Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах icon

Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах




Скачати 191.92 Kb.
НазваЛюбомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах
Дата конвертації01.06.2013
Розмір191.92 Kb.
ТипСтатья

Номенклатура и общество в России и Украине. Материалы интернет-конференции Номенклатура и общество в России. – Пермь, 2009. – С.32-43.

Любомира Мандзий

ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ В ПЕРЕХОДНЫХ ОБЩЕСТВАХ

Статья посвящена рассмотрению особенностей политической элиты в переходных обществах. Автор анализирует взгляды зарубежных и отечественных исследователей: Дж.Хигли, Р.Гюнтера, В.Гельмана, О.Крыштановской, И.Куколева, О.Мясникова, Г.Ашина, У.Хоффман-Ланге, В.Тертычки, М.Сазонова, М.Шульги, Г.Щекина на проблему трансформации элиты.

Ключевые слова: политическая элита, переходное общество, трансформация элиты.

Формирование политической элиты на современном этапе развития общества является одним из приоритетных направлений исследований в политической науке. Невзирая на значительный научный задел в этой отрасли проблемы функционирования политической элиты глубоко исследованы для развитых, стабильных обществ, а особенности становления политической элиты в переходных обществах нуждаются в отдельном рассмотрении.

Для характеристики сущности элиты в переходных обществах мы будем употреблять термины "трансформация элиты", "изменение элиты", а также термин "замена элиты". В этом контексте можно согласиться с мнением Г.Ашина и Е.Охотского о том, что "замена элиты означает устранение предыдущей элиты и приход к власти контрэлиты, это, как правило, является следствием революционных превращений" [1, с.206].

Трансформация элиты, по нашему мнению, включает в себя превращение внутри правящей элиты, а именно: выход на позиции лидера новой группировки внутри правящей элиты или даже приход к власти высшей прослойки другой социальной группы. В то же время изменение элиты (термины "трансформация элиты", "смена элиты" будем употреблять как синонимы) может быть связано с резкими изменениями ее идеологии и политического курса, с изменениями методов рекрутирования элиты. Иногда происходит допуск в элиту представителей контрэлиты.

Для переходных обществ исследователи отмечают две самых весомых тенденции трансформации элит. Первую можно сформулировать так: старая элита не сходит полностью со сцены, а включается в новую при любых, даже радикальных политических, изменениях – как ее часть – и при революционных потрясениях – как отдельные фрагменты. Среди причин этого назовем следующие: нехватка в рядах новой элиты профессионалов, обладающих информацией и практическими знаниями, необходимыми для управления страной; существование "перебежчиков", которые предусмотрительно покинули старую элиту еще до ее постепенного или внезапного распада; невозможность быстрой смены старых кадров на всех ключевых должностях. Вторая тенденция – новая элита заимствует или копирует ценности, нормы, идеи, обычаи, традиции старой элиты. Это может происходить открыто, когда речь идет об уважении к общенациональным ценностям, о разрыве с "проклятым прошлым", но преимущественно заимствование происходит "контрабандным" путем, негласно, а иногда – вопреки публичным декларациям [2, с.55].

На основе упомянутых тенденций в широком спектре концепций, которые объясняют переход от "старой" элиты к "новой", выделяются два научных подхода. Первый, как основа систематизации концепций трансформации элит, использовал соотношение во вновь созданных элитах между политическими (партийными) и хозяйственными (управленческими) компонентами старой элиты и новообразованными компонентами, формально не связанными с предыдущей политической системой. Второй предусматривает или "революционную" (полную, коренную) смену элиты, или самосохранение и лишь смену "декорации" вокруг элиты. Последний процесс получил название "замена элиты", что означает полное уничтожение предыдущей элиты и приход к власти контрэлиты, а это, как правило, является следствием революционных превращений.

Смена элиты в периоды политической нестабильности происходит иначе: люди, занимавшие ключевые позиции в государственном управлении, оставляют свои должности, возникает много вакансий, которые заполняются с нарушением предыдущих норм, традиционных для расформированной элиты. Общество практически никогда не ощущает нехватки желающих занять элитные позиции.

С последним тесно связано явление политического рекрутирования. В стабильных политических системах рекрутирование элиты происходит в соответствии с четко разработанными процедурами, в результате чего персональный состав элит более-менее постоянно обновляется, а сама политическая структура остается в основном неизменной.

Политическая практика выделила две основные системы рекрутирования элит – систему гильдий и антрепренерскую систему. Выбор той или другой системы рекрутирования предопределен несколькими факторами: ролью партийной системы в обществе, политическими традициями, степенью однородности культуры, уровнем социального неравенства.

На практике антрепренерскую и систему гильдий не применяют в "чистом" виде, а только в сочетании преимуществ каждой из них в частности. Демократические изменения в политических системах должны принципиально изменить модели рекрутирования элиты, стиль ее поведения, образ жизни, чтобы она не уподоблялась старой номенклатуре, обеспокоенной в основном институционализацией своих привилегий. Незрелость постсоветской системы рекрутирования элит связана со слабостью ее политических партий, прежде всего партий демократической ориентации. Именно потому в этот переходный период экономические потуги способствуют созданию политических партий, которые, очевидно, содержат в себе канал доступа к стратегическим рычагам управления обществом, определение его стратегии. На сегодня во многих новых государствах этого не произошло: неономенклатура во многом явилась отражением предыдущей элиты, новые элитные группы – следствие распада предыдущей номенклатуры.

В процессе изучения элит переходного периода часто употребляют термин "клан". В контексте постсоветской действительности кланом называют теневую закрытую группировку, которая не обладает легитимной оформленностью и образуется на почве общих интересов его участников (круговая порука, собственная "мораль"). Основой клана является экономический, материальный интерес. В сфере политики клан приспосабливается к правилам ее поведения, вовлекая в политику своих выдвиженцев, подчиняя других политиков. Клановость в политике проявляется не только в закрытости действий, непонятности, непрозрачности для общества процесса принятия решений, но и в перенесении многих методов и средств достижения цели из криминальной сферы в политику. Как справедливо отмечает М.Шульга, "благоприятной средой для развития кланов является такая ситуация в обществе, когда еще не выкристаллизовались социальные силы, которые являются социальной базой власти, когда государственная власть является слабой, когда кризисные явления в экономике, политике, в социальной сфере приобретают громадные размеры. Именно в этой ситуации наступает время кланов" [3, с.344].

По мнению Г.Щекина, элите в переходных обществах присущи рецидивы вождизма – специфического типа властных отношений, которые встречаются на стадии потестарной (догосударственной) организации общества. В современном мире внешними формами проявления вождизма является клиентализм – функционирование политической системы как иерархии властных кланов, внутри которых господствуют отношения типа "клиент – патрон", непотизм – рекрутирование в правящую элиту по признакам родства и трибализм – политическое продвижение по принципу землячества[4, с.91-93].

Трансформация политической элиты в переходных обществах имеет свои особенности в каждой стране в частности. Эти особенности предопределены прежде всего историческими традициями, уровнем политической культуры населения, характеристикой социальной структуры, наличием и характером политических партий, отношениями между ними, типом политического режима, в котором находилась страна к началу трансформации, и другими факторами. От указанных факторов зависит характер и содержание как трансформации общества в целом, так и изменения политической элиты.

На основе исследований, проведенных в странах Латинской Америки и, в меньшей степени, Южной Европы, Дж.Хигли и Р.Гюнтер разработали собственную концепцию перехода элиты от авторитаризма к демократии, основной тенденцией которой считают трансформацию элит и политических режимов от разъединенной к консенсусно единой элите. В пределах этой концепции выделяют три идеальных, или особенно характерных типа элит:

• "разъединенная" элита, определяющими чертами которой является минимальный уровень ценностного консенсуса и взаимодействия между фракциями элиты в пределах существующих политических институтов и неограниченная политическая борьба по принципу "политика как война". Такому типа элит отвечают нестабильные политические режимы (как демократические, так и авторитарные);

• "консенсусно единая элита", которая характеризуется ценностным консенсусом и интегральным взаимодействием между фракциями элит в соответствии с существующими политическими институтами, в рамках которых политические конфликты происходят по принципу "политика как торг". Этому типа элит отвечают стабильные представительские режимы (скажем, номинально демократические);

• "идеологически единая элита", при которой ценностный консенсус и взаимодействие между фракциями элиты в пределах действующих политических институтов обеспечивается доминированием той части элиты, чья идеология определяет характер официального политического курса. Такому типу элит соответствуют стабильные непредставительские политические режимы, где даже при наличии демократических институтов отсутствует политическая конкуренция элит за поддержку масс [5, с.80].

В рамках концепции перехода к демократии выделяются две основных модели "демократизации": "пакт" и "конвергенция" элиты [6, с.72-73]. "Пактом" называется вариант перехода, когда элита внезапно и осознанно перестраивает свою структуру и внутренние взаимоотношения, ее новая и старая часть договариваются о компромиссах по чрезвычайно важным вопросам, примером чего является трансформация элит в Испании и Чили. Предпосылкой для подписания "пакта", как правило, является обостренный конфликт, во время которого все фракции или части элиты испытывают ощутимые потери. Особенностью "пактового" перехода является его кратковременность: элита или быстро находит выход, производя основные компоненты консенсуса, или не находит его вообще. Другой особенностью этого варианта является секретность и замкнутость круга участников "пакта". Главную роль в нем играют актеры, связанные с предыдущей элитой, которые стремятся обойтись без широкого обращения к населению.

"Конвергенция" – процесс, происходящий в условиях переходного периода к демократии и связанный с необходимостью мобилизации масс оппозиционными фракциями элиты, которые находятся в стадии формирования, для достижения успеха в погоне за электоратом и осуществления коалиционной политики. "Конвергенция" позволяет старым игрокам, действующим на поле политической игры, изменять свои роли и открывать пути для привлечения к игре новых игроков. О завершении этого процесса свидетельствует победа на выборах бывшей диссидентской или периферийной фракции элиты. Как и в случае "пакта", "конвергенция" элит приводит к образованию консенсусно единой демократии и консолидации демократического режима. Разница между "пактом" и "конвергенцией" заключается в том, что последняя происходит за счет активного участия населения, появляются многочисленные новые актеры. Необходимо отметить, что, по мнению Дж.Хигли и Р.Гюнтера, "конвергенция" может быть только вторым шагом демократизации (после "пакта") [6, с.73] и, кроме того, требует неопределенно длительного промежутка времени. Эти утверждения достаточно противоречивы, и очевидно, что подобные модели не могут полностью объяснить политические процессы, происходящие в общественной жизни переходных обществ.

По мнению В.Я.Гельмана, в сравнительной исторической перспективе выделяются еще две модели элитной трансформации:

• долгосрочная – "конвергенция элит", которая образуется под влиянием "процесса накопления" и длится десятилетия, а иногда столетия, и приводит к созданию основанного на понимании союза элит;

• краткосрочная – "сообщество элит": когда элиты, после непримиримой конфронтации, внезапно и осознанно реорганизовывают свои интересы, договариваясь о компромиссах по важным пунктам разногласий [5, с.80].

Модель "сообщество элит" близка модели "пакта", о которой мы упоминали выше. Пактовый переход, базирующийся на компромиссах элитных групп (например, в отношении норм и правил политической деятельности), принято считать самым эффективным путем к демократии.

Анализируя состав российской элиты, О.Крыштановская констатирует, что до конца 1994 года, в сравнении с советским периодом, состоялась смена политической элиты. Эта трансформация не была абсолютной, она была небольшой, однако состоялось омоложение правящей прослойки, в ее составе снизилась часть выходцев из деревни, повысился образовательный уровень ее представителей [7, с.60-63]. Интересный анализ процесса смены элит предлагает И.Куколев. Он выделяет несколько моделей, при помощи которых можно раскрыть суть трансформации элитных групп.

Модель первая – "смена потоков". Трансформация рассматривается как последовательное изменение нескольких волн правящей элиты. На каждом этапе трансформации предыдущая волна правящей элиты выдвигает на руководящую роль следующую, а она, в свою очередь, становится политическим "могильщиком" для тех, кто ее выдвинул. Например, "брежневская элита" выдвинула "горбачевскую", и "горбачевская" ее сменила. "Горбачевская элита" выдвинула "ельцинскую элиту", а она подвинула "горбачевскую". В этой модели анализируются поверхностные политические изменения в трансформации элиты, как правило, лишь в ее персональном составе.

Модель вторая – "политический капитализм". Это наиболее распространенная концепция трансформации. Она базируется на том, что в СССР существовал реально правящий класс – партийно-советская номенклатура. Содержание "перестройки" должно было заключаться в конвертации политического капитала в капитал экономический. Политические элиты начали изменяться первыми и достаточно быстро заполнили две новых ниши – новой политической элиты и новой экономической элиты. Используя собственную власть, политическая номенклатура первой освоила механизмы приватизации государственной собственности и на основе целого ряда последовательных действий образовала большую часть новой финансовой элиты, новой предпринимательской элиты и частично заполнила новые политические институты.

Модель третья – "бунт экономической элиты или пробуждение региональных элит". Номенклатура состояла из двух больших противоречивых частей – партийных работников и хозяйственных руководителей. Каждая из частей номенклатуры обладала той или иной властью и распоряжалась теми или иными ресурсами. Занимаясь непосредственно производством, обеспечивая его функционирование, хозяйственники не были в таком привилегированном положении, как партийная верхушка. "Перестройка" стала бунтом хозяйственных, экономических элит, которые требовали изменения политических позиций и раскрепощения своей деятельности. Партийная элита раскололась, и региональная часть приобщилась к хозяйственной. В результате объединения "реформаторских" фрагментов номенклатуры состоялось формирование современных элитных групп, которые составляют определенный "сплав" бывших хозяйственных и партийных региональных элит.

Модель четвертая – "роль контрэлиты". В этой модели отражены публичные и социальные моменты политического процесса. Хозяйственная элита в борьбе против "партократов" использовала в качестве своего политического союзника контрэлиту (культурную и научно-техническую интеллигенцию), которая разрушила высшую политическую компоненту номенклатуры и привела к власти экономическую элиту и номенклатуру второго и третьего эшелонов, частично соединившись с ними [8, с.83-84].

По мнению О.Мясникова, процесс замены элит может происходить в соответствии с двумя вариантами: "консолидации" и "вечного конфликта". "Консолидация происходит благодаря формированию и стабилизации блока: хозяйственная – государственная (политическая) – партийная элита, через установление связей и крепких отношений между семейными группировками во всех трех секторах. Очевидно, что доминировать и руководить в этом случае будет "хозяйственный корпус". Реализовать это можно лишь при помощи немногочисленной и сплоченной команды на уровне суперэлиты – наличия фракций правящих группировок во всех ветвях власти и в вертикальных структурах управления государством. Возникнет необходимость в создании собственных массовых политических организаций или превращении существующих партий и движений в правящие". Вариант второй – "вечный конфликт". Правящие группировки будут стремиться к внутренней консолидации и ... распадаться, искать поддержки в среде хозяйственников, предпринимателей и ... отказываться от заключенных соглашений. Будет продолжаться борьба за выживание между группировками в элите; вытеснение из элиты представителей "неконкурентноспособных" слоев, попавших в высшие эшелоны власти; формирование ядра политической элиты из хозяйственников. Перспектива выхода из "вечного конфликта" зависит не только от результата борьбы между хозяйственной элитой и "новыми экономическими прослойками", но и от того, когда в элите появятся люди нового поколения, которые смогут генерировать идеи и разрабатывать стратегию общественного развития, согласовывать интересы всего спектра социально-политических сил [2, с. 60].

Я.Пляйс выделяет переходный, точнее говоря, комбинированный тип политической элиты, называя его конгломератом элит. Основу такого типа элиты образует партийно-государственная номенклатурная элита советского периода. У нее есть как неоспоримые плюсы, так и неопровержимые минусы. Плюсы заключаются в богатом административном опыте, в мощных разветвленных связях, в умении влиять на массы и, если нужно, манипулировать ими. Минусами можно считать прежде всего то, что, привыкнув за многие годы к административно-командной системе управления, элита с трудностями, и чаще всего формально, переходит к новым демократическим стилям поведения и методам управления. Еще одним ее минусом является идеологический и политический догматизм, неумение (а часто и нежелание) видеть вокруг себя новые жизненные реалии в масштабе страны, ориентироваться в них и соответственно изменять свои взгляды или принципы.

Вторая прослойка этого типа элиты состоит из кадров среднего поколения, которые успели в 80-х годах пройти “комсомольскую школу”. Важнейшими добродетелями этих лиц являются такие черты, как динамизм, деловая хватка, настойчивость. Минусами можно считать недостаточный опыт работы на общегосударственном уровне, идеологическую неразборчивость.

К третьей, наименее численной, но при этом весьма влиятельной прослойке элиты принадлежит та часть политической элиты, которая выросла на теневом бизнесе. Эту "теневую" элиту можно определить как антиэлиту. Ее плюсы – большие, а то и очень большие деньги, деловая хватка, умение взаимодействовать с теневым бизнесом и криминалом. Минусы – аморальность, космополитизм. Интерес этой части элиты заключается в том, чтобы любой ценой накопить как можно больше денег и руководить при их помощи [9, с. 45-47].

Исследуя процессы изменения элит в постсоветский период, Г.Ашин выделяет ряд проблем переходных обществ. Этот процесс сопровождается обязательной трансформацией элиты из тоталитарной в демократическую. Партноменклатура КПСС, которая узурпировала власть в СССР, сошла с политической арены; именно против нее и был направлен основной удар демократических преобразований. С другой стороны, изменение элиты вообще не состоялось: предыдущая номенклатура в основном сохранилась де-факто, лишь изменив свой вид – с партократического на псевдодемократический; и возникла неономенклатура. Еще одна точка зрения такова, что смена элит – это лишь видимость: ранее реально руководила бюрократическая элита, а не коммунистическая элита. Та же бюрократия руководит и сегодня. Четвертой интерпретацией проблемы изменения элит является тезис о том, что и коммунистическая, и демократическая элита себя скомпрометировали, и потому необходима новая, "незапятнанная" элита [10, с.47]. Г.Ашин отмечает, что новая элита формировалась частично в недрах КПСС из тех, кто боролся с ее консервативным большинством, и тех, кто почувствовал новые тенденции, поспешил из карьерных соображений отмежеваться от партии и примкнул к новым структурам, частично – из лидеров неформальных движений. Новая элита, в отличие от старой элиты, неоднородна с точки зрения как политического происхождения, так и компетентности, профессиональных качеств, идеологических ориентаций. Посттоталитарная элита плюралистична идеологически и политически, взгляды ее большей части еще не сформировались.

По мнению Г.Ашина, "рекрутирование постсоветских элит во многих случаях оказывается копией номеклатурного рекрутирования. Собственно поэтому постсоветскую элиту не без основания называют неономенклатурной" [11, с.92].

Номенклатурное рекрутирование опиралось на четкие "правила игры": лиц, попавших в номенклатурные списки, ожидала, как правило, заранее определенная, длительная карьера. Постсоветскому рекрутированию элиты свойственны меньшая регламентация и многоканальность. Плюрализм элит (политическая, экономическая и другие), пришедших на смену единой номенклатурной элите, означает разницу каналов и путей рекрутирования элит, разницу правил и норм. В целом, продвижение в элиту ускорилось в 90-е годы: появилось больше возможностей у относительно молодых людей занять элитные позиции. В связи с распадом старых политических систем и необходимостью как можно скорее формировать новые, в 1991-1994 годах были созданы условия для частичного изменения и обновления элиты, прихода новых людей в политическую элиту. Это был путь быстрых, иногда сногсшибательных карьер и не менее быстрых падений.

И хотя взлеты и падения продолжались, во второй половине 90-х годов приток свежих людей в элиту уменьшился, происходит процесс укрепления исполнительных органов по сравнению с представительскими, увеличивается количество назначенных на элитные должности; доступ в элитные группы ограничивается. Это объясняется сформированностью в предыдущий период основной структуры элиты.

М.Сазонов определяет несколько стадий посттоталитарной трансформации советской политической элиты.

Первая – попытка реформировать политическую и экономическую систему, приспособить ее к новым реалиям, "вдохнуть в нее второе дыхание", в результате чего элита потеряла свою прежнюю монолитность и дезинтегрировалась.

Вторая стадия связана с нарастанием дезинтеграционных тенденций внутри СССР и усилением автономности региональных политических элит.

Для третьей стадии характерно активное участие "поздней генерации" элиты и региональных элит в перераспределении государственной собственности. Из комсомольских коммерческих структур впоследствии вышли достаточно много предпринимателей постсоветского периода.

Следующим этапом капиталистической трансформации советской элиты была скрытая от широкой общественности приватизация наиболее перспективных промышленных предприятий, финансовых структур. Приватизация "государства государством" (через ее чиновников) преимущественно уже была завершена, когда объявили массовую приватизацию [12, с.359-360].

В.Тертычка отмечает, что элитные группы в обществе, которое трансформируется, делятся на "протоэлиту" – лидеры общественных организаций, парламентских групп и фракций, правительственные чиновники, руководители промышленно-финансовых групп, банков; "псевдоэлиту" – часть депутатов, случайные лица в политике, популисты и главари организованной преступности; "постэлиту" – часть прежней номенклатуры; "статоэлиту" – ученые, художники, "акулы пера", высококвалифицированные адвокаты и другие [13, с.108].

По мнению В.Буреги и В.Заблоцкого, среда элиты в переходном обществе заполнена конгломератом образований. К ним принадлежат представители:

• суперэлиты (деятели разных отраслей, которые отвечают наивысшим требованиям современности и являются частью имиджа Украины на международной арене);

• "реаэлиты" – носители высокого общественного авторитета (писатели, научные работники, художники);

• "протоэлиты" – репрезентуют постепенное образование элиты нового типа и руководствуются относительно цивилизованными правилами игры. Это представители нового экономического класса, лидеры влиятельных политических партий, влиятельные журналисты, часть чиновников, руководители парламентских фракций и тому подобное. К представителям этой прослойки можно отнести группу "фиктивной элиты" (тех, кто вроде бы занимает высокие должности, но фактически им не соответствует ни по личным качествам, ни по реальному влиянию);

• "квазиэлиты" – деятели, имеющие определенные признаки "элитарности", но в действительности элитой не являющиеся (часть депутатов, которые попали в парламент случайно, чиновники, которые используют свое кресло для достойного "старта" в большой бизнес и так далее);

• "латентэлиты", или "теневой элиты", – те, кто осуществляет реальное влияние, но не желает разглашения из-за преимущественно незаконного характера деятельности (олигархи, "крестные отцы");

• "экс-элиты" – часть старой элиты, которая хранит определенные позиции в общественно-политической деятельности [14, с.69-70].

Поддерживая теорию В.Парето о циркуляции элиты, которая происходит в двух основных формах: как замена одной элиты другой и как продвижение неэлиты в элиту, болгарская исследовательница А.Крэстева отмечает, что "в отличие от герметической коммунистической элиты, посткоммунистическая имеет значительную пропускную способность. Эта особенность больше всего проявилась в начале изменений, когда, например, в Болгарии на протяжении месяцев ассистенты стали министрами, адвокаты – премьерами, писательница – вице-премьером. Эта открытость демократической элиты, которая сформировалась, была естественной: кроме немногочисленных диссидентов и первых партийных функционеров, она не имела других кадровых резервов и должна была рекрутировать своих членов извне. Существенным индикатором жизненной элиты является сохранение этого внешнего источника обновления" [15, с.24].

По мнению немецкой исследовательницы У.Хоффман-Ланге, в процессе политических изменений трансформация элиты выступает в двух формах. Первая – циркуляция индивидов – членов элиты – на руководящих должностях в тех политических институтах и частных организациях, которые сохранили свою силу и базовую организационную структуру со сменой режима. Правительства, парламенты, юридические органы, вооруженные силы, политические партии, большие общественные и частные предприятия, газеты, … деловые круги выдерживают достаточно часто лишь небольшую реорганизацию, но стремятся к режимным изменениям опосредствованно, через смену верхушки своего руководства. В этом случае исследованию подлежит элитная циркуляция в институтах и организациях.

Вторая форма заключается в том, что трансформация элиты происходит благодаря перераспределению функций между организациями, которые существовали, и теми, которые образовались. Парламенты, которые сначала только утверждали решения, принимаемые правительством, приобретают качественно новое значение. Правящие партии завершают свое существование или превращаются в незначительные политические силы, а новые партии заручаются массовой поддержкой [16, с.51].

Соглашаясь с мнением У.Хоффман-Ланге, отметим, что изучение элитной трансформации и результатов изменения режима предусматривает выделение обоих аспектов, а потому целесообразно анализировать и старые, и новые институциональные структуры, а также весь процесс циркуляции элит, ее структурные и функциональные характеристики.

Подытоживая, отметим, что определение и классификация политической элиты были сформулированы для стабильных обществ. Очевидно, что для переходных обществ эти определения несовершенны. Характерной чертой таких обществ является кардинальное изменение общественных ценностей и социальных норм. Это существенно для политической элиты, поскольку смена политического режима, в какой бы форме она ни состоялась – революционной или эволюционной, всегда сопровождается изменениями в политической элите. Формирование элиты должно изменяться в направлении к демократизации. Все же недостаточная демократичность этого процесса, сохранение традиций закрытого типа формирования элиты приводят к снижению критериев их селекции. Непрозрачность системы рекрутирования элиты связана со слабостью ее ядер (политических партий, общественных организаций), прежде всего, демократического направления.

1. Ашин Г., Охотский Е. Курс элитологии. – М.: ЗАО "Спортакадемпресс", 1999.

2. Мясников О. Смена правящих элит: "консолидация" или "вечная схватка"? // Полис. – 1993. – № 1.

3. Українське суспільство на порозі третього тисячоліття.: Кол.монографія / За ред.М.Шульги – К.: Ін-т соціології НАН України, 1999.

4. Щекин Г. Политическая элита Украины: попытка анализа и оценки // Персонал. – 1997. – №1.

5. Гельман В. "Сообщество элит" и пределы демократизации: Нижегородская область // Полис.– 1999. – № 1.

6. Елизаров В. Элитистская теория демократии и современный российский политический процесс // Полис. – 1999. – № 1.

7. Крыштановская О. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // ОНС. – 1995. – № 1.

8. Куколев И. Трансформация политических элит // Общественные науки и современность. – 1997. – № 4.

9. Пляйс Я. Російська політична еліта та їхня поведінка у контексті президентських виборів 2000 року // Політична думка. – 2000. – № 2.

10. Ашин Г. Смена элит // Общественные науки и современность. – 1995. – № 1.

11. Ашин Г. Формы рекрутирования политических элит // ОНС. – 1998. – № 3.

12. Політологія: Навч.посібник для вузів / Упоряд. та ред. М.Сазонова. – Харків: Фоліо, 1998.

13. Тертичка В. Застосування елітної теоретичної моделі в ухваленні державно-політичних рішень // Актуальні проблеми державного управління: Зб. наук. праць Укр. Академії державного управління при Президентові України. Одеський філіал. – Вип. 2. – Одеса: Аспропринт, 1999.

14. Бурега В., Заблоцький В. Суспільство в період транзиції: український контекст. – Донецьк: Дон ДАУ, 2001.

15. Крэстева А. Власть и элита в обществе без гражданского общества // Социс. – 1996. – № 4.

16. Хоффман-Ланге У. Элиты и демократизация: германский опыт // Социс. – 1996. – № 4.



Схожі:

Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconМандзій любомира Степанівна
Мандзій любомира Степанівна (10. V. 1973, с. Онака Дрогобицького р-ну Львів обл.) – географ, політолог, кандидат політ наук (Правляча...
Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconИстория формирования политической мысли Украины
Политическая мысль Киевского государства развивается под влиянием политической мысли Византии. Источником миропонимания духовных...
Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconГде и когда родился Давид Рикардо. Теория стоимости. Деньги. Теория распределения
Давид Рикардо (1772 – 1823) – выдающийся представитель классической политической экономии. Его первые экономические работы были посвящены...
Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconОсобенности исторического развития Византии
В истории Византии прослеживаются особенности, связанные с географическими, политическими, экономическими, этническими, религиозными...
Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconМестные элиты в россии, XVIII – начало ХХ века
Говорить об их влиянии на власть можно только в очень ограниченном смысле: в условиях самодержавия оно не выходило за рамки – в лучшем...
Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconЛюбомира Мандзій трансформація політичної еліти україни: спроба консолідації (1991-1994 р.)
Політологічний вісник. Зб-к наук праць. – К.:Інтас, 2009. – Вип. 39. – С. 278-289
Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconЛюбомира Мандзій формування політичної еліти україни (1991-1994 р.)
Наукові праці історичного факультету Запорізького державного університету. – Запоріжжя, 2008. – Вип. ХХІV. – С. 230-235
Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconХарактерные виды проектного финансирования и особенности обеспечения проектов при банковском финансировании в украине формулирование целей и актуальности работы
Целью статьи является исследование особенностей проектного финансирования в Украине: виды проектного финансирования и особенности...
Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconЗаместитель председателя совета С. И. Ткачев
...
Любомира Мандзий особенности политической элиты в переходных обществах iconПрограма 11. 00 11. 45 Пам’ятник боротьби І мучеництва на терені колишнього концтабору Майданек
Блаженнішого Любомира кардинала Гузара та Архиєпископа Юзефа Жицінського за участю єрархів з України та Польщі за загиблих у концтаборі...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи