиданно для этих мест. И каков тон!

Я почувствовал, как вспыхнули щеки и, кажется, даже забыл, для чего проделал такой долгий путь. На миг пришла бредовая идея: хорошо бы устроиться на этот завод, сделать молниеносную карьеру и во что бы то ни стало занять такое место, откуда бы я мог, как следует проучить этого невежу. А что? Запросто! – с моим-то IQ в 115 балов и двумя высшими образованиями.

Я подавил в себе всплеск тщеславия.

– Простите, но я не думал... – начал я.

– Думать и не надо, – сказал собеседник, с подозрением меня разглядывая. – Вход по пропускам. Без пропуска – только начальники и водители служебных машин. Показывай документы.

Я засомневался: человек это или компьютерная программа?

– Послушайте мне очень нужно позвонить в страховую компанию. Моя машина в трех километрах от города лежит колесами вверх.

– Показывай документы, – повторил он.

– Вы сказали: вход? Но я не вижу здесь никакого входа. Это, во-первых, – я все еще старался говорить спокойно. – А во-вторых, если у вас ко мне какие-то претензии, будьте добры, предъявите сначала свои документы.

Водитель скорчил уродливую гримасу и… внезапно побагровел.

– Сейчас... позвоню куда следует!.. – завопил он.

Я понял, что продолжать разговор бессмысленно, и, махнул рукой, пошагал к административному корпусу. Краем глаза заметил, как рыжий бросился в машину. Через несколько секунд до меня донеслись его вопли: «Диспетчер!.. Диспетчер!..»

Надпись на входе была снята. На ее месте красовались поржавевшие крепления.

Я поднялся по ступеням, отшлифованным тысячами подошв. Сразу возле входа наткнулся на небольшой столик, на котором стояла баночка с супом и торчащей из нее ложкой. Рядом в пакете лежала половинка хлеба, нарезанная толстыми неровными ломтями. Воровато оглянувшись, я вытащил один.

Обойдя препятствие, я не прельстился темным коридором, а свернул на лестницу. Интуиция не подвела. Поднявшись на второй этаж, я прочитал на стене: «Отдел кадров». Ниже, под табличкой, висел клочок бумаги: «Приема нет».

Я провел ладонью по горячему влажному лбу и только сейчас обратил внимание, что футболка у меня украшена побуревшими пятнами крови. Неудобно как-то в таком виде посещать администрацию. Я огляделся и обнаружил то, что искал: туалет.

В зеркале отразился помятый измученный тип с распухшим носом и слегка заплывшими глазами – нехило меня долбануло подушкой безопасности. Я умылся, попил неприятной на вкус воды из-под крана, застирал футболку. Не могу сказать, что после этого стал выглядеть иначе, но почувствовал себя лучше. Особенно после того, как умял хлеб. Надо было взять два куска.

Я застегнул джинсовую куртку на все пуговицы и толкнул тяжелую железную дверь отдела кадров. Она со стоном подалась внутрь. Открывшаяся взгляду пустота удивила меня. Это был огромный холл с низким потолком и слабым освещением. В стенах ни одного окна. Мрачновато. Впечатление усиливал ряд металлических дверей – серьезное учреждение.

Тюрьму напоминает. Неужели вся эта угрюмая галерея – всего лишь заводской отдел кадров? Кто там, за этими дверьми?

Я шагнул вперед. И тут же – словно потолок обрушился мне на плечи – такая тяжесть навалилась. Повеяло холодом.


Я стою внутри гигантского склепа.

Серые каменные стены сочатся потеками.

Отвратительный гнилостно-сладковатый запах разносится сквозняками.

Слышен низкий унылый вой – слившийся воедино стон тысяч мертвецов, чья смерть наступила в адских муках.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19



Схожі:

Юлия Скуркис icon1. Рейниш Ольга Мосалова Юлия

Юлия Скуркис icon1. Миськова Елена Макаренкова Юлия

Юлия Скуркис icon1. Миськова Елена Мосалова Юлия

Юлия Скуркис iconФинал 1 – 8 Мосалова Юлия Чижевская Надежда

Юлия Скуркис iconФинал 1 – 8 Макаренкова Юлия Чижевская Надежда

Юлия Скуркис iconФинал 1 – 8 Миськова Елена Макаренкова Юлия

Юлия Скуркис iconАльбина Червова, Юлия Киреева
Психолого-педагогические основы формирования математической культуры студентов технического вуза
Юлия Скуркис iconДокументи
1. /Вознесенская Юлия - Мои посмертные приключения.doc
Юлия Скуркис iconКиев, Международный центр культуры и искусств (мцки) "Октябрьский дворец", ул
Олеся Железняк, Юлия Меньшова, Андрей Ильин, Андрей Носков, Елена Галибина, Зоя Буряк
Юлия Скуркис iconТенигина Юлия Алексеевна 431 Шведова Г. В. Краеведение : литература, культура и история региона. Воспитываем словом. Использование произведений В. Ф. Потанина на урок
Всероссийских с международным участием студенческих научных чтений, посвящённых памяти В. И. Даля
Юлия Скуркис iconУглеродные наноматериалы Тамаркина Юлия Владимировна
Новые конструкционные материалов для инженерно-технических сооружений и средств индивидуальной защиты (тканые материалы специального...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи