А. Н. Островский icon

А. Н. Островский




НазваА. Н. Островский
Сторінка3/5
Дата конвертації15.12.2012
Розмір0.79 Mb.
ТипДокументи
1   2   3   4   5
^ СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

  

   ЛИЦА:

  

   Предводители шаек под начальством пана Лисовского:

   Епифанец, атаман донской.

   Чика, прозванием "Четыре здоровья", атаман терский.

   Беспута, боярский сын.

   Асан-Ураз, романовский мурза.

  

   Савлуков.

   Максим Редриков.

   Николай Редриков.

   Скурыгин.

   Старик священник.

   Тушинцы разных наций: венгры, поляки, немцы, запорожцы, казаки донские, боярские дети, холопы, крестьяне.

Часть тушинского стана. Плетневые сараи, землянки, избы, позади высокий вал. Несколько тушинцев сидят в кружке, посередине скоморох.

Скоморох

(поет)

   Напала пороша

   На талую землю,

   По той по пороше

   Что семеро саней,

   По семеро в санях.

   Как первые сани

   Ларька на Карьке.

   Вторые-то сани

   Гришка на Рыжке.

  

Входят двое тушинцев.

   Первый тушинец

   С добычею вернулся Епифанец.

   Запас везут и полону пригнали.

   Второй тушинец

   Хорош полон! крестьянишек голодных,

   Пяток старух да старого попа.

Тушинцы расходятся. Входят Епифанец, Ураз, шайка разного сброда, связанные пленные крестьяне и старый священник.

Епифанец

   Беспуту вы не троньте, не будите!

Казак

   Проснулся он, ругается, что связан.

Епифанец

   Так развязать скорее.

Казак

   Развязали.

Входит Беспута.

Беспута

   Жить не мило кому-то! Как посмели

   Связать меня?

Епифанец

   А ты скажи спасибо.

   Я приказал, а то б не жить тебе,

   Болтаться бы на дереве, иль кожу

   Крестьянишки содрали. Ты, Беспута,

   Не бражничай! Сначала кончи дело,

   Потом гуляй!

Беспута

   Велико дело грабить!

   Что пьянство, что грабеж -- одно и то же.

Ураз

   Не так сказал! Украл, когда не надо,

   Не хорошо! А нечего кусать,

   Воруй баран! Не грех!

Беспута

   Тебе ль, татарин,

   Учить меня: какое дело грех

   И что не грех! Ты что мне за указчик!

   Собака ты, а я крещеной веры!

Ураз

   Не надо так! Наш Бог один!

Епифанец

   Беспута,

   Ты сам себя и сотню всю погубишь.

   Коль хочешь пить, не пропивай ума.

Ураз

   Ума кончАл и голова кончАл.

Епифанец

   А ты вчера и ум и память пропил.

   Мы далеко зашли, кругом чужие.

   Тут некогда копаться! Взял что надо,

   Беги домой, покуда не догнали,

   А ты резню и буйство затеваешь!

   Ненужное кроворазлитье деешь!

   Губил детей грудных, рубил на части,

   Как бешеный из дома в дом кидался,

   Избу зажег. Уж мы тебя связали

   Да увезли; а надо бы на муку

   Отдать тебя отцам и матерям.

   Ты берегись, дойдет до государя

   Димитрия Иваныча твое

   Дурачество, спасиба он не скажет.

Беспута

   Не говори! В меня посажен дьявол,

   Да не один, а может, много их.

   В своем нутре я слышу разговоры,

   Я сам молчу, а он во мне хохочет.

   И в те поры зальется сердце кровью,

   По телу дрожь, а волос станет дыбом,

   В глазах круги зеленые и искры,

   И бесенята маленькие скачут;

   Мне кровь тогда, что пьяному похмелье;

   Готов пролить я реки алой крови.

   И чем слабей, чем ворог мой бессильней,

   Тем слаще мне губить его и мучить.

   Что ж делать мне!

Епифанец

   Я сам врагов гублю,

   Да только тех, кто борется со мною.

   На то война! А безоружных мучить

   Лишь только грех один. Ведь мы не волки

   Голодные, не псы!

Ураз

   Бирюк -- не батырь.

Беспута

   Я есть хочу.

Казак

   Барана облупили

   И на рожон воткнули.

Беспута

   Епифанец,

   Садись за стол.

(Уразу.)

   Садись, кочан капустный!

Ураз

   Не надо так! Такой не надо шутка!

   Я убивал за то!

Беспута

   Вина бочонок

   Кати сюда! Налей в мою братину

   И ковш пусти.

Епифанец

   Не пей вина, Беспута!

   Ты во хмелю нескладен.

Беспута

   Ну, свяжите

   Опять меня! Давай полон разделим.

   Плакучих баб не надо мне. На долю

   Я мужиков возьму, к коням приставлю.

Епифанец

   А я возьму товар дешевый -- баб;

   Придут мужья, дадут хоть по копейке.

Ураз

   А мне старик отдай!

Беспута

   Тебе на что же?

Ураз

   Ходи-гуляй пущу. Он Богу служит.

Входит Скурыгин, за ним Чика и Николай Редриков связанный.

Скурыгин

   Товариство почтенное! Грозится

   Убить меня!

Беспута

   За что? коли за дело,

   Пускай убьет.

Епифанец

   Ты, атаман, не трогай

   Скурыгина. Он нам вперед годится

   В шишах служить.

Чика

   Ему нужна наука!

   Ты к лыцарству казацкому ни шагу!

   Ходи вокруг да около.

(Садится, пьет и ест.)

Скурыгин

   Судите

   Вы, головы и атаманы, чем же

   Я лыцарей обидел? Говорю я,

   Что плохо мы царю и государю

   Димитрию Иванычу радеем!

   Пошли ему Господь в делах удачи,

   И счастия, и всякого талану,

   И дай ему Господь свой стол московский

   И родовые царства доступить,

   И дай ему победу, одоленье,

   Создай ему...

Чика

   Ты полно распинаться!

   Приказная, продажная душа!

   Не смеешь ты казакам-атаманам

   Указывать ни в чем.

Скурыгин

   Мое раденье

   Великое известно государю.

   Судите нас! Казаки изловили

   На троицкой дороге молодца.

(Указывая на Николая Редрикова.)

   А я божусь, сквозь землю провалиться,

   Что он гонец царев; его поймали,

   А грамоты царевой не нашли;

   А я его в Москве недавно видел,

   Сбирался он в Ростов, и верно знаю,

   Что грамоты он вез.

Чика

   Куда ж им деться?

   Где грамоты?

Николай Редриков

   Не знаю. Я, боярин,

   К родным бежал от службы из Москвы.

   Ты, дяденька, не обижай сиротку!

   Ты добренький!

Скурыгин

   Ты сказочник, я вижу.

   Пытать его!

Николай Редриков

   Пытайте, коль хотите,

   Невинного. Теперь я в вашей воле;

   В чужом стану, один, защиты нет,

   Одна защита -- матушки молитва

   Перед Творцом. Хоть до смерти замучьте,

   Родимые, а не в чем повиниться.

   Не стану лгать. За правду мне не страшно

   И умереть.

Епифанец

   Вот молодец какой!

   А сколько лет тебе?

Николай Редриков

   Годков осьмнадцать.

Чика

   Ну, из тебя иль добрый парень выдет,

   Иль уж такой разбойник, что на диво.

Скурыгин

   Он вор прямой.

Беспута

   А вот мы завтра к князю

   Рощинскому сведем его. На дыбе

   Он скажет все.

Николай Редриков

   Ведите, ваше дело.

Епифанец

   Теперь пока в землянку запереть.

Николая Редрикова уводят казаки.

Скурыгин

(Чике)

   Ты на слова мои не обижайся,

   Не про тебя я говорю, про всех.

   Зачем мы здесь стоим -- давно пора бы

   В Москве нам быть. Я сам вчера оттуда.

   В народе рознь, а мы сидим, зеваем.

   Стараюсь я один; уж я не мало

   По площадям московским надрывался,

   Уму учил и в чувство приводил.

   Хотят идти с повинной к государю

   Димитрию Иванычу. За службу

   Пожалуют иль нет,-- не знаю. Яну,

   Петр Павлычу Сапеге, нынче утром

   Докладывал, какие атаманы

   Нам Красное село сдадут, какие

   Провесть хотят за деревянный город

   Лазейка есть, лазейку мы сыскали.

   И кланялся я гетману и князю

   Явить мое раденье государю,

   Чтоб ведомо ему старанье было

   И неусыпный труд.

Чика

   Тебе бы встряску

   Хорошую задать, ты больше скажешь.

Епифанец

   Ну, на тебе за службу ковш вина.

Беспута

(Уразу)

   Давай играть, татарин.

Ураз

   Деньга мало.

Беспута

   A денег нет, отдашь живым товаром,

   Возьму полон.

Ураз

   Якши! Давай играем!

Беспута

(вынимает деньги, играют в зернь)

   Ведь знаю я, что некрещеным счастье,

   Талан во всем, а все с тобой играю,

   С татарином. Бери!

(Подвигает деньги.)

Ураз

   Играй еще!

Беспута

(играет)

   Тащи опять!

(Подвигает деньги.)

Ураз

   Играй еще!

Беспута

   Сыграем!

   В последний раз.

(Играют.)

   Подай сюда!

Ураз

   Еще!

Беспута

   Опять мое.

(Берет деньги.)

Ураз

   Играй еще!

Беспута

   Да с чем же

   Играть тебе? На старика сыграем?

Ураз

   Играй, играй!

Беспута

   Поди сюда, старик.

   Мы на тебя играем. Что, татарин!

   Он мой теперь.

Старик кланяется.

Ураз

   Пожалуста, играй!

   Посля отдам.

Беспута

   Без денег не играю.

Ураз

   Пожалуста.

Беспута

   Пошел! Гулять хочу!

(Пьет.)

   А ты, старик, нам песни пой, да громче!

   Плясать горазд, найдем тебе плясунью,

   И тешьте нас.

Священник

   Мирских не знаю песен.

   Мои уста поют Господню славу

   В святых церквах; в разбойничьем вертепе

   Не осквернюсь я срамным празднословьем.

Епифанец

   Пусти его.

Беспута

   Он будет петь, увидишь!

   Он мой теперь, я выиграл его!

   И что хочу, то и заставлю делать.

   Ну, пой, старик, а то убью!

(Вынимает пистолет.)

Священник

   Ты глупый

   И жалости достойный человек!

   Я Господа боюсь, а ты не страшен.

   Я для тебя губить души не стану.

   А что мне смерть! Давно прошу у Бога

   От бренных уз, от старческою тела

   Освободить тоскующую душу,

   О житии небесном.

Беспута

   Если просишь,

   Так ты давно б сказал.

Епифанец

   Беги, спасайся!

Священник

   Куда бежать! От смерти не уйдешь.

Беспута стреляет. Старик падает.

Ураз

   Зачем убил? Зачем убил? Не надо

   Убил его.

Беспута

   И ты того ж дождешься.

Ураз

(Чике)

   Хватай его!

Епифанец

   Вяжите кушаками.

Беспута

   Татарин, прочь! Убью тебя, собаку!

Чика

   Не вырвешься из наших рук железных.

   С татарином мы двое черта свяжем,

   Недаром мне прозвание "Четыре

   Здоровья". Так скрутим его, что любо.

Беспута

   Дождусь же я, не все же буду связан.

   Из-за угла перестреляю всех.

Чика

   Доводишь сам. Проспишься, позабудешь.

Беспута

(лежит связанный)

   Проклятые! Чтоб провалиться вам

   Со всем гнездом разбойничьим! Разверзись,

   Сыра-земля, до самой преисподней

   И поглоти воров проклятых стаю

   И первого меня!

Чика

   Вот это ладно,

   Что не забыл себя.

Беспута

   Я околеть-то

   Давно бы рад, да только вместе с вами.

   Я рад кипеть в смоле, в горячей сере,

   Да только б знать, что ты сидишь со мною

   В одном котле. Я боль свою забуду.

   И дьяволов-мучителей потешу

   Я хохотом над мукою твоей.

Входят Савлуков и М. Редриков; Беспута скоро засыпает.

  

Савлуков

   Товарищи, о чем шумите?

(Осматривается.)

   Мертвый

   И связанный! Не можем мы без драки

   И смертного убийства выпить чарку.

(Редрикову.)

   Теперь и ты с волками вой по-волчьи.

   И сам дерись, и пей, и нашу волю

   Не осуждай.

Максим Редриков

   Мне это ничего!

   Я зарожден на зло. На свет с зубами

   Родился я, меня не испугаешь.

Савлуков

   Вы, головы и атаманы, братья!

   Вот новый наш товарищ -- молодец!

   Покинул он изменнический город

   И целовал сегодня крест на службу

   Природному царю и государю

   Димитрию Иванычу.

Чика

   Откуда

   И кто таков ты?

Максим Редриков

   Редриков Максим.

Савлуков

   Он дворянин московский.

Чика

   Ну и ладно.

Епифанец

   Вот мы его пригоним в кашу веру

   И окрестим. Давайте ковш вина!

(Наливает.)

   Ну, пей, да только весь смотри!

   О здравье Царя Димитрия всея Руссии.

Максим Редриков

   О здравии царя и государя

   Димитрия всея Руссии.

Савлуков

   Верой

   И правдой служи царю и нам,

   Товарищам! Отца и мать покинуть

   И всю родню забыть, а доведется,

   Губить и их, как недругов царевых,

   Клянись!

Максим Редриков

   Клянусь!

Чика

   Ну, Бог тебе на помочь!

   Ты наш теперь!

Ураз

   Ни бачка нет, ни мачка.

   Твой бачка царь, а мачка нож-булат.

Епифанец

   Мы наберем холопов беглых сотню,

   И в сотники тебя тотчас поставим.

   А вот тебе на первый раз и служба:

   Стеречь полон, всю ночь ходить дозором

   По куреням, чтоб стража не дремала.

   А молодца в землянке пуще глазу

   Ты береги, он завтра нужен нам.

   Ну, спать пора, пойдемте, атаманы.

Уходят.

Максим Редриков

   Эх, волюшка! Кому ты не мила!

   Удалых ты до Тушина доводишь,

   По сердцу мне веселое житье!

(Поет.)

   Прикажи-ка нам, хозяин,

   Поскакать, поплясать,

   Поскакать, поплясать,

   Про все городы сказать!

   И про верхни городки,

   И про низовые.

  

Николай Редриков

(из землянки)

   Максим! Максим!

Максим Редриков

(оборачиваясь)

   Чего? Знакомый голос,

   А никого не видно.

Николай Редриков

   Я в землянке,

   Поди ко мне.

Максим Редриков

(подходя)

   Ты как сюда попал?

Николай Редриков

   Пусти, скажу.

Максим Редриков

   Тебя беречь велели.

Николай Редриков

   Запрешь опять.

Максим Редриков

   Ну, выходи на волю.

(Отворяет землянку. Николай Редриков выходит.)

   Рассказывай, потом опять в землянку

   Запру тебя, сиди да утра жди.

Николай Редриков

   Попался я казакам на дороге.

Максим Редриков

   А грамоты?

Николай Редриков

   У Троицы теперь.

   Я отдал их старухам богомолкам,

   Зачуявши погоню. Завтра утром

   О грамотах сведут меня к допросу

   И накрепко пытать хотят.

Максим Редриков

   Что ж делать!

   Не будь дурак, вперед не попадайся!

   Садись опять в землянку, дожидайся

   Судьбы своей.

(Садится к столу, берет кости, в которые играли.)

   Постой, я погадаю.

Николай Редриков

   О чем, Максим?

Максим Редриков

   Пустить тебя аль нет?

Николай Редриков

   Да как пустить! А крестно целованье!

Максим Редриков

   Толкуй еще! Уж за одно грешить,

   Я утверждался крестным целованьем

   Двоим царям служить: в Москве Василью,

   А в Тушине Димитрию. Василья

   Я обманул, а этот чем же лучше?

   Тебя-то жаль, ты больно молод, парень,

   И отпустить беда, спина в ответе,

   А неравно и голову долой.

   Поди садись в землянку, я опосле

   Поворожу, пустить тебя аль нет.

(Запирает землянку и уходит.)

   ^ СЦЕНА ПЯТАЯ

  

   ЛИЦА:

  

   Дмитрий, тушинский вор.

   Князь Рожинский, великий гетман.

   Ян Петр Павлович Сапега, начальник особого отряда.

   Князь Трубецкой.

   Князь Масальский.

   Максим Редриков.

   Сафонов, дьяк.

   Коморник.

   Свита самозванца из московских выходцев и поляков.

Передний покой в тушинском дворце. Входят Рожинский, Сапега и коморник.

Коморник

   Нельзя входить! Не велено!

Рожинский

   Холоп,

   С дороги прочь!

Коморник

   Не выходил из бани

   Великий царь.

Рожинский

(толкая его)

   Пошел! Я царский гетман,

   Когда входить к нему, я знаю сам.

(Сапеге.)

   Пришли мы рано, в бане царь московский.

Сапега

   Трудов ему довольно по утрам,

   То молится, то в бане кости парит.

   Вот мы с тобой всю ночь гуляли-пили,

   А на ногах давно.

Рожинский

   Ты, пан Сапега,

   Не позабыл вчерашних разговоров?

Сапега

   Не позабыл.

Рожинский

   Хоть мы и побратались

   И саблями с тобою поменялись,

   А в Тушине двоим героям тесно,

   Соперников я не люблю, ты знаешь.

   Ходынское и Пресненское поле

   Прославлю я своим геройством; ты же

   Ищи себе урочища другие

   Для подвигов; Россия велика.

Сапега

   Уж я нашел. Не бойся, пан Рожинский,

   Друг другу мы с тобой не помешаем.

   Бери Москву, сажай царя на трон

   И управляй Московским государством!

   А я для вас возьму другие замки,

   Восточные, и путь к богатой Волге

   Очищу вам.

Рожинский

   Великою помехой

   Стоит гнездо монахов на дороге,

   Как вороны из каменного гроба,

   Они и днем и ночью стерегут

   И разбивают царские разъезды,

   И Шуйского обозы прикрывают.

   Под рясами седые старики

   Страшнее нам всей рати. Этот замок

   Должны мы взять.

Сапега

   Не замок, а лукошко

   Лубочное: я разорю его

   И выгоню ворон. Мы, князь Рожинский,

   Творим дела великие: мы царства

   Обширные берем, на трон сажаем

   Кого хотим, nostra armata manu

   Id facimus. Мы римляне, Рожинский;

   Romani sumus.

Рожинский

   Что romani! Дрянь!

   Мы лучше их! Однако, пан Сапега,

   Вчерашний хмель гуляет в голове.

   То у тебя, то у меня пиры;

   Ты уезжай скорей, а то сопьемся.

Сапега

   Пируем мы сегодня у царицы,

   Красавицы, моей богини.

Рожинский

   Что-то

   Не по нутру твоя богиня мне

   И льстивая родня ее.

Сапега

   Сегодня

   Последний пир, а завтра и в поход.

   Насмотримся, как Юрий Мнишек будет

   Перед царем хитрить и унижаться,

   И дочери кивать, и знаки делать,

   Чтобы была поласковее с мужем.

   Ведь ласки дочери царю он продал

   За триста тысяч, -- выгодная сделка!

   Послушаем, как царь устав церковный

   И весь псалтырь читает наизусть,

   И величает братом Сигизмунда.

Рожинский

   Мне мочи нет, я слышать не могу!

   Какой он брат ему! Такие речи

   На Господа хула. У Сигизмунда

   И конюхи его такого братства

   Не захотят.

Сапега

   Тихонько! Здесь бояре!

Входят князья Трубецкой и Масальский и прочие выходцы, подают Сапеге руки. Рожинский руки не дает, а слегка кивает головою. Входит Дмитрий; его ведут под руки двое московских выходцев из стольников.

Дмитрий

(садясь на трон)

   Нам сказывал наш гетман, князь Рожинский,

   Что Ян Сапега, староста Усвятский,

   Покинуть нас желает?

Рожинский

   Он для пользы

   Твоей идет, великий государь,

   Врагов твоих разить, громить твердыню

   Противников твоих.

Дмитрий

   Ты, князь Рожинский,

   Не так сказал. Идет громить Сапега

   Великую святыню православных,

   Святой оплот поборников Христовых,

   Воздвигнутый отцом моим Иваном..

   Мы, русские, святыню почитаем,

Рожинский

   Изменникам святыня не защита.

Дмитрий

   Желаю я в таком великом деле

   Своих бояр, природных русских, слышать

   Совет прямой! Скажите мне, бояре,

   Достойно ли московскому царю,

   Блюстителю единой, православной,

   Незыблемой и непорочной церкви,

   Отдать свою святыню вековую

   В разор и поруганье иноземцам?

Князь Масальский

   Не видано у нас такое дело

   Спокон веков.

Дмитрий

   Ты слышишь, князь Рожинский?

Трубецкой

   Не трогай Троицы Живоначальной

   Монастыря святого! Не милует

   Господень гнев за то. Побойся Бога,

   Великий царь и государь Димитрий

   Иванович.

Дмитрий

   Я слышу глас народа

   В речах бояр моих. Народ московский

   Заговорит, что я не чту святыни.

Рожинский

(с нетерпением)

   Сапега ждет приказа твоего.

Сапега

   Не двинусь я без воли государя.

Дмитрий

   Вы слышали. Какого вам приказа?

   И что еще сказать могу ?

Рожинский

   Ты скажешь,

   Чтоб собрался, не мешкая, Сапега

   К монастырю; своим боярам новым

   Молчать велишь, иль я молчать заставлю

   По-своему.

Дмитрий

(обидевшись, боярам)

   Мой гетман лучше знает,

   Что делать мне и говорить.

Рожинский

   Еще бы!

   Я знаю все. Ты царь благочестивый

   И Троицкий старинный монастырь

   Ты уберечь и сохранить желаешь.

   Да твой ли он? Он Шуйского покуда,

   И в нем враги твои сидят. Ты хочешь,

   Чтоб у тебя была святыня эта,

   Так надо взять ее -- и мы возьмем.

   Вот мысль твоя. Ну, с Богом, пан Сапега,

   Сбирайся в путь.

Дмитрий

   С тобой пойдут поляки?

Сапега

   И русские.

Дмитрий

   Не верю.

Сапега

   Пан Лисовский

   Идет со мной и с ним шесть тысяч русских,

   Да я возьму с собой людей охочих.

Дмитрий

(с важностью)

   Ну, если так, иди! Мы, царь Димитрий

   Иванович, московский и всей Руси,

   Всех царств и княжеств наших самодержец,

   Единый, Богом данный и хранимый,

   Помазанный и вознесенный Богом

   Над прочими царями и, подобно

   Израилю, ведомый высшей силой,

   Единый христианский царь с востока

   До запада, и многих государств

   Самодержавный повелитель, ныне

   Тебе, Ян Петр Сапега, указали

   Идти войной на царских супостатов,

   Сидельцев Троицы Живоначальной

   Монастыря, и промышлять над ними.

   Поди к руке моей.

Сапега кланяется.

   Повелеваем

   Тебе, наш думный дьяк Денис Сафонов.

   И написать, и в войске объявить

   Охочим людям, буде пожелают,

   Идти с Петром Сапегою на наших

   Изменников, которые доселе

   Челом мне, государю, не добили

   И вин своих не принесли; пусть идут,

   Надежные на милости господни

   И Богородицы его пречистой,

   Великого Николы-чудотворца,

   И жалованье царско неисчетно

   Великое мое.

(Рожинскому.)

   Великий гетман.

   В моем стану и войске все ль спокойно?

Рожинский

   Великий царь, давно пора тебе

   Сидеть в Москве на дедовских престолах,

   А здесь пока во временном стоянье,

   Под Тушином селом, и день вчерашний,

   И ночь прошли, Бог дал, благополучно.

   Нельзя сказать, чтоб вовсе без греха,

   А не было беды большой. Казаки

   Московского гонца вчера поймали

   И отдали его на береженье

   Из выходцев московских дворянину,

   А тот его не устерег.

Дмитрий

   Повесить!

Рожинский

   Поссорился вчера Буявский ротмистр

   С товарищем за дружеской попойкой

   И во хмелю убил до смерти.

Дмитрий

   На-ко!

Рожинский

   Мы строгостью такою всех разгоним.

   Буявского, я думаю, простить.

   Поляки нам за жалованье служат,

   Они пришли на помощь -- наши гости,

   А не рабы, мы жалованье прежде

   Должны отдать.

Дмитрий

   И отдадим в Москве.

Рожинский

   О деньгах речь, так жди; а за провинность

   Казнить сейчас, -- какая ж будет правда!

   И кто ж служить поедет к нам из Польши?

Дмитрий

   А кто ж из русских в Тушино пойдет,

   Когда казнить мы будем только русских

   И миловать поляков виноватых.

   Полякам ты заступник, а за русских

   Не вымолвишь и слова. Виноваты

   Равно они, равно достойны казни;

   Коль миловать, так надобно обоих.

Сапега

   Рожинский-князь, проси за поляка,

   А я челом за русского ударю.

   Мне русские нужней; я в сердце Руси

   Веду войну; разведать путь-дорогу

   И корм найти свои скорее могут,

   И лишнему я рад. Не сотню тысяч

   Веду с собой, мне каждый ратник дорог.

   Великий царь, пусти его со мною

   Под Троицу!

Рожинский

   Ждут милости иль казни

   Буявский пан и Редриков Максим

   У твоего крыльца.

Дмитрий

   Привесть виновных.

Вводят Максима Редрикова и поляка.

   Хоть оба вы, за ваши воровства,

   И довелись до лютой смертной казни,

   Для радости свидания с женой,

   Мариной Юрьевной всея России,

   Прощаю вас.

Кланяются.

   Спроси его, Сафонов,

   Пойдет ли он под Троицу с Сапегой

   Охотою?

Сафонов

   По царскому указу

   Петр Павлович Сапега, царский ротмистр,

   Войной идет на недругов, сидельцев

   У Троицы в обители святой,

   И вольно звать ему людей охочих.

   Ты, Редриков, желаешь ли идти

   Под Троицу и крепко, нерушимо

   Стоять против врага, и всякий поиск,

   И тесноту чинить по силе-мочи?

Максим Редриков

   А что ж нейти?

Сафонов

   Святыни не боишься?

Максим Редриков

   Уж заодно мне Богу отвечать.

   Коль в Тушино пошел, так, значит, Бога

   Не побоюсь.

Сафонов

   Молчи ты, смерд! Ты служишь

   Здесь, в Тушино, природному царю.

Максим Редриков

   А разве я его не величаю

   Димитрием Иванычем, природным

   И подлинным царем? К нему на службу

   Я из Москвы пришел. Такая служба

   Мне по сердцу. Служа ему, мы грабить

   И разорять в Московском государстве

   Все города у Шуйского должны.

   А Сергиев, иной ли город грабить,

   Уж все одно.

Дмитрий

   Гоните вон его!

   Повесить бы его вернее было

   И Господу угодней! Вот разбойник!

Сапега

   Таких-то мне и нужно, государь!

Дмитрий

(вставая)

   Мне, право, жаль, что я его простил.

Все уходят.

  
1   2   3   4   5



Схожі:

А. Н. Островский iconА. Н. Островский
На б по изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.:...
А. Н. Островский iconА. Н. Островский. Пучина
Жена. Только уж эти представления смотреть уж очень жалостно; так что уж даже чересчур
А. Н. Островский iconВоспитанница (1858)
По изд.: А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос...
А. Н. Островский iconЗа чем пойдешь, то и найдешь (1861)
По изд.: А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос...
А. Н. Островский iconВоевода (сон на волге) (1865)
По изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос изд-во...
А. Н. Островский iconДмитрий Самозванец и Василий Шуйский
По изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос изд-во...
А. Н. Островский iconНе так живи, как хочется (1854, 1859)
По изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос изд-во...
А. Н. Островский iconСвои собаки грызутся, чужая не приставай (1861)
По изд.: А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос...
А. Н. Островский iconСтарый друг лучше новых двух (1860)
По изд.: А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос...
А. Н. Островский iconНа всякого мудреца довольно простоты
По изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос изд-во...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи