А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник icon

А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник




НазваА. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник
Сторінка5/30
>А.Б.Хавин<><> <> <>Сидоров П.И., Парников А.В.<><> <> <>С34 Вве
Дата конвертації15.02.2013
Розмір5.72 Mb.
ТипУчебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
1. /Сидоров П.И., Парников А.В. - Введение в клиническую психологию. Т. II.docА. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник
Подростковый период характеризуется нарастанием значимых для подростка интерперсональных связей вне семьи. Родители под­ростка начинают чаще сталкиваться с его упрямством, непослуша-

41

нием и ощущают снижение своего авторитета (подростковый нега­тивизм). Замечено, что больший воспитательный эффект в этом воз­расте достигается воспитанием "через референтов", т.е. значимых для подростка лиц (друзья или, например, спортивный тренер). Дру­гой основной проблемой этого возрастного этапа является половое созревание и бурное становление сексуального влечения. У Салли-вана, так же как и у Фрейда, повторяется идея о подростковой гомо­сексуальности. Однако Салливан не считает подростковую гомосек­суальность неизбежной, так как, по его мнению, она обусловлена не биологическими, а социальными факторами. Как курение или упот­ребление наркотиков, подростковая гомосексуальность — это соци­ально обусловленный риск, зависящий от наличия или отсутствия в окружении подростка референтных асоциальных групп.

Юношеский возраст также характеризуется увеличением числа интерперсональных связей, однако качественное своеобразие этого периода связано с завершением формирования когнитивных про­цессов. Это проявляется в склонности юношей ставить перед собой вопросы философского плана и размышлять о смысле жизни, при этом нередко возникает состояние своеобразной разочарованности и пессимизма. Подобные юношеские возрастные кризы иногда мо­гут составить сложности в дифференциальной диагностике их с де­бютом шизофрении (синдром "философической интоксикации") или эндогенной депрессии.

Большинство проблем жизни взрослого человека (периоды мо­лодости и зрелости) Салливаном понимаются через призму выдви­нутых им положений формирования личности ("Я-системы") с ее механизмами психологической защиты — "избирательного внима­ния". Бессознательное сличение с эталоном воспринятого в детстве лежит в основе механизмов идентификации и избирательности вни­мания или, точнее сказать, невнимания к тому, что может вызвать у человека дискомфорт. Например, объяснения человека о "плохом" начальстве, вынуждавшем его многократно менять работу, в своей основе могут быть связаны с недостаточной сформированностью "вертикальных отношений" в соответствующие периоды детства.

Для пожилого возраста характерны как биологический (инво­люция), так и психологический кризы. Психологические кризы могут рассматриваться в этом возрасте как личностные реакции на свое возрастное увядание, а также отстранение от активной трудовой дея­тельности (т.н. "пенсионные неврозы").

В старческом возрасте психологически наиболее трудным для человека является ситуация одиночества. Человек может физически жить дольше всех своих близких, друзей и знакомых ("пережить" их,

42

утратив все свои интерперсональные связи), что иногда называют социальным умиранием или смертью "социального атома". Соци­альный атом может умереть одновременно со своим носителем, а может и пережить человека. В последнем случае интерперсональ­ные связи сохраняются и цементируются его образом в памяти об­щавшихся с ним людей.

Проблемы "социального умирания" характерны не только для старческого возраста, но и для тяжелых инвалидизирующих сома­тических и психических заболеваний, когда социальное окружение "забывает" больного человека. Реабилитация больных и инвалидов должна предусматривать не только биологическое лечение, но и наиболее полное восстановление психологического и социального функционирования.

Э. Фромм (Fromm E.): теория отчуждения

Эрих Фромм (1900-1980), доктор философии и сотрудник инсти­тута психиатрии, родился в Германии, но с 1934 года жил и работал в США, поэтому его причисляют к американским психологам. Его учение является как бы наиболее "социализированным" учением неофрейдизма, "культурным психоанализом". Первая книга "Бег­ство от свободы" была им опубликована в 1941 году. Творчество Фромма носит скорее философско-этический, а не клинический ха­рактер. Он часто начинает свои труды с изложения учения К. Маркса об отчуждении результатов труда от производителя в антагонисти­ческих классовых обществах. Однако Фромм расширительно толкует эти положения, распространяя их на основы отношения людей.

Интерпретация личности Фроммом начинается с анализа усло­вий существования человека и их изменений с конца Средневековья по наше время. Он утверждает, что одиночество, изоляция и отчуж­денность присущи всем людям, в том числе и нашего поколения. Отчуждение состоит в нарушении естественной, гармоничной связи человека с природой и на этой основе — с другим человеком и са­мим собой.

Одновременно для каждого исторического периода характерным было и прогрессивное обретение личной свободы человека. Невидан­ная свобода от жестких социальных, политических, экономических и религиозных ограничений в современных обществах потребовала и компенсации в виде чувства безопасности и принадлежности к социу­му. Фромм полагает, что образовалось огромное противоречие между свободой и безопасностью и именно оно становится причи-

43

ной основных трудностей в жизни современного человека. Человек пытается преодолеть свое одиночество "бегством от свободы".

Фромм указывает на ряд способов, или стратегий, такого бегства от свободы. Невыносимость бремени отчуждения может перерас­тать в чувство агрессии как к окружению (садизм), так и к себе (мазо­хизм). Отчуждение также может выражаться в конформизме, при­способленчестве к другим людям, условиям жизни. Сами по себе стратегии бегства от свободы несут в себе функцию своеобразной психологической защиты от тягостного чувства одиночества. Последнее часто может проявляться компульсивно и лежит в основе внешне беспричинных самоубийств.

Вся активность человека подчинена решению базовой проблемы отчуждения — обретению единства с миром и самим собой. Однако, как подчеркивает Фромм, природа человека двойственна: он стре­мится к независимости и свободе, но последняя способствует от­чуждению. Дихотомия свобода—безопасность обусловлена экзис­тенциальными потребностями человека — потребности в связях с другими людьми, потребности в созидательном творчестве, потреб­ности в корнях (связи с семьей), потребности в своей идентичности (быть самим собой, а не копировать других), потребности в системе взглядов для объяснения сложности мира. Общество предоставляет возможность удовлетворения этих потребностей, формируя у чело­века структуру личности — формирующиеся с детства устойчивые "основные ориентации характера".

Фромм выделил пять социальных типов характера, превалирую­щих в современных обществах: рецептивный тип (убеждены, что все хорошее в жизни находится вне их самих, они оптимистичны и идеалистичны), эксплуатирующий тип (негативные черты — агрес­сивность, эгоцентризм, а позитивные—уверенность в себе, чувство собственного достоинства), накопительский тип (тенденция к овла­дению материальными благами, властью),/»ыночным тип (убежден, что и личность является товаром, отношения с окружением поверх­ностные), продуктивный тип (независим, честен, спокоен, ориенти­рован на социально-полезную деятельность). Последний тип в тео­рии Фромма — это идеальное состояние человека.

Э. Фромм сформулировал идеи о существовании в активности людей биофильной и некрофильной ориентации, то есть ориента­ции на жизнь и ориентации на смерть (они содержательно соот­носятся с описанием 3. Фрейдом инстинктов жизни и смерти). Некрофильны те люди, которые чувствуют влечение ко всему не­живому. Они охотно говорят о смерти, о болезнях, о похоронах, при этом воодушевляются. Они холодны, подвержены закону и

44

порядку, живут прошлым и никогда не живут будущим. Противо­положностью является биофильная ориентация — любовь ко все­му живому. Сюда включаются и тенденции к интеграции и объе­динению, к росту соответственно качества и структуры живого. Объединение и совместный рост — характерные признаки жизни, в том числе жизни чувств, мышления и всех проявлений психи­ческого в человеке. Преобладание того или иного вида ориенти­ровки определяет образ жизни человека.

Э. Эриксон (Erikson E.H.): теория идентичности

Эрик Эриксон родился в 1900 г. в Германии, где какое-то время работал с Фрейдом, а в 1933 г. эмигрировал в США. Основные труды: "Детство и общество" (1967), "Идентичность и жизненный цикл" (1971), "Проблема новой идентификации" (1974).

Эриксон относится к числу тех последователей Фрейда, кто су­мел критически переосмыслить некоторые положения его концеп­ции. Он разработал теорию личностного развития на протяжении всей жизни человека—от рождения до старости. В отличие от Фрей­да, Эриксон уделял большее внимание социальной детерминации развития. Он полагает, что наряду с выделенными Фрейдом фазами психосексуального развития, в ходе которого меняется направлен­ность влечения от аутоэротизма к внешнему объекту, существуют и психологические стадии развития "Я", в ходе которых индивид уста­навливает основные жизненные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде. Эриксон выделил ставшие широко извест­ными восемь стадий развития личности. На каждой из них существу­ют свои определенные параметры, которые могут принимать поло­жительные или отрицательные значения. Механизмом смены стадий является конфликт, кризис идентичности личности.

Понятие "психосоциальная идентичность" у Эриксона выс­тупает в качестве центрального интегративного начала личности. Групповая, социальная идентичность начинает формироваться очень рано — ребенок с первых дней жизни ориентирован на вклю­чение в определенную социальную группу и постепенно начинает воспринимать и понимать мир так, как и большинство его окруже­ния. Но постепенно у него формируется и индивидуальная иден­тичность — чувство устойчивости и непрерывности своего "Я", несмотря на то, что в нем идут и многие процессы непрерывного изменения и развития. Таким образом, индивидуальная идентич­ность означает сознание тождественности самому себе, непрерыв-

45

ности во времени собственной личности и связанное с этим ощу­щение, что другие также признают это. Если идентичность — со­стояние, то идентификация — процесс его формирования. Иден­тификация всегда связана с другими людьми, которые в течение определенного времени могут служить "образцами".

В индивидуальной идентичности можно различить личност­ную идентичность и Я-идентичность. Последняя ("эго-идентич-ность") означает более узкую, глубинную область, ответственную за постоянство личности. Значение этого конструкта яснее всего проявляется в психопатологии, когда Я-идентичность утрачивает­ся, меняется, "расщепляется" или человек вынужден бороться за ее сохранение.

Идентификационное поведение и идентичность развиваются не­прерывно в течение всей жизни, начиная с раннего детства. При этом важнейшее влияние оказывают родители и другие референтные лич­ности. Согласно Эриксону, каждый человек в ходе развития своей идентичности переживает несколько критических фаз. Критическая фаза — не патологическое состояние, а своеобразное состояние не­стабильности с мобилизацией созидательных сил. Человек задает себе вопросы: "Каков я? Каким мне хотелось бы стать? За кого меня принимают?". Каждая стадия характеризуется задачами этого возра­ста, а задачи выдвигаются обществом. Решение всех этих вопросов определяется уровнем развития человека и духовной атмосферой общества, в котором человек живет.

Стремление к собственной идентичности и к ее сохранению Эриксон выводит из психоаналитических посылок, стадии личност­ного развития у него соответствуют в общих чертах фазам психосек­суального развития.

Раннее младенчество (до 1 года): главную роль в жизни играет мать (кормит, ухаживает, ласкает), в результате у ребенка форми­руется "базовое доверие к миру". Динамика развития доверия зависит от матери. Если мать тревожна и невротична или ребенку уделяют мало внимания (например, ребенок в детском доме), то формируется базовое недоверие к миру, устойчивый пессимизм. Эмоциональная депривация приводит и к резкому замедлению психического развития.

Позднее младенчество (1—3 года) связано с формированием ав­тономии и независимости, ребенок начинает ходить, контролировать сфинктеры, приучается к опрятности. Социальное неодобрение от­крывает глаза ребенка внутрь, он чувствует возможность наказания, формируется стыд. В конце стадии должно быть равновесие автоно­мии и стыда.

46

Раннее детство (3—6 лет): возникает убеждение у ребенка, что он уже личность. В игре формируется инициативность и предпри­имчивость. Если родители сильно подавляют ребенка, то это замед­ляет формирование инициативности, способствует закреплению пассивности, неуверенности, чувства вины.

Среднее детство (6—12 лет): возможности развития в рамках семьи исчерпаны, ребенок овладевает знаниями и новыми навыка­ми в школе. Он спокоен и верит в свои силы, но школьные неудачи приводят к появлению или закреплению чувства своей неполноцен­ности, отчаяния, потери интереса к учебе. Если родители лишь руга­ют и наказывают за плохую учебу, чувство неполноценности может закрепиться на всю жизнь.

Отрочество и юность (12—20 лет): формируется окончательно "эго-идентичность". Бурный рост и половое созревание создают озабоченность тем, как он выглядит перед другими. Возникает не­обходимость профессионального самоопределения. Если на ран­них стадиях у ребенка сформировалась автономия, инициатива, доверие к миру, уверенность в своих силах, то подросток легко на­ходит свое "Я", признание окружающих. В противном случае про­исходит диффузия идентичности, он не может найти свое "Я", не осознает целей и желаний, регрессирует к инфантильным, ижди­венческим реакциям, появляется смутное, но устойчивое чувство тревоги и одиночества. Появляется страх общения, особенно с про­тивоположным полом.

Ранняя взрослость (20—25 лет): актуален поиск спутника жизни, укрепление связей со своей социальной группой. Человек не боится обезличивания, появляется чувство близости, сотрудничества, ин­тимности с определенными окружающими людьми. Однако, если диффузия идентичности переходит и на этот возраст, человек замы­кается, закрепляется изоляция и одиночество.

Средняя взрослость (25—65 лет): дальнейшее развитие идентич­ности — идет воздействие со стороны других людей, особенно детей. Они подтверждают, что ты им нужен. Есть любимый труд, есть на кого излить свое "Я". В противном случае — опустошенность, зас­той и косность, психологический и физиологический регресс.

Поздняя взрослость (65 лет и более): создание завершенной формы эго-идентичности на основе всего пути развития личности, переосмысления всей жизни. Человек должен понять, что жизнь — это неповторимая судьба и ее надо "принять" такой, какая она есть. Если "принятия себя и жизни" не произошло, то человек чувствует разочарование, теряет вкус к жизни, чувствует, что жизнь прошла неверно, зря.

47

Стадии развития личности по Э. Эриксону



Стадия развития

Психо­социальные кризисы

Нормальная линия развития

Аномальная линия развития

Референт­ное О1фу-жение

Раннее мла­денчество: до 1года ("орально-сенсорная")

Базальное доверие или базальное недоверие

Любовь, доверие к родителям и об­щение с ними

Недоверие к лю­дям —результат плохого обраще­ния, эмоциональ­ной деприваиии

Мать

Позднее младенчество до 3 лет ("мышечно-анальная")

Автономия или стьщи сомнение

Уверенность в себе, самостоя­тельность

Сомнения, стыд­ливость. Желание скрыть недостатки речи, ходьбы и т.п.

Родители

Раннее дет­ство: до 6 лет ("локомотор-но-генитапь-ная")

Инициатив­ность или чувство вины

Любознатель­ность, подражание взрослым, вклю­чение в роле-половое поведе­ние.

Пассивность в общении, инфан­тильная зависть к другим детям Нет роле-полового поведения.

Семья

Среднее детство, или возраст игры: до 12лет ("латентная")

Осмыслен­ная работа, трудолюбие или чувство неполноцен­ности

Трудолюбие, стремление к успехам, развитие умений и навыков, ориентирован­ность на задачу

Слабость развития трудовых навыков, робость, комплек­сы, избегание сложных заданий и соревнования

Двор, школа

Отрочество и юность: до 20 лет

Эго-идентич-ностьилиее диффузия, ролевое смешение

Жизненное само­определение, миро­воззрение. Учение, планы на будущее. Четкая половая поляризация

Путаница ролей, выраженное жела­ние разобраться в себе в ущерб внеш­ней активности

Лидеры какобраз-цы,"свои" и посто­ронние группы

Ранняя

зрелость: до 25 лет ("гениталь-ная")

Интимность исолидар-ностьили изоляция

Контактность. Любовь и работа. Рождение и вос­питание детей

Трудности харак­тера, поведенческая непредсказуемость. Непризнание Офу-жаюшими. Психопа­тология

Друзья. Сослу­живцы. Соперни­ки. Сексу­альные партнеры

Средняя зрелость:

до 64 лет

Продуктив-ностьили застой, инертность и самоуничи­жение.

Творчество, удов­летворенность, воспитание нового поколения

Застой,эгоцен­тризм. Непродук­тивность в работе. Ранняя инвалид­ность

Работа. Семья

Поздняя зрелость: 65 лет и более

Цельность, эго-интегра-цияили отчаяние

Полнота жизни, мудрость, ощуще­ние полезности прожитого, смире­ние с неизбежной смертью.

Отчаяние, желание прожить жизнь заново, потеря веры в себя, страх смерти.

"Челове­чество",

"люди моего типа".

48

Глава 18

ПОВЕДЕНЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

В ПСИХОЛОГИИ (БИХЕВИОРИЗМ)

Постулаты поведенческой психологии изначально были сформу­лированы как альтернатива неудачам в классической ассоциативной психологии. Ее интроспективный метод исследования психики не удовлетворял научным критериям, так как давал нестабильные и не повторяемые результаты. Поэтому бихевиористы предложили отка­заться от интроспекции и таких не проверяемых научными метода­ми понятий классической психологии, как сознание, ассоциация, чувство и др., а рассматривать лишь те проявления психики челове­ка, которые могут быть надежно зарегистрированы и повторены в условиях лабораторного эксперимента. Такими внешними проявле­ниями психики является поведение. В отличие от процессов созна­ния, которые протекают внутри субъекта и обнаруживаются лишь путем самонаблюдения (субъективный метод исследования), пове­дение происходит во внешнем мире и обнаруживается объективно путем внешнего наблюдения. Несмотря на своеобразную термино­логию и отрицание даже самого понятия "личность" в традицион­ном понимании, в бихевиоризме и в этом плане получены интерес­ные результаты. Поэтому поведенческая психология включена в число направлений, предлагающих данные относительно личности и личностных проявлений.

Бихевиоризм (от англ. behaviorповедение) направле­ние в психологии, отрицающее сознание как предмет научно­го исследования и сводящее психику и личность к различным формам поведения, понимаемого как совокупность реакций организма на стимулы внешней среды. Бихевиоризм возникает в США в ЗО-е гг. и окончательно оформляется в самостоятельное направление в 50-е гг. нашего века. В рамках этого направления обычно выделяют классический (радикальный) бихевиоризм и необихевиоризм.

Согласно сложившимся представлениям, в психологии поведение определяется как внешние проявления психической деятельности, т.е. к нему можно отнести:

  1. все внешние проявления физиологических процессов, связанные
    с состоянием, деятельностью и общением людей (поза, мимика, интона­
    ции, дрожание, особенности дыхания, мышечное напряжение и др.);

  2. отдельные движения и жесты (поклон, кивок, сжимание кула­
    ков и др.);

49

  1. действия как более крупные акты поведения, имеющие опреде­
    ленный смысл (просьбы, приказы и т.п.);

  2. поступки как акты поведения с определенным значимым резуль­
    татом (азартно играть в карты, проиграть все состояние и т.п.).

В бихевиоризме поведение рассматривается как система реакций в связи с научением организма в процессе приспособления к среде. Адаптация к условиям меняющейся среды требует от организма по­стоянной выработки форм поведения, направленных на восстановле­ние нарушенного равновесия или на достижение определенных целей. Эта непрерывная адаптация осуществляется благодаря процессам, которые в эволюции живого усложнялись от рефлексов до мышления. Если рефлекторные и инстинктивные типы поведения не могут пре­терпевать значительных изменений, то, напротив, приобретенные по­веденческие реакции могут существенно и стойко меняться. Именно эти изменения поведения возникают в результате приобретаемого опыта жизни — научения.

В бихевиоризме выделено три категории научения: реактивное, оперантное и когнитивное. В соответствии с этим распространено так­же подразделение бихевиоризма в зависимости от интерпретации са­мого процесса научения: классическое Павловское обуславливание (Павлов И.П., Вольпе Д. и другие), инструментальное, или оперантное, обуславливание (Торндайк Е., Скиннер Б.) и познавательные концеп­ции, или когнитивные теории научения (Толмен Е., Бандура А.).

Начало бихевиоризма, классический (радикальный) бихевиоризм

Американский психолог Эдуард Торндайк (1874-1949) считается родоначальником поведенческой психологии, хотя он не пользовал­ся термином "поведение", а предпочитал слово "коннексия", обо­значающее связь между реакцией и ситуацией. Им было описано научение методом проб и ошибок. Этот вид научения сам по себе считается не очень эффективным, но, вероятно, в процессе эволю­ции он приводил к выработке различных навыков у наших предков. Свои наблюдения Э.Л. Торндайк сделал в опытах с так называемыми проблемными клетками, куда помещалось голодное животное. Для получения пищи животному требовалось выйти из нее, нажав на педаль, связанную с дверью.

Оказалось, что после случайно успешного действия животного вероятность повторения этого действия у него возрастает. Так им в 1898 году был сформулирован "закон эффекта ", позволяющий по­строить "кривую научения", где каждая новая попытка исполнения более эффективна, чем предыдущая. Из этого закона следовало так-

50

же, что действия, которые не ведут к достижению цели, напротив, от пробы к пробе сокращаются и тормозятся.

Торндайком при моделировании поведения был выявлен и ряд других закономерностей: закон упражнения — реакция на ситуа­цию связывается пропорционально с частотой повторения связи и ее силой; закон готовности — упражнения меняют, усиливают го­товность организма к проведению нервных импульсов; закон ассо­циативного сдвига — если при одновременном действии раздра­жителей один из них вызывает реакцию, то и другие приобретают способность вызывать ту же самую реакцию.

Теоретическим лидером бихевиоризма стал американский пси­холог Джон Брод ее Уотсон (Watson, 1878-1958), которыйв 1913 году открыто заявил, что психология должна быть чисто эксперименталь­ной, объективной наукой, а известное утверждение, что объектом психологии является сознание, — ошибочно. Все, что происходит внутри сознания, нельзя научно зарегистрировать и измерить. Объективно изучать и регистрировать можно только реакции, вне­шние действия человека и те стимулы—ситуации, которые эти реак­ции обуславливают.

Таким образом, психология как наука о поведении должна пре­небречь несколькими из ее традиционно существующих проблем, а оставшиеся сформулировать таким образом, чтобы их можно было решить с помощью строго объективных методов. Основной целью психологии должно быть описание, предсказание и управление по­ведением, а ее девизом является известная формула (единица пове­дения): "стимул-реакция" (S—»R).

Для Д. Уотсона причинно объяснить какое-либо действие че­ловека (R) означает найти внешнее воздействие^), которое его вызвало. Ближайшие задачи психологии он определил как выявле­ние и описание возможных типов реакций, исследование процес­сов их образования и закономерностей их комбинирования в сложное поведение. Одновременно в качестве общих окончатель­ных задач психологии Д. Уотсон отметил две: 1) прийти к тому, чтобы по ситуации (стимулу) предсказать поведение (реакцию) человека, и наоборот, — 2) по реакциям (поведению) определить стимулы, лежащие в их основе.

С точки зрения Д. Уотсона, большинство известных психических явлений можно переформулировать и описать в терминах поведе­ния. Так, например, эмоции возникают как условно-рефлекторная связь между внешними раздражителями и несколькими базальными аффектами; мышление идентично субвокальному (неслышимому) проговариванию звуков громкой речи — сигналов, обозначающих

51

объекты рассуждения ("периферическая" теория мышления), а лич­ность есть не что иное, как совокупность выработанных с детства и поэтому достаточно устойчивых поведенческих реакций (системы навыков), присущих данному конкретному человеку.

Вследствие методологических изъянов исходной концепции уже в 20-е годы XX века начался распад бихевиоризма на ряд на­правлений, сочетающих основную доктрину с элементами других психологических теорий (в частности, гештальтпсихологии, психо­анализа), а также возникает и необихевиоризм. Лишь немногие из американских психологов продолжали последовательно и непри­миримо защищать постулаты ортодоксального бихевиоризма. Од­ним из таких психологов был Б.В. Скиннер, который утверждал, что изучаться должно только наблюдаемое, инструментально измеряе­мое поведение.

Оперантный бихевиоризм Б.В. Скиннера (1904-1990). Амери­канский психолог Беррес Скиннер (Skinner), развивая идеи Торндай-ка, предположил, что поведение чаще определяется и формируется своими последствиями, т.е. результатами поведения. В этом впер­вые наметился отход от "линейного" представления о поведении к утверждению роли в его построении "обратной связи".

В зависимости от того, будут ли последствия поведенческой реак­ции приятными, безразличными (нейтральными) или неприятны­ми, живой организм будет повторять этот поведенческий акт, не при­давать ему значения или избегать повторения этого поведения. Таким образом, стимулом поведенческой реакции у Скиннера ста­новится его результат, который выступает в роли "подкрепителя". Такой тип поведения он называл "оперантным": поведение воздей­ствует (operates) на среду, генерирует последствия, которые и моди­фицируют само поведение. В этом случае формула Уотсона приоб­ретает у Скиннера "обратный" вид: R<—S.

Подкрепителем (S) может считаться любой стимул, увеличиваю­щий вероятность определенной реакции. Позитивный стимул (S+) вызывает желаемое поведение, а негативный (иначе—аверсивный) стимул (S-) — исключает или уменьшает эту реакцию. Первичными подкрепителями являются простые физические вознаграждения, а вторичные — нейтральные стимулы, которые ассоциируются с пер­вичными (например, деньги).

Скиннер стоял у истоков программированного обучения. Так он разработал способ формирования поведения путем последова­тельных приближений. Этот способ заключается в том, что весь путь от начала обучения до конечного результата разбивается на не­сколько этапов. В дальнейшем остается лишь последовательно и сис-

52

тематически подкреплять (система обратной связи) каждый из от­дельных этапов на пути к нужной форме поведения. По мнению Скиннера и других бихевиористов, именно так происходит выработ­ка большинства поведенческих реакций у человека. Ими экспери­ментально доказано, что положительное подкрепление изменяет по­ведение человека намного эффективнее, чем отрицательное, а среди последнего более эффективно лишение поощрений, чем примене­ние наказаний при обучении.

В своих исследованиях Скиннер во многом опирается на резуль­таты работ русского физиолога И.П. Павлова. Именно Павлов впер­вые назвал все события, усиливающие поведенческие проявления, "подкреплением", а все изменения поведения при этом — "обуслав-ливанием". Он осуществил и первую значительную эксперимен­тальную работу по обуславливанию реактивного (рефлекторного) поведения (по Скиннеру— "респондентного"). Так, И.П. Павловым было впервые показано, что врожденные рефлексы могут вызывать­ся стимулами иными, совершенно отличающимися от их специфи­ческого раздражителя. Например, после небольшого количества со­единений получения пищи (специфический раздражитель) со звонком (нейтральный для слюноотделения стимул) у собаки начи­нается слюноотделение только на звук звонка без предъявления пищи. Собака оказывается обусловленной таким образом, что она реагирует на стимул, который раньше не вызывал этой реакции. Та­ким образом, Павлов мог не только наблюдать поведенческие реак­ции, но и формировать, моделировать их.

И.П. Павлов полагал, что ассоциативным (реактивным) обуслав-ливанием можно объяснить множество приобретенных форм пове­дения. Реактивное обуславливание легко прививается и легко исклю­чается. В частности, в современном обществе на этом основывается значительная часть рекламы. Такой же точки зрения на поведение придерживался и бихевиорист Д. Уотсон, который через несколько лет после Павлова впервые показал, как могли бы развиваться услов­но-рефлекторные эмоциональные реакции. В частности, он в экспе­рименте выработал у шестимесячного ребенка страх перед белой крысой, сочетая предъявление крысы с неприятным звуком. Этот "условный рефлекс страха" в результате генерализации (иррадиа­ции, по Павлову) вскоре распространился на все предметы с белым мехом, включая бороду Деда Мороза. Применение положительных подкрепителей позволило устранить у ребенка эту негативную реак­цию страха.

Человек в концепции бихевиоризма понимается прежде всего как реагирующее, действующее, обучающееся существо, которое про-

53

граммируется на те или иные реакции, действия, поведение. Пол­ную формулу поведения можно изобразить в виде соединения схем реактивного (Павлов) и оперантного (Скиннер) обуславливаний: S—*R«-S. Изменяя стимулы и подкрепления, можно программиро­вать человека на требуемое поведение. Таким образом, человек полностью зависит от своей среды, и всякая свобода, которой, как ему кажется, он может пользоваться, является чистой иллюзией.

Наиболее ярко это положение проявилось именно у Скиннера, который сам себя называет "радикальным", последовательным би-хевиористом. Такие термины, как "свобода", "достоинство", "твор­чество" и другие он называет "объяснительными фикциями". Их употребляют люди, когда они не понимают наблюдаемого поведе­ния или им неизвестна структура подкрепляющих стимулов, пред­шествующих поведению или следующих за ним. Например, хоро­шо известно, что в состоянии гипноза человеку могут быть внушены какие-либо предписания относительно его поведения после сеанса. Человек выполняет их в полном убеждении, что по­ступил он так по собственной воле, собственному решению. Отсю­да Скиннер утверждает, что "чувствование свободы" — это еще не свобода. Более того, по его мнению, наиболее репрессивными формами управления являются именно те из них, которые усилива­ют это чувство свободы.

Необихевиоризм

В 30-е годы незыблемость идей бихевиоризма пошатнулась. Очевидной становится необходимость учитывать в регуляции по­ведения не только роль внешней, социальной среды, но и отноше­ние к ней индивида: его мотивы, настроения и установки. Амери­канский психолог Роберт Вудворте (1869-1962), один из разработчиков учения о мотивации, образно говорил, что можно управлять движениями людей, только управляя их желаниями. Он модернизирует известную схему "стимул-^реакция " включением в нее промежуточного (медиаторного) звена, т.е. побудительных и познавательных факторов. Так началась реформа бихевиоризма, и ее возглавили Эдуард Толмен и Кларк Хал, а новое направление получило название "необихевиоризм". С 70-х годов необихевио­ризм начинает представлять свои концепции в соответствии с тео­рией "социального научения" Альберта Бандуры.

Когнитивный бихевиоризм Э. Толмена (1886-1959). Последо­ватель Уотсона, американский психолог Эдуард Чейс Толмен в 1948

54

году подверг сомнению схему S—»R, считая ее слишком упрощен­ной. Он приходит к выводу, что связи между стимулами и поведен­ческими реакциями не являются прямыми. Они опосредованы пси­хическими процессами данного индивида (J), зависящими от его наследственности, физиологического состояния, прошлого опыта и природы стимула. Формула Уотсона у Толмена приобрела иной вид: S—*J—*R, где средним членом являются промежуточные перемен­ные. Он выделил три главные группы таких "промежуточных пере­менных": потребностная система, система ценностных мотивов (предпочтений одних объектов другим) и переменные бихевиори-ального поля (ситуация, в которой совершается действие).

Такие промежуточные переменные, как цели, намерения, гипо­тезы и др. формально являются функциональными эквивалентами сознания, но вводятся они здесь как "конструкты", о которых следу­ет судить исключительно по свойствам поведения. Например, "цель, намерение" у животного можно определять в видимой вне­шним наблюдателем поисковой активности, которая прекращается при получении нужного объекта, а при повторных опытах живот­ное путь к нужному объекту находит быстрее. Получение объекта в данном опыте и будет составлять намерение, или цель, а это уже свойство поведения, и нет необходимости для объяснений привле­кать понятие сознания.

В опытах Толмена устанавливалось, что при обучении крыс на­хождению корма в лабиринте речь шла не о простом механическом усвоении ими кратчайшего пути по типу связи между стимулом и реакцией, а своего рода усвоении ими значения стимула. Обученное животное почему-то сразу справлялось и с "усложненными" зада­ниями (типа перекрытием пути преградой) без нового научения. От­сюда Толмен заключил, что поток сигналов из внешней среды преоб­разуется мозгом в своеобразные "когнитивные карты-схемы " (или образы ситуаций), которые помогают определять адекватные дей­ствия при изменениях ситуации. Эти карты создаются внешне неза­метно (латентное научение) и отражают значение различных стиму­лов и существующих между ними связей. Таким образом, "закон упражнения" Торндайка должен быть пересмотрен. Упражнение — это не упрочение связи между раздражителем и двигательным отве­том, а образование новых "познавательных карт", "знаковых геш-тальтов" или "матриц ценностей-убеждений".

При обучении сложным психомоторным навыкам (например, игре на музыкальных инструментах) также формируются когнитив­ные стратегии, направленные на выработку строгих последователь­ных движений и их программирование в зависимости от желаемого

55

результата. Кроме выработки навыков, в бихевиоризме к когнитив­ным формам научения также относят научение путем инсайта, пу­тем рассуждений, абстрагирования и обобщения.

Гипотико-дедуктивный бихевиоризм К.Л. Холла (1884-1952). Этот вариант необихевиоризма более сконцентрирован вокруг постро-енияматематической теории поведения. Кларк Леонард Халл, так же как и Толмен, признавал наличие "внутрипсихических" факторов пове­дения, но он пытался найти им эквиваленты, которые можно было объективизировать и дать им математическое описание. В частности, в состав этих факторов он ввел такие понятия как "сила навыка" — это функция количества проб, т.е. попыток выполнить реакцию; "драйв", или потребность, — это величина, производная от депривации (лише­ния пищи, воды и т.п.), подкрепление и множество других. Поведение, по Халлу, выступает в виде связанного взаимодействия переменных, "семейств" навыков и иерархии мотивов.

Пытаясь подойти строго математически к анализу поведения, Халл вместе с тем не придавал существенного значения познаватель­ным факторам и нейрофизиологическим механизмам. Современни­ки полагали, что он стал жертвой страстного увлечения математи­кой. Он использовал любую возможность, чтобы математически квантифицировать свои суждения, иногда доводя их до абсурда.

Теория социального научения. В 70-е годы бихевиоризм пред­ставляет свои концепции в соответствии с теорией социального на­учения Альберта Бандуры (Bandura, 1965). Последний обратил вни­мание на то, что существует множество форм поведения, научение которым основано на наблюдении такого поведения у других и под­ражании ему ("научение путем наблюдения"). При простом подра­жании по модели, что наблюдается и у животных, воспроизводятся действия модели, но не всегда понимается их значение. При более сложном, викарном научении требуется не только усвоение, но и понимание поведения модели.

Сторонники всех теорий социального научения отмечают, что люди часто подражают каким-то знаменитостям, героям кинофиль­мов и так далее. Модель "учит" какому-то поведению, однако ис­пользование результатов такого обучения все же зависит от когни­тивно-эмоциональной оценки ситуации. Таким образом, на человека влияют не только внешние условия, он также должен само­стоятельно оценивать и предвидеть последствия своего поведения.

Д. Роттер (Rotter J.В., 1966) дополнил эту модель А. Бандуры, полагая, что на быстроту освоения новой поведенческой реакции существенно влияет субъективная оценка человеком высокой или низкой вероятности подкрепления и характер его, т.е. ценность и

56

значимость подкрепителя для человека. Кроме того, научение за­висимо и от присущего каждому специфического личностного свойства — "локуса контроля ": чувствует ли себя человек актив­ным деятелем в достижении целей поведения или полагается на обстоятельства.

Другим важным параметром для описания социального поведения является "поведенческий потенциал", т.е. тот набор поведенческих реак­ций и навыков, который нажит человеком в течение жизни. Поведенчес­кий потенциал включает 5 основных блоков поведенческих реакций или "техник существования":

  1. реакции, направленные на достижение успеха, социального при­
    знания;

  2. реакции приспособления и адаптации к требованиям других лю­
    дей и общества;

  3. защитные реакции при превышении возможностей человека (от­
    рицание, подавление желаний, обесценивание и другие);

  4. техники избегания напряжения (уход, бегство, отдых и другие);

  5. агрессивные реакции (реальная физическая агрессия и ее симво­
    лические формы — ирония, критика, насмешка, интриги и другие).

Концепция невроза и поведенческая психотерапия

Концепция невроза. Адаптивное поведение направлено на адек­ватное приспособление к жизненным условиям. Неправильные (не­адаптивные) формы поведения закрепляются только тогда, когда им сопутствует некий положительный результат. Отсюда можно пред­положить, что при неврозах таким подкрепителем может являться "условная приятность, выгодность " болезни, так как она освобож­дает больного от ряда обязанностей или дает ему большее внимание со стороны близких (Dollard, Miller, 1967).

Однако другая и более оригинальная концепция невроза была предложена Вольпе (Wolpe J., 1958) и Айзенком(Еу5епскН., 1961). Основное значение ими придается страху и тревоге, которые воз­никают у человека при психотравмирующей ситуации. Неадаптив­ное поведение человека, в том числе невротическое и психотичес­кое, возникает, подкрепляется и фиксируется в силу того, что оно способствует снижению уровня самого этого страха и тревоги. Другими словами, невротическое поведение — это выученная и зафиксированная реакция избегания возбудителя страха и тревоги, приобретенный навык неадекватного, хотя и приспособительного, поведения.

57

Этим выводам предшествовали наблюдения возможности фор­мирования методом условных рефлексов у лабораторных животных экспериментальных неврозов и психозов — состояний, сходных с таковыми у человека. Кроме того, в обычных условиях жизни у жи­вотных иногда также встречаются состояния, напоминающие невро­зы и психозы у людей. Например, описана коллективная истерия сре­ди своры охотничьих собак, реакции "мнимой смерти" при испуге, а также истерические судороги и "мнимая" беременность у некото­рых животных.

Поведенческая психотерапия. Понятие "поведенческая (би-хевиориальная) терапия" впервые ввели в практику Арнольд Ла-зарус и Ганс Айзенк в конце 50-х годов. В нашей стране большое распространение имел термин "условно-рефлекторная терапия" (Бехтерев В.М., 1917; КонтаровичН.В., 1929).

Поведенческая терапия направлена на изменение, точнее, "пе­реучивание", неправильно усвоенного поведения, т.е. симптома болезни. Это "переучивание" может достигаться различными спо­собами. Например, метод оперантного обуславливания направ­лен на изменение поведения пациента, научение его новым навы­кам или отказу от нежелательных форм поведения с помощью поощрения и наказания ("жетонная" система, удары током и дру­гие). Так, при терапии алкоголизма широко использовался условно-рефлекторный метод (аверсия) — сочетание приема алкоголя с дачей рвотных средств, а Франкль (Frankle, 1966) предложил метод "парадоксальной интенции " (интенция — намерение), когда больному с фобиями предлагается с юмором имитировать свои страхи — "делать то, чего он боится".

Как уже отмечалось, страх и тревога лежат в основе большин­ства невротических состояний и рассматриваются в бихевиориз­ме как выученная условно-рефлекторная эмоциональная реак­ция. Она может быть подавлена, если объединить в одно и то же время стимулы, вызывающие страх, и стимулы, антагонистичные страху. Тогда произойдет противообуславливание и стимул, не вызывающий страх, погасит прежний рефлекс. В экспериментах на животных таким противообуславливающим страх стимулом является кормление. У человека одним из наиболее действенных стимулов, противоположных страху, является релаксация (рас­слабление). Практический прием, вытекающий из этого (предло­жен Джозефом Вольпе), заключается в постепенном, поэтапном демонстрировании больному, находящемуся в полной релакса­ции, иерархии обстоятельств, вызывающих страх. Этот терапевти­ческий прием постепенного, поэтапного погашения страха и тре-

58

воги был назван систематической десенсибилизацией и имеет много модификаций.

Угашение страха возможно и без релаксации — просто демонст­рацией объекта страха. При методике "наводнения " пациента по­буждают столкнуться с реальной ситуацией, вызывающей страх, и находиться в ней до тех пор, пока страх не уменьшится. Методика "имплозии " отличается от методики "наводнения" только лишь тем, что такие тренировки проводятся не в реальной ситуации, а с ее мо­делированием в воображении пациента. Цель имплозивной терапии состоит в том, чтобы вызвать интенсивный страх, который приведет к уменьшению страха в реальной ситуации.

Последние годы широкое распространение получили группо­вые варианты поведенческой психотерапии: методики социаль­ного тренинга или моделирования, тренинг уверенности в себе, тренинг умений и другие. Кроме того, повысился интерес и к ког­нитивным факторам поведения (оценка, установка и убеждения), что привело к созданию поведенческо-когнитивной терапии (А. Эллис, 1962; Рудестам, 1990). Усилия группы здесь сосредоточе­ны вокруг логического преодоления иррациональных страхов и убеждений. Члены группы совместно подыскивают аргументы, ли­шающие эти убеждения и страхи непреодолимой силы, а новые формы поведения вырабатываются и закрепляются рядом практи­ческих поведенческих приемов.

Главными особенностями любых способов поведенческой тера­пии являются следующие (Bergin A.E., Garfield S.L., 1994).

  1. Изменению подвергается поведение, а не внутреннее состояние.

  2. Осуществляются упражнения, которые активно контролируют­
    ся терапевтом.

  3. Симптомы устраняются даже без обсуждения их причин.

  4. Занимают сравнительно мало времени — максимум несколь­
    ко месяцев.

  5. Методы основываются на данных, полученных эксперимен­
    тально.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30



Схожі:

А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconДокументи
1. /Сидоров П.И., Парняков А.В. - Введение в клиническую психологию. Учебник для студентов...
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник Издание второе, переработанное и дополненное
Конституционное право зарубежных стран: Учебник, изд., перераб и доп.— М.: Юристъ, 2001. — 600 с
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconПрограмма самообразовательной деятельности по русскому языку для учащихся 7 класса Учебник
Учебник: Русский язык: учеб для 7 кл общеобразоват учеб заведений с рус яз обучения
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник веселого волшебства
Перед вами новый бестселлер В. Долохова и В. Гурангова, который уже давно с нетерпением ждет огромная армия читателей, знакомых с...
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник для вузов 2008г. 415стр. 270 Айламазян Акушерство Учебник для вузов

А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconС. С. Сидоров
Комісія, призначена наказом від 12. 02. 2010 р. №25 Товариства з обмеженою відповідальністю «Веселка»
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconВведение в предмет: информационная культура. Введение в предмет: информационное общество
Класс информационных сетей как открытых информационных систем: понятие открытой системы
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник для высших и средних специальных учреждений. М.: Маркетинг, 2001. 396с. Неруш Ю. М. Логистика: Учебник для вузов. М.: Банки и биржи, юнити, 1997 (2000). 71 с
Понятие включает в себя также управление соответствующими потоками информации, а также финансовыми потоками
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconУчебник для учащихся 9 класса общеобразовательных учреждений/ Кузнецова Н. Е., Титова И. М. и др. М.: Вентана-Граф, 2006
Волковой Л. А. о выполненной работе на пилотной площадке на базе 9 «А» класса отделения гимназии моу «Центр образования «Псковский...
А. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник iconДокументи
1. /!!!ВНИМАНИЯ !!!.docx
2. /Metastock...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи