А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник icon

А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник




НазваА. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник
Сторінка22/30
>А.Б.Хавин<><> <> <>Сидоров П.И., Парников А.В.<><> <> <>С34 Вве
Дата конвертації15.02.2013
Розмір5.72 Mb.
ТипУчебник
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   30
1. /Сидоров П.И., Парников А.В. - Введение в клиническую психологию. Т. II.docА. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник
Глава 32

СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

По определению французского философа и социолога Эмиля Дюркгейма (1858-1917), суицид (от англ. suicide) — намеренное ли­шение себя жизни. В случаях завершенных суицидов это намерение легко заподозрить, но очень трудно доказать. Одним из способов выяснения намерений суицидентов является так называемая психо­логическая аутопсия, поэтому специалист должен как можно рань­ше побеседовать со всеми близкими жертве людьми и зафиксиро­вать их реакции и воспоминания об ушедшем, пока они еще свежи. Самоубийство и покушение на самоубийство составляют объект междисциплинарной области знаний — суицидологии, которая в последние годы интенсивно развивается во многих странах мира.

Самоубийство находится в ряду первых причин смертности тру­доспособного населения, а покушение на самоубийство приводит к утрате трудоспособности и часто влечет за собой необратимые на­рушения здоровья, инвалидность. Например, только в США каждый год появляется около 30 тыс. сообщений о совершенных суицидах. По данным за 1988 год, в России совершалось 24 самоубийства на 100 тыс. населения. Несомненно, что истинное число самоубийств еще выше, поскольку о реальной причине смерти не всегда сообща­ется, или эта причина скрывается под таким названием, как "смерть от несчастного случая". Изучение статистики самоубийств в России показывает, что число суицидальных попыток примерно в восемь раз превышает число зарегистрированных завершенных само­убийств (Абрумова А.Г., 1984), а некоторые американские исследо­ватели считают, что эта цифра на порядок выше — 80-100 попыток.

Культурологический и этнопсихологический аспект проблемы самоубийств находит отражение в факте неодинаковой распростра­ненности аутоагрессивного суицидального поведения в различных регионах мира. В частности, известно, что наиболее высока распро­страненность самоубийств в Венгрии, а в России — в Удмуртии и Марий Эл. Роднит представителей данных регионов их фино-угорс-кие корни. Именно данный факт позволяет трактовать выбор суици­дального поведения как признак влияния этнокультуральных осо­бенностей (Менделевич В.Д., 1998).

Для большинства людей самоубийство является формой пове­дения, как бы свидетельствующей о безумии человека. Однако это предубеждение мало обосновано, т.к. 70-85% всех самоубийств со­вершают лица, которые психическими заболеваниями не страдают.

278

Еще в начале века известный русский правовед А.Ф. Кони заметил, что самоубийство стало превращаться в болезнь общества, "в не­дуг, все более надвигающийся на людское общежитие". Проблема суицидов является наиболее серьезной в индустриально развитых странах, причем уровень самоубийств у мужчин примерно в три раза выше, чем у женщин.

Существуют люди, являющиеся суицидальными личностями, но этого не признают ни их друзья, ни родственники. Их поведение может быть направлено на смерть из-за отчаяния и невыносимости жизненных препятствий. Такое поведение Э. Дюркгейм еще в 1897 году назвал "символическим суицидом". Позднее все типы поведения, над которыми у человека есть реальный или потенциальный волевой контроль, но которые способствуют продвижению индивида в направлении более ранней физической смерти, стали определять как саморазрушающее поведение. Такое поведение, которое сокращает жизнь человека, также еще определяют как "частичное", "полунамеренное", "скрытое" само­убийство, "бессознательное суицидальное поведение" или "суицидаль­ный эквивалент". К саморазрушающим типам поведения обычно отно­сят злоупотребление алкоголем или наркотиками, игнорирование серьезных болезней, чрезмерную работу, переедание или курение. Су­ицидальный эквивалент может быть закамуфлирован увлеченностью "смертельными" играми или "рискованными" видами спорта, случаями фанатической храбрости с желанием отдать свою жизнь за какие-либо религиозные или социальные идеалы.

Главными характеристиками непрямого суицида является отсут­ствие полного осознания своих поступков в этом направлении, такое поведение рационализируется или вовсе отрицается, открытое обсуж­дение этих тенденций крайне редко, вторичная выгода может быть из­влечена из сочувствия или проявления враждебности во время само­разрушения, окружающим смерть жертвы почти всегда кажется случайной. Хотя непрямое самоубийство является менее очевидным, результаты его не менее легальны.

Основной детерминантой суицидального поведения является со­циально-психологическая дезадаптация личности в условиях меж­личностного или внутриличностного конфликта, когда суицидент не может найти адекватного способа его разрешения. Психологическое состояние, в котором принимается решение о самоубийстве, харак­теризуется как кризисное. В острых кризисных состояниях человек испытывает целую гамму негативно окрашенных эмоций—чувство беспомощности, ущербности, отчаяния, безнадежности, личной ка­тастрофы. Другой формой протекания кризиса является безразли­чие к жизни и желание уйти из нее.

279

Этиология суицидального поведения достаточно сложна, в ней обнаруживается целый комплекс разнообразных психологи­ческих и социальных факторов. Как уже отмечалось, высокие по­казатели суицидов коррелируют с мужским полом, а также увели­чением возраста, вдовством, отсутствием семьи и детей, высокой плотностью населения, проживанием в крупном городе, высоким общим жизненным стандартом страны, экономическими кризи­сами, состоянием алкогольного опьянения, некоторыми психи­ческими нарушениями и соматическими заболеваниями. Очень высок риск суицида у лиц, злоупотребляющих алкоголем. Алкого­лизм имеет отношение к 25-30% самоубийств. Длительное зло­употребление алкоголем способствует усилению депрессии, чув­ства вины и психической боли, которые, как известно, часто предшествуют суициду.

Следует заметить, что представители различных научных направ­лений, последователи различных психологических школ по вопросу о суицидах не имеют полного согласия. Основатель психоанализа 3. Фрейд является автором наиболее ранней попытки психологичес­кого толкования суицида. Позднее это выразилось в его утверждени­ях о существовании инстинкта смерти. Работа Фрейда "Печаль и ме­ланхолия" посвящена его теории суицида.

Причинами самоубийств следует заниматься многосторонне, поскольку речь идет об очень сложном явлении. Самоубийство нельзя схематически отождествлять с психическим заболеванием, хотя несомненно то, что обычно речь идет о людях с ранимой пси­хикой, подверженных различным социальным нагрузкам. Наибо­лее частыми причинами суицида обычно называют депрессию и агрессивность личности, направленную против себя самой. Эти реакции часто приводят первоначально суицидента к врачу. В час­тности, И. Харди (1988) сообщает, что 60-70% всех самоубийц до этого трагического события посещали врача, получали от него ка­кое-либо лечение. Среди причин посещения врача фигурируют прежде всего различные проявления депрессии, часто эти депрес­сии носят соматизированный характер ("вегетативные, скрытые депрессии"). Трудной задачей для врача являются и больные с ипо­хондрическим состоянием, которое нередко "неожиданно" закан­чивается самоубийством. В одном из исследований среди пациен­тов, которые открыто высказывали суицидальные мысли, у 37% диагностирована невротическая депрессия, у 13% — личностные расстройства, у 8% — психотическая депрессия, у 19% — шизоф­рения, а у остальных каких-либо психических расстройств выявле­но не было (Beck A., Steer R. и др., 1985).

280

О самоубийстве известно с самого начала человеческой истории. Отношение к самоубийству было различным от века к веку и от цивили­зации к цивилизации. Значение и смысл суицидального поведения меня­лись на различных этапах исторического развития общества.

В определенные периоды самоубийства у некоторых народов рас­сматривались как социальная норма. В античности человек, принявший решение лишить себя жизни, совершал этот поступок открыто, с созна­нием собственного долга и правоты. Но и в эти времена были в Древней Греции несогласные со стоицизмом и эпикурейством, философскими школами, которые приветствовали добровольное желание человека расстаться с жизнью. Платон и Сократ считали, что с моральной точки зрения суицид никогда не может быть оправдан.

С течением времени общество стало в целом реагировать на случаи самоубийства враждебным образом. Религиозная традиция наклады­вает на самоубийства табу, рассматривая покушение на собственную жизнь как отвержение Бога и обещания вечной жизни. В знак позора возник обычай хоронить самоубийц на распутьях дорог, их тело под­вергалось оскорблениям. В этой атмосфере легко возникали суеверия о призраках самоубийц. Считалось, что если беременная женщина на­ступала ногой на могилу самоубийцы, то ее дитя обязательно разделит его судьбу. В странах, где сильно было влияние иудейской, христианс­кой или мусульманской религии, самоубийство стало совершаться тай­но, с чувством вины перед близкими и богом. Религиозные запреты находили отражение в уголовном и гражданском кодексе некоторых стран. Желание избежать гласности связано с негативными последстви­ями суицида — заключением покушавшегося на свою жизнь в тюрь­му, лишением прав наследования для родственников самоубийцы.

На протяжении развития человеческого общества вопрос о борьбе с самоубийствами возникал неоднократно. Необходимость превенции (предупреждения) суицида многими отрицалась. В качестве доводов социал-дарвинистами, например, приводились аргументы, истолковы­вающие самоубийство как результат регулирующего воздействия в человеческой популяции естественного отбора, что следует оценивать как положительное явление.

Ненужность и даже аморальность борьбы с самоубийством обосно­вывались также с точки зрения того, что суицид является частным де­лом каждого человека, ему следует позволить умереть, если он этого хочет. Создание препятствий в реализации этого акта следует расцени­вать как покушение на свободу личности. Эти псевдогуманные идеи были доведены до абсурда французским психологом Бине-Сангле, при­зывавшим к созданию особого медицинского учреждения, помогающе­го желающим совершенно безболезненно расстаться с жизнью.

В противовес последней точке зрения ряд известных американских суицидологов факт суицида трактуют как своеобразный призыв к ок­ружающим, "крик о помощи". По словам Джастиса Кордоза, этот "крик о помощи является призывом к спасению". Сегодня, на фоне растущей

281

сложности человеческой жизни, мы должны признать, что суицид явля­ется чем-то большим, чем просто частное, личное решение — это бо­лезнь цивилизации.

Психологические особенности личности суицидента

Ряд исследователей находят черты сходства некоторых личностных характеристик во время переживания человеком острого суицидаль­ного состояния с личностными особенностями лиц со стойкими суи­цидальными тенденциями (Абрумова А.Г., 1984; Слуцкий А.С., Замад-воров М.С., 1993 и др.). В состоянии суицидального кризиса обычно всегда "включенными" в суицидальный акт оказываются интег­ральные общие личностные свойства когнитивного, эмоциональ­ного и поведенческого планов. К таким характеристикам наиболее часто относят эгоцентрические особенности самосознания суици­дента, сочетающиеся с его негативным отношением к себе, с ауто-агрессивностью и пессимистическими личностными установками, а также внутреннюю и ситуационную ригидность поведенческих стереотипов.

Самосознание суицидента отличается эгоцентризмом, но этот эгоцентризм имеет непривычный для нашего понимания парадок­сальный смысл. Об эгоцентризме при суицидальном поведении го­ворит уже тот факт, что в этом кризисном состоянии человек весь погружен в себя, свои мучительные переживания, свои страдания, а все остальное, например семья и дети, перестает существовать. Так, мать, обычно заботливая и любящая своих детей, в состоянии суицидального кризиса может подготовить и совершить попытку суицида. "О детях даже не вспомнила," — может сказать она после того, как ее спасли.

Аутоагрессия, наряду с пессимистической личностной установ­кой, также является определяющим свойством поведения суициден­та. Аутоагрессия определяется как негативное отношение к себе. Однако негативное отношение к себе имеет место и у невротика, который также считает себя жизненным неудачником, остро пере­живая свою неполноценность и недееспособность. У суицидента негативное отношение к себе достигает своих крайних форм.

Аутоагрессии обычно всегда предшествует гетероагрессия в от­ношении близких родственников, которая выражается в подозри­тельности, необоснованных обвинениях. Клиническая практика по­казывает, что косвенно гетероагрессия подтверждается и равнодушно-спокойным отношением к случаям самоубийства

282

близких к суициденту людей, к трагической смерти конкретного зна­комого человека и вообще к смерти. Положительная или нейтраль­ная оценка подобных действий также может являться критерием для включения этих лиц в группу риска. Отсюда также понятно, что по­пытки родных воздействовать на суицидента, убедить его в возмож­ности выхода из кризиса, указать на позитивные моменты в его жиз­ни часто вызывают обратный эффект — противодействие и отпор и лишь усиливают аутоагрессию, пессимистическую личностную ус­тановку и депрессивные настроения.

Пессимистическая личностная установка распространяется главным образом на перспективы выхода из кризиса. Она является наиболее интегральным психическим образованием при суицидаль­ном поведении. По мнению Д.Н. Узнадзе (1961), установка — это неосознанное состояние психофизиологической готовности к опре­деленному действию и поведению. Установка включает в себя как когнитивный, так и эмоциональный и поведенческий компоненты. Для суицидальной установки это: суицидальные мысли и намере­ния, эмоции, в которых преобладают депрессия и тревога, чувство вины, а также подготовка к реализации суицидальных действий. Если на ранних стадиях кризиса преобладают суицидальные мысли, а эмо­циональный и поведенческий компоненты выражены слабее, то на поздних фазах преобладание получают суицидальные действия — подготовка и исполнение акта суицида.

Пессимистическая личностная установка обычно плохо поддает­ся психотерапевтической коррекции, что также объясняется парано-яльностью суицидального состояния. Паронояльная акцентуация характера отличается ригидностью нервно-психических процессов, стереотипностью в форме следования готовым мыслительным сте­реотипам и поведенческим паттернам, моральным догматизмом, обидчивостью со склонностью к образованию сверхценных идей. Все это утяжеляет характер суицидального поведения у такой лично­сти. При дезадаптации такие индивиды могут пытаться совершить суицид чаще, чем другие лица.

Конечно, далеко не все суициденты являются паранояльными личностями. Однако почти все суициденты обнаруживают парано-яльность не как свойство характера в преморбиде, но как характери­стику суицидального состояния с практически всеми присущими ему признаками. Например, известно, что примерно треть от числа совершивших попытку самоубийства повторяют ее в течение года, а среди душевнобольных суицидентов этот риск возрастает до 60%. Эти данные говорят о ригидных стереотипных реакциях, которые на­ходят отражение в самосознании человека, в данном случае в песси-

283

мистической установке, что это обусловлено не ситуациями, а каки­ми-то внутренними механизмами. Высокая резистентность песси­мистической личностной установки по отношению к психотерапии также свидетельствует о ригидности.

Структуру ценностного сознания у паранояльной личности сле­дует оценивать как дисгармоничную. В ней одна ведущая ценность (семья, ребенок или научное изобретение) приобретает сверхцен­ный характер и девальвирует, оттесняет на задний план все другие ценности. В этом и состоит в данном случае повышенная опасность возникновения суицидального кризиса — если "главная ценность" теряется (например, уход из семьи любимого мужа), то и вся жизнь обесценивается, рушится вся пирамида ценностей.

Нечто подобное можно видеть в системе ценностей суицидента. Но если ценности личности в норме при хорошей адаптации носят жизнеутверждающий характер, связывают человека с жизнью, то в состоянии дезадаптации место ведущей ценности занимают ценнос­ти негативного плана. При суицидальном поведении такой "сверх­ценностью" становятся идеи ухода из жизни как иллюзорного выхода из кризиса, разрушившего всю имевшуюся систему ценностей лич­ности суицидента. Подкрепляясь другими компонентами суици­дального поведения, т.е. аутоагрессией, депрессией, суицидальными мыслями и мотивами, она превращается в ценность—цель и ведет к трагической развязке.

Диагностика суицидального поведения

Суицид и категория цели. По определению Дюркгейма, суицид является намеренным и осознанным лишением себя жизни. Однако саму суицидальную попытку следует рассматривать не только как цель, но и как средство для достижения цели. Целью истинных само­убийств является лишение себя жизни, здесь цель и средства совпа­дают. Однако суицидальная попытка может предприниматься не с целью умереть, а для решения какой-либо другой проблемы. Таким образом, категория цели дает возможность отдифференцировать истинный суицид от внешне сходных вариантов самоповреждений.

Демонстративно-шантажное поведение своей целью предпо­лагает не лишение себя жизни, а демонстрацию этого настроения. Такая демонстрация подчас оканчивается завершенным суицидом вследствие недоучета реальных обстоятельств. Самоповреждения и членовредительство вообще не направляются представлениями о смерти, их цель может ограничиваться только лишь повреждени-

284

ем какого-либо органа. И, наконец, опасные для жизни действия, направляемые иными целями, следует относить к несчастным случаям.

Таким образом, одни и те же действия могут квалифицироваться по-разному в зависимости от цели, которую они преследуют. Напри­мер, самопорезы в области предплечий могут быть отнесены:

  1. к истинным суицидальным попыткам, если конечной целью
    была смерть от кровопотери;

  2. к разряду демонстративно-шантажных покушений, если це­
    лью была демонстрация окружающим желания умереть при отсут­
    ствии такового;

  3. к самоповреждению, если цель была испытать физическую
    боль, как это бывает у психопатических личностей в периоды аффек­
    тивных разрядов или при наркотическом опьянении;

  4. к несчастным случаям — если по бредовым мотивам самопо­
    резы преследовали цель "выпустить из крови бесов".

Внимательный анализ целей жизнеопасных действий особенно необходим у психических больных. Так, в состоянии делирия вып­рыгивание больного из окна в одном случае расценено как истин­ная суицидальная попытка, поскольку целью была смерть как из­бавление от преследования; в другом — как несчастный случай, т.к. больной, будучи дезориентирован, "выбежал" в окно, посчитав, что находится на первом этаже здания. Известны случаи, когда больные ложились на проезжую часть дороги, чтобы доказать свое бессмертие или прыгали с высоты с целью "полетать" над городом. Подобные примеры не могут быть отнесены к истинным суици­дам, являются несчастными случаями, несмотря на их операцио­нальное сходство.

Суицид и категория личностного смысла. Суицидальное поведе­ние всегда полимотивировано. Такая полимотивация не исключает, а предполагает иерархию мотивов. В.А. Тихоненко (1978) выделяет пять типов суицидального поведения, т.е. пять типов ведущих моти­вов: протест, призыв (к состраданию), избегание (душевных или фи­зических страданий), самонаказание и отказ от жизни (капитуляция).

Система мотивов при суицидальном поведении всегда находится в напряженной динамике. В ней происходит борьба витальных и ан­тивитальных, деструктивных мотивов, воплощенных в пессимисти­ческой личностной установке. Это борьба с непредсказуемыми по­следствиями. Если активен витальный мотив (например, чувство долга), тогда процесс развития суицидального поведения приоста­навливается. Иногда какое-то событие может сыграть роль детонато­ра, последнего толчка и подтолкнет суицидента к конечной фазе —

285

суицидальному акту. Один из указанных мотивов суицида обычно выступает в качестве ведущего, другие могут к нему присоединяться или отсутствовать. Тот или иной тип суицидального поведения про­является в зависимости от возраста, типа личности суицидента, а так­же ситуации, провоцирующей суицид.

  1. Суицидальное поведение по типу "протеста"—предпола­
    гает нанесение ущерба, мести обидчику, т.е. тому, кто считается при­
    чиной суицидального акта: "Я вам мщу, вам будет хуже от моей
    смерти". Такая попытка предполагает стеничность, агрессию, рабо­
    тают механизмы переключения с гетероагрессии на аутоагрессию.
    Встречается чаще у мужчин молодого возраста (от 18 до 30 лет),
    мотивируется интерперсонально, конфликты чаще в жилищно-бы-
    товой сфере и носят острый характер. Пресуицидальный период ко­
    роткий, попытка совершается в виде самопорезов на глазах окружа­
    ющих, причем до 80% случаев в состоянии алкогольного опьянения.
    Психическое состояние определяется как острая психопатическая
    реакция — истерическая или эксплозивная с аффектом обиды и гне­
    ва. Суицид чаще совершают лица, злоупотребляющие алкоголем или
    страдающие органическими заболеваниями ЦНС.

  2. Суицидальное поведение по типу "призыва"— смысл состо­
    ит в активации помощи извне с целью изменения ситуации. Также
    встречается чаще у молодых людей от 18 до 30 лет, но преобладают
    женщины. Суицид обычно совершается в вечерние часы, чаще спо­
    собом самоотравления. Возникает остро или подостро, психический
    статус суицидента определяется как реактивная депрессия с пережи­
    ванием обиды, жалости к себе, отчаянием. Чаще встречается у пси­
    хопатических личностей астено-депрессивного круга. Как и протест-
    ное, призывное суицидальное поведение обычно характерно для лиц
    с инфантильным личностным складом, которому присущи эгоцент­
    ризм, негативизм, эмоциональная неустойчивость.

  3. Суицидальное поведение по типу "избегания"—проявляется
    в ситуациях угрозы наказания, а смысл суицида заключается в по­
    пытках избегания угрозы или при ожидании психического или физи­
    ческого страдания. Характерен для более старших возрастных групп,
    суицид совершают мужчины и женщины старше 30 лет — обычно
    инвалиды, разведенные и вдовые, чаще в трезвом состоянии в утрен­
    ние часы путем самоповешения, самоотравления. Если алкоголь и
    принимается, то после решения о суициде. Пресуицидальный пери­
    од более растянут во времени.

  4. Суицидальное поведение по типу "самонаказания "— опре­
    деляется переживаниями вины реальной, или это патологическое
    чувство вины. Самонаказание можно обозначить как протест во

286

внутреннем плане личности при своеобразном расщеплении "Я", где есть "Я" подсудимый и "Я" судья. Среди суицидентов мало инва­лидов, преобладают женщины с достаточно высоким образователь­ным и общественно-социальным уровнем, состоящие в браке. Суи­цид совершается чаще в утренние часы и совсем редко в опьянении. Пресуицидальный период длительный, а само самоубийство совер­шается жестоким способом.

5. Суицидальное поведение по типу "отказа" от жизни — здесь цель и мотивы деятельности полностью совпадают. Мотивом является отказ от существования, а целью является лишение себя жизни: "Я умираю, чтобы умереть". Этот тип суицида связан с поте­рей личностного смысла своего существования (например, в связи с потерей значимого близкого человека, в связи с тяжелым заболева­нием, особенно неизлечимым) и невозможностью исполнять пре­жние, высоко значимые роли. Такой мотив, как отказ, часто характе­рен для весьма зрелых, глубоких личностей и может выражать не только отношение к лично невыносимой ситуации, но и философски пессимистическое отношение к миру в целом. Такой суицид чаще совершают мужчины старше 40 лет, в трезвом состоянии, в ранние утренние часы. Этот тип суицидального поведения наблюдается так­же при субдепрессиях, циклотимии, шубообразной шизофрении и у лиц с психопатиями астенического круга.

В литературе менее освещен вопрос относительно суицидов у прак­тически здоровых в периоды переживания какого-либо стресса, фруст­рации, острых конфликтных эпизодов, более широко — психологичес­кого кризиса. Есть мнение, что в случаях суицида у психически здоровых лиц, психологический кризис на своей высоте все равно пе­реходит на клинический уровень в течение короткого времени (По-лищук Ю.И., 1993). Тем не менее, наряду с этим выдвигается и пред­ставление о том, что сам акт самоубийства, совершаемый психически здоровыми людьми,-представляет собой во многих случаях непатологи­ческую психологическую, "общечеловеческую" реакцию личности на экстремальные обстоятельства.

Известным отечественным суицидологом Амбрумовой А.Г. и ее со­трудниками (1983, 1988) выделено шесть типов непатологических суи-цидоопасных ситуационных реакций, которые встречаются у психичес­ки здоровых лиц в состоянии социально-психологической дезадаптации личности в условиях микросоциального конфликта. Ситуационная ре­акция — понимается как модус поведения личности, определяемый ее позицией, исходящей из собственной концепции данной ситуации. Она представляет собой оформленный структурированный ответ на ситуа­ционную нагрузку с определенным образом эмоционально окрашен­ным состоянием и соответствующим ему поведением. Вид, тип, направ-

287


288

ленность и структуру реакций определяют особенности личности чело­века, причем очень важна значимость для личности данной ситуации. Отсюда у разных индивидуумов на сходные ситуации возникают раз­ные реакции.

Пессимистическая ситуационная реакция — отчетливое измене­ние мироощущения с мрачным мировоззрением, негативными суждени­ями и оценками, с переструктурированием системы ценностей. Риск су­ицида очень высокий.

Реакция отрицательного баланса — характеризуется рацио­нальным подведением жизненных итогов, пессимистической оценкой прожитого и будущего, твердым решением не жить. Риск суицида очень высокий.

Реакция дезорганизации — в ее основе тревожный компонент, вы­раженные соматовегетативные проявления, чаще по типу кризов, нару­шения сна. Характеризуется эта реакция "потерей точки опоры". Реак­ция идет с сигналом бедствия, высоким суицидальным риском. Возможен выход в быструю реализацию суицида.

Реакция эмоционального дисбаланса — имеет место отчетливое превалирование гаммы дистимических расстройств настроения, сокра­щение круга социальных контактов. Риск суицида средней степени.

Реакция демобилизации — отличается резкими изменениями в сфере контактов, мучительным переживанием одиночества, безнадеж­ности. Характеризуется душевным дискомфортом, чувством отвергну­тое™. Суицидальный риск средний.

Реакция оппозиции — характеризуется выраженной экстрапуни-тивной позицией личности, повышающейся степенью агрессивности, возрастающей резкостью отрицательных оценок окружающих и их дея­тельности. Суицидальный риск средний.

Обычно протяженность непатологических ситуационных реакций у психически здоровых лиц варьирует от нескольких дней до трех месяцев с постепенным полным возвращением индивидуума к прежнему соци­ально-психологическому статусу.

У лиц с выраженными акцентуациями характера автор выделяет переходные ситуационные реакции, которые, еще не являясь психо­патологическими симптомами, служат выражением нормальных, хотя и акцентуированных личностных реакций в экстремальных си­туациях. К ним относятся:

  1. реакция эгоцентрического переключения;

  2. реакция душевной боли (психалгия);

  3. реакция переживаний негативных интерперсональных отношений.

В ряде случаев эти реакции у акцентуированных личностей мо­гут при их углублении трансформироваться в психопатологические феномены:

1) реакции эгоцентрического переключения — в синдром аффек­тивно-суженного сознания с фиксированным вазо-вегетативным компонентом;

  1. реакции психалгии — в психогенные депрессии и депрессивные
    реакции;

  2. реакции негативных интерперсональных отношений — в аффек­
    тивно окрашенные, обсессивные, сверхценные, реже субпараноидные
    образования с идеями отношения.

Существенно то, что при переходе реакций у акцентуантов в их клинические феномены риск суицида заметно снижается. Продолжи­тельность реакций, трансформированных в их клинические аналоги, со­ставляет обычно от 1 до 3 месяцев.

Постсуицидальное состояние

Постсуицидальное состояние имеет свою клинику, структуру, несет в себе прогностические критерии на будущее и оценку теку­щей диагностики суицидального поведения. Типы постсуицидаль­ного состояния классифицируют на основании трех критериев: акту­альность конфликта после суицидальной попытки, наличие или отсутствие критического отношения к суициду, наличие или отсут­ствие суицидальных тенденций.

  1. Критичное постсуицидальное состояние — конфликт утра­
    тил свою актуальность, суицидальные действия как бы "разрядили"
    пресуицидальную напряженность. Отношение к суициду негатив­
    ное. Вероятность повторного суицида минимальна.

  2. Манипулятивный тип постсуицидального состояния — ак­
    туальность конфликта значительно уменьшилась за счет влияния су­
    ицидальных действий на ситуацию в пользу суицидента. Суицидаль­
    ных тенденций нет, а отношение к суицидальной попытке рентное,
    т.к. суицидент понимает, что подобные действия в будущем могут
    служить способом для достижения цели и средством влияния на си­
    туацию, возникает желание манипулировать этим. При этом типе
    постсуицидального состояния имеется тенденция превращения ис­
    тинных суицидов в демонстративно-шантажные. Характерен для
    лиц, страдающих алкоголизмом, наркоманиями, при различных ва­
    риантах девиантного поведения.

  3. Аналитический тип постсуицидального состояния — кон­
    фликт по-прежнему остается актуальным, но отношение к суици­
    дальной попытке негативное и суицидальных тенденций пока нет.
    Обнаруживаются поиски иных путей разрешения конфликта, но
    если они не будут найдены, вновь вероятны попытки вернуться к
    прежнему варианту.

  4. Постсуицидальное состояние типа "фиксированного суици­
    да "
    — характеризуется хронической дезадаптацией личности, суи-

10 Сидоров П. И. и др Т II 289

цидальные тенденции сохраняются стойко, т.е. суицидальная попыт­ка не прерывает предсуицидного состояния.

5. Постсуицидальное состояние с отрицанием суицидаль­ных попыток — пациент отрицает собственные суицидные дей­ствия, что может быть проявлением явной диссимуляции или проявлениями критического отношения с нежеланием афиширо­вать факт суицида.

Вопросы психотерапии и психопрофилактики суицидального поведения

При попытке к самоубийству могут быть оказаны различные виды помощи, но самое главное — это предупреждение подобных попыток (Харда И., 1988). С учетом того, что подавляющее большин­ство покушений на самоубийство совершается практически здоро­выми лицами и лицами с пограничными нервно-психическими рас­стройствами, краеугольным камнем превентивной суицидологии являются различные психотерапевтические воздействия. Причем основной моделью помощи принимается краткосрочная кризисная психотерапия ("кризисная интервенция"), ориентированная прежде всего на эмоциональное принятие суицидента и интеллектуальное овладение ситуацией.

Устранение предсуицидного состояния требует установления хо­рошего психологического контакта с пациентом, что способствует первоочередно ослаблению его чувства изолированности. Дальней­шим шагом должно служить ослабление агрессивности и напряжен­ности, направление хода мыслей и фантазий пациента в более поло­жительную сторону.

Распознавание "факторов риска" перехода к активным суицид­ным действиям и их учет весьма полезны для их предупреждения. Изучение мотивации и причин суицидной активности необходимо дополнять исследованием личности, поскольку чаще всего это осо­бая структура личности. Структура личности лиц, совершающих суицидные попытки, характеризуется определенными специфи­ческими свойствами, из которых суицидная активность хотя и пря­мо не вытекает, но они облегчают ее или создают предрасполагаю­щую почву для суицидного поведения и действия (Конечный Р., БоухалМ, 1983).

Хорошие результаты дает психотерапия, которая способна изме­нить ценностный хаос или извращенную ценностную ориентацию в

290

положительные ценности смысла жизни в противовес чувствам бес­смысленности жизни. В частности, аксиопсихотерапия (Ларичев В.П., 1983) ставит перед собой следующие задачи: 1) предотвращение фик­сации когнитивной установки безвыходности и отсутствия смысла жизни; 2) личностный рост пациента, повышающий личностную и фрустрационную толерантность; 3) коррекцию аксиологической па­радигмы путем использования приемов переориентации — знака значения, переакцентировки, актуализации и дезактуализации ранга индивидуального значения ценностной иерархии пациента.

Профилактически ориентированная патогенетическая психоте­рапия (Бараш Б.А., 1985) также может быть использована в подго­товке к конструктивному разрешению кризиса. Базируется она на принципах краткосрочности (интенсивности, фокусировки), реа­листичности, интегративности (пластичности, личностной вклю­ченности) психотерапевта и симптомо-центрированного контроля. Цель ее — преодоление свехценнного эгоцентризма и однонаправ­ленного программирования жизни, косвенное научение конструк­тивному рационально-эмоциональному сопротивлению последу­ющим жизненным кризисам.

Для лиц с акцентуациями характера и транзиторными погранич­ными расстройствами следует активнее применять долгосрочную психотерапию, воздействующую на глубинные структуры и уста­новки личности. При психотерапии подростков возможно использо­вание "стереоскопического принципа" психотерапии — одновре­менное целенаправленное воздействие на подростка психолога, психотерапевта, родителей.

Организационными формами оказания экстренной медико-пси­хологической помощи лицам, находящимся в кризисном состоянии, являются "Телефон доверия", кабинет социально-психологической помощи в диспансере или на промышленном предприятии, кризис­ный стационар. В учреждениях кризисной службы человек может получить не только необходимую консультацию и психотерапию, но при необходимости и медикаментозное лечение (транквилизаторы, антидепрессанты).

10*

1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   30



Схожі:

А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconДокументи
1. /Сидоров П.И., Парняков А.В. - Введение в клиническую психологию. Учебник для студентов...
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник Издание второе, переработанное и дополненное
Конституционное право зарубежных стран: Учебник, изд., перераб и доп.— М.: Юристъ, 2001. — 600 с
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconПрограмма самообразовательной деятельности по русскому языку для учащихся 7 класса Учебник
Учебник: Русский язык: учеб для 7 кл общеобразоват учеб заведений с рус яз обучения
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник веселого волшебства
Перед вами новый бестселлер В. Долохова и В. Гурангова, который уже давно с нетерпением ждет огромная армия читателей, знакомых с...
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник для вузов 2008г. 415стр. 270 Айламазян Акушерство Учебник для вузов

А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconС. С. Сидоров
Комісія, призначена наказом від 12. 02. 2010 р. №25 Товариства з обмеженою відповідальністю «Веселка»
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconВведение в предмет: информационная культура. Введение в предмет: информационное общество
Класс информационных сетей как открытых информационных систем: понятие открытой системы
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник для высших и средних специальных учреждений. М.: Маркетинг, 2001. 396с. Неруш Ю. М. Логистика: Учебник для вузов. М.: Банки и биржи, юнити, 1997 (2000). 71 с
Понятие включает в себя также управление соответствующими потоками информации, а также финансовыми потоками
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник для учащихся 9 класса общеобразовательных учреждений/ Кузнецова Н. Е., Титова И. М. и др. М.: Вентана-Граф, 2006
Волковой Л. А. о выполненной работе на пилотной площадке на базе 9 «А» класса отделения гимназии моу «Центр образования «Псковский...
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconДокументи
1. /!!!ВНИМАНИЯ !!!.docx
2. /Metastock...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи