Не от мира сего icon

Не от мира сего




НазваНе от мира сего
Сторінка5/5
Дата конвертації15.12.2012
Розмір0.57 Mb.
ТипДокументи
1   2   3   4   5

   Ксения. Нет, нет, семейные обязанности выше всего. (Берет Кочуева за

  руку.) Я не отпущу его.

   Муругов. Успокойтесь! Мы и не возьмем его у вас. Мы понимаем, какая это

  радость в доме - возвращение жены, и мы с глубоким уважением относимся к

  этой семейной радости.

   Ксения. Да, и надо уважать, и надо.

   Муругов. Но, Ксения Васильевна, мы живем не в юртах, не в кибитках, не

  в шатрах. Там действительно каждая юрта, каждый чум составляет свой

  отдельный мирок, из которого обитатели выползают на четвереньках только в

  большие праздники, чтобы всем обществом теплую оленью кровь пить. У нас и

  клубы, и собрания, и множество общественных учреждений.

   Кочуев. Не спорьте с ней, Ардалион Мартыныч! У них своя логика, логика

  сердца.

   Муругов. Извините меня, Ксения Васильевна, сделайте одолжение! Я и не

  думаю спорить. Да мне и спорить не о чем; мои мнения основаны на таком

  крепком фундаменте, что и не нуждаются в новых аргументах. Но я умею уважать

  и чужие убеждения. Одно только скажу, что требования Ксении Васильевны

  слишком высоки для нас, они нам не впору, - очень идеальны. И в истории

  немного найдется примеров тех чистых семейных добродетелей, каких желает

  Ксения Васильевна. Кто же? Вот идеальная пара, если верить Овидию: Филемон и

  Бавкида. Да ведь и они создание поэта.

   Кочуев. Ха, ха, ха! Ксения, он нас с тобой называет Филемоном и

  Бавкидой.

   Ксения. Разве это не хорошо?

   Елохов. Ничего лучшего быть не может.

   Муругов. Или вот создание другого поэта: Афанасий Иваныч и Пульхерия

  Ивановна.

   Кочуев. Этим сравнением, Ардалион Мартыныч, можно и обидеться.

   Муругов. Тоже идиллия.

   Елохов. Ну, уж извините, Ардалион Мартыныч! Тут сходства нет; те ели

  очень жирно и много, и у них нервы были крепки.

   Ксения. Вы уж очень строги к женщинам.

   Кочуев. Нет, что ты? Он самый любезный кавалер, он только шутит.

   Елохов. И очень многие дамы любят Ардалиона Мартыныча за это.

   Кочуев. Да нельзя и не любить человека, который оживляет общество.

   Муругов. Нет, Ксения Васильевна, я не строг к женщинам; я их люблю и

  очень многих уважаю глубоко. Вот у меня есть одна знакомая дама, жена

  адвоката; я очень уважаю ее, несмотря на все ее странности.

   Ксения. А какие же у нее странности?

   Муругов. Она минуты не может быть без мужа и очень печалится, что муж

  не берет ее с собой в окружной суд на кафедру. Я бы, говорит, никому не

  мешала; я бы глядела ему в глаза и держала за руку.

   Ксения. Она дура?

   Муругов. Нет, примерная жена и пишет стихи очень хорошо.

   Кочуев. Видишь, как он мило рассказывает.

   Ксения. Да, мило, только как-то больно делается.

   Муругов. Ах, извините! Я и не воображал, что своими шутками доставлю

  вам какую-нибудь неприятность.

   Ксения. Нет, ничего... Но я семью чту, как святыню, а вы ее так низко

  ставите.

   Муругов. На свое место, Ксения Васильевна. Представьте, что солдату

  нужно воевать, а жена его не пускает. И жена, конечно, по-своему права; но

  ведь право и начальство, которое говорит ему: "Коли ты солдат, так тебе

  следует воевать, а не на печке лежать". Честь имею кланяться! Спешу к

  отправлению моих общественных обязанностей. Семьи нет, холост. Коли женюсь,

  так, может быть, и я заговорю так же, как вы. Позвольте прислать вам фруктов

  или цветов. Что вам угодно?

   Кочуев. Присылайте фруктов! Неона, так мы съедим.

   Муругов уходит. Кочуев его провожает.

   Елохов. Ну, как вам показался наш Ардалион Мартыныч?

   Ксения. Он умный, только страшный. Он страшней, чем прежде был. Не

  говорите мужу!

  

   Кочуев возвращается.

  

  

^    ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОВ

  

   Ксения, Елохов и Кочуев.

  

   Кочуев. Ну, вот, не съел он тебя. Теперь ты его бояться не будешь?

   Ксения. Нет, что его бояться!

   Кочуев (берет руку Ксении). Говорит: "Что его бояться", а у самой руки

  поледенели. Ты больна, Ксения?

   Ксения. Я не знаю... нет, не больна... Так, немного расстроена.

   Кочуев. Как не больна? Ты на себя не похожа.

   Ксения. Я очень его испугалась. Смешалась и как-то поглупела вдруг.

  Сама чувствую, что глупости" говорю, а остановиться не могу. Хочу

  поправиться - и скажу что-нибудь еще глупее.

   Кочуев. Конфуз! Одичала ты, живши в деревне-то. Послушай! Прими капель

  и ложись, отдохни! Я сейчас пришлю к тебе Хионию Прокофьевну.

   Ксения. Не надо. Так пройдет. Со мной это бывает.

   Кочуев. Нет, все-таки лучше. Поди успокойся, успокойся, моя милая.

  (Целует Ксению в голову.) Мы тебе мешать не станем. Мы пока с Макаром

  Давыдычем в шахматы поиграем.

  

   Уходят Кочуев и Елохов.

  

^    ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

  

   Ксения одна, потом Xиония.

  

   Ксения. Я убита, уничтожена! Он унес мою душу. Какое холодное,

  безжалостное презрение к женским чувствам, к женскому сердцу! И муж не

  заступился за меня. Значит, он разделяет мнение Муругова... Значит, он меня

  только словами утешает, обманывает. Нет, нам, кротким и не знающим жизни

  женщинам, жить нельзя на свете, и не надо... Кому верить? На кого

  положиться? Вот муж мой... Я знаю, что он меня любит, но положиться на него

  я не могу... Он не говорит мне правды; он говорит только то, что мне

  приятно, старается попасть в мой тон, утешает меня... утешает и обманывает.

  Он, как ребенка, нянчит меня на руках, говорит мне: "Агу, душенька", -

  пляшет передо мной, дарит куклы, конфеты, но умом своим, своим знанием жизни

  не делится со мной. Вместо того чтобы учить, руководить меня, он со мной

  соглашается; он боится оскорбить меня моим же невежеством; он боится, что я

  буду спорить против неоспоримых истин, и прячет их, скрывает от меня. И я

  уже ему верить не могу. Если он скрывает от меня свои убеждения, может

  скрывать и что-нибудь другое.

  

   Входит Xиония.

  

   Xиония. Виталий Петрович прислали вам книжку.

   Ксения. Хорошо; положи на столик. Поди! Ты мне ненужна!

  

   Хиония уходит.

  

  Прислал книгу... И в этой книге, вероятно, нет правды... не то что нужно для

  меня, а какие-нибудь идиллии, небывалые добродетели... Филемон и

  Бавкида... (Садится в кресло и берет книгу. Сначала смотрит заглавие, потом

  перелистывает книгу и находит вложенные Барбарисовым бумаги.) Зачем это

  здесь? (Читает.) "По старому счету за коляску для г-жи Клеманс 500. За новый

  скат колес и гуттаперчевые шины 300 р. (Смотрит другой счет.) За

  доставленные мадемуазель Клеманс бриллиантовые серьги 2 000 р. По старому

  счету за взятые ею вещи 1 200 р." (Хватаясь за грудь.) Ай! Ах, боже мой!

  (Протирает рукой глаза и опять рассматривает счета, потом кладет их на

  столик и, медленно поднявшись с кресла, проходит несколько шагов.) Что это?

  Что это со мной? Я как будто забыла, что... Что, что я забыла? Да!

  (Осматривает свое очень дорогое платье.) Нет, я не сплю... Я одета... хорошо

  одета... Зачем я так оделась? Да... мы хотели ехать на вечер... Что ж мы не

  едем? Ах, да, я сделалась нездорова... Да, да, да, помню теперь... Меня

  ужалила змея... Где змея? (Осматривается кругом.) Да какая змея? Откуда

  она?.. О, нет! Это я говорила про змею... Он сказал: отдохни, успокойся...

  прими капель! А я не легла... Надо успокоиться. (Садится в кресло.) Я

  отдохну, успокоюсь... вот так... (Машинально берет со стола один из счетов и

  прочитывает про себя.) Ай! я умираю! (Без чувств опускается на спинку

  кресла.)

  

   Входит Xиония.

  

   Xиония. Маменька приехали и еще гости. Заснула. (Громко.) Ксения

  Васильевна, Ксения Васильевна!

   Ксения (очнувшись). А? Что?

   Xиония. Маменька приехали и еще гости с ними. Они в зале, и Виталий

  Петрович там.

   Ксения. Кто приехал? Он, он?

   Xиония. Кто "он" - то-с?

   Ксения. Муругов... Он пришел за душой моей... Ты не пускай его ко

  мне... Позови Виталия Петровича... Он за меня заступится... Тут змея, тут

  змея... (Громко.) Защитите! (Опускается на кресло без чувств.)

   Xиония. Батюшки! Что с ней? (Бежит в валу.) Виталий Петрович, Виталий

  Петрович! Ксения Васильевна умирает!

  

   Кочуев и Елохов входят и в испуге останавливаются. За ними тихо входят

   Снафидина, Капитолина и Барбарисов.

  

  

^    ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

  

   Ксения, Кочуев, Елохов, Снафидина, Капитолина и Барбарисов.

  

   Кочуев. Что такое? Что такое? Ей дурно! Спирту дайте, спирту! Ксения!

  (Увидав счета.) О, какое гнусное, гнусное коварство! Это убийство! Ксения,

  Ксения!

  

   Ксения открывает глаза.

  

  Она жива, она не умрет. Ксения, не умирай, не умирай! (Показывает ей счета.)

  Это коварство, коварство! Ничего этого нет.

   Елохов. Я вам говорил: не верьте даже глазам своим!

   Ксения (тихо). Этого нет?

   Кочуев Нет, нет, милая Ксения. Одну тебя, одну тебя люблю я.

   Ксения. Сюда, поближе ко мне! (Кочуев становится подле нее на колени.

  Она кладет руку ему на плечо.) Я... люблю... тебя.

   Кочуев (целуя ее руку). И прощаешь?

   Ксения. И прощаю. (Умирает.)

  

   Картина.

  

  20 декабря 1884 г.

  

  

   Примечания

  

   Печатается по тексту журнала "Русская мысль", 1885, No 2, со сверкой по

  автографу, хранящемуся в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина.

   Островский работал над пьесой в конце 1884 года, будучи тяжело болен,

  стараясь выполнить обещание, данное артистке П. А. Стрепетовой, написать

  новую пьесу для ее бенефиса.

   "Я пишу обставленный лекарствами, - писал он ей 13 декабря 1884 года, -

  нервы разбиты до последней степени; малейший шум меня пугает; я не сплю и не

  ем почти ничего" ("Ежегодник Государственных театров", сезон 1918/1919 г.,

  стр. 94). 20 декабря пьеса была закончена, 22 декабря принята

  Театрально-литературным комитетом к представлению, и 24 декабря было

  получено цензурное разрешение. 9 января 1885 года пьеса впервые поставлена в

  Петербурге на сцене Александрийского театра в бенефис П. А. Стрепетовой. В

  постановке участвовали: Петипа (Кочуев), Стрепетова (Ксения), Давыдов

  (Елохов) и другие.

   В Москве пьеса была поставлена в Малом театре 16 января 1885 года. В

  спектакле приняли участие: Ленский (Кочуев), Федотова (Ксения), Медведева

  (Снафидина), Макшеев (Елохов), Вильде (Муругов), Музиль (Барбарисов),

  Садовская (Хиония), Живокини (Мардарий) и другие.

   Общество драматических писателей присудило драматургу Грибоедовскую

  премию, но сам он не был доволен своим произведением. В репертуаре пьеса

  продержалась очень недолго. На советской сцене не ставилась.
1   2   3   4   5



Схожі:

Не от мира сего iconГригорий Петрович Климов Князь Мира Сего
Введение профессора современной советской литературы Стратфордского Университета д-ра С. П. Новикова
Не от мира сего iconПредварительная заявка на Кубок мира и Чемпионат мира по блицу по шашкам-64

Не от мира сего iconГеография природных ресурсов мира территориальные ресурсы мира

Не от мира сего iconДокументи
1. /лекции региональной географии мира/1. лекции общая часть географии мира.doc
2....

Не от мира сего iconРазвитие представлений о строении солнечной системы
Аристотелевская система мира сохранилась до эпохи Коперника Достижения античной астрономии обобщил древнегреческий астроном Клавдий...
Не от мира сего iconПрактический курс трансерфинга за 78 дней
Знание откроет вам глаза на иллюзорность внешнего мира. Иллюзия состоит в том, что реальность существует сама по себе, независимо...
Не от мира сего iconКонтрольная работа по языкознанию на тему: "Языки мира: классификация и методы изучения" План Основная классификация языков мира
В настоящее время на земле насчитывается от 3-х до 5-ти тысяч языков. Разница связана с различием диалектов и языков, во-вторых с...
Не от мира сего iconМеждународный молодежный конкурс волонтерских проектов
Главной целью конкурса является активизация миротворческого и волонтерского движения среди детей и молодежи мира и содействие распространению...
Не от мира сего icon1. Проблемы отношения человека и мира
Философские картины мира очень многообразны, однако все они строятся вокруг отношения мир-человек. Впрочем, вполне приемлема и инверсия:...
Не от мира сего iconКнига роза мира и ее место в истории глава роза мира и ее ближайшие задачи
Я писал ее тайком. Рукопись я прятал, и добрые силы люди и не люди укрывали ее во время обысков. И каждый день я ожидал, что рукопись...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи