А. Н. Островский icon

А. Н. Островский




НазваА. Н. Островский
Сторінка5/5
Дата конвертації15.12.2012
Розмір0.79 Mb.
ТипДокументи
1   2   3   4   5
^ СЦЕНА ВОСЬМАЯ

  

   ЛИЦА:

  

   Сеитов.

   Дементий Редриков.

   Николай Редриков.

   Людмила, жена его.

   Максим Редриков.

   Беспута.

   Ураз.

   Скурыгин.

   Стрелецкий сотник.

   Боярский сын.

   Нянька.

   Лисовский.

   Слуги воеводские.

   Стрельцы.

Терем в доме Сеитова, в Ростове.

Входят Дементий Редриков, Николай Редриков и Людмила.

Людмила

   Вот, батюшка, ты радости дождался:

   Сынка женил и дочку взял.

Николай Редриков

   Родимый,

   По сердцу ли тебе моя женитьба?

Дементий Редриков

   Чего ж еще? По сыну мне почет,

   По дочери защита, от приказных

   Ее отец, мой сват, оборонит.

   Домой приехать да сказать старухе, --

   Не вспомнится от радости.

Людмила

   Мы вместе

   Поехали б; сбираемся в Москву,

   Дорог-то нет, заложены ворами.

Дементий Редриков

   Проселками проедем. Все дорожки

   Мне ведомы лесные. Ты старуху

   Полюбишь ли? Она простая баба,

   А ты княжна и дочка воеводы,

   Богатая и знатная.

Людмила

   Да если

   Ее сынка любимого люблю я,

   Так как же мать не полюбить!

Дементий Редриков

   Ну то-то!

   Люби ее, хорошая старуха!

   Добра, кротка и терпелива. Сына

   Ты любишь ли?

Людмила

(обнимая Николай Редрикова)

   Его-то не любить!

   Он жизнь моя, одна отрада, душу

   Я за него отдам.

Дементий Редриков

   Ну, так и надо,

   Закон велит. Он тоже парень тихий,

   Незлобивый, он матушкин сынок

   И весь в нее. А ты, Никола, любишь

   Жену свою?

Николай Редриков

   Спроси у вольной птички,

   Мила ли ей свобода в поднебесье;

   Потом спроси, мила ли мне жена.

Дементий Редриков

   Не гневайтесь на старика. Привязчив,

   Пытлив старик и любит приказать;

   Хоть дети уж давно его умнее,

   А все ж нельзя, такой порядок. Право,

   Не гневайтесь.

Николай Редриков

   Помилуй Бог! За что же?

Людмила

   Приказывай!

Дементий Редриков

   Да только и приказу

   Услышите: любите нас с старухой,

   И меж собой живите поладней!

   Ты думала, какой приказ мудреный,

   А вот и все!

Людмила

   Послушаем приказу.

   Друг друга нам любить и так уж сладко,

   А по приказу слаще будет.

Дементий Редриков

   Ну-ка,

   Невестушка! я не видал покуда,

   Ты как его целуешь?

Людмила

   Ох, уж стыдно;

   А для тебя изволь.

(Целует мужа.)

Дементий Редриков

   А ты, Никола,

   Целуешь ли жену когда?

Николай Редриков

   Бывает,

   Что изредка, для вида, поцелую.

Дементий Редриков

   Не постыдись отца, целуй.

Николай Редриков

   Из воли

   Не выходить отцовской. Что же делать!

   Уж как ни горько, надо целовать!

Дементий Редриков

   Веселые вы детки. Утешайтесь!

   Пошли Господь вам горя не видать!

Входит Сеитов.

Сеитов

   Дурная весть пришла. Переяславцы,

   Забыв Господень гнев, заворовали

   И таборскому вору отдались.

   Идут в Ростов.

Дементий Редриков

   Крепить осаду надо

   И расписать людей по башням.

Сеитов

   Сват,

   Родня ты мне, а все же погодил бы

   Указывать! В Ростове воеводой

   Покамест я, а ты припека сбоку.

Дементий Редриков

   Не обессудь! Тебе я не указчик,

   Ни по родству, ни по чему. Сказалось

   От жалости, мне дороги родные

   Ростовские, и сын, и дочка.

Сеитов

   Знаю.

   И мне они родные. Что с тобою

   И толковать! Крепить осаду нечем;

   Не слушают, нейдет никто. Навстречу

   Ворам пойду я в поле.

Людмила

   Ты давно уж

   Сбираешься, а все нейдешь; дождешься,

   Что нас они врасплох застанут.

Сеитов

   Дочка,

   Уж не тебя ль поставить воеводой!

   Ты разом бы вскочила на коня

   И прямо в бой.

Людмила

   Мне жаль, что я не парень!

   Не завелись бы воры вкруг Ростова,

   Когда б не ты, а я на воеводстве

   Сидела здесь.

Сеитов

   Отцу митрополиту

   Я сказывал, что здесь сиденье плохо,

   И в Ярославль с собою звал, нейдет.

   Посадские туда бегут.

Людмила

   А мы-то

   Чего же ждем?

Сеитов

   Бегите в Ярославль!

   А я сберусь, пойду не нынче-завтра

   Воров громить.

Входит стрелецкий сотник.

Сотник

   Поймали перелета;

   Мутит народ. Его было связали

   И в озеро хотели с камнем бросить,

   Да не дал я. Кричит, чтоб к воеводе

   Вели его; желает повиниться

   И замыслы воров, переяславцев.

   Открыть тебе. Он здесь.

Сеитов

   Сюда ведите.

Сотник отворяет дверь; двое стрельцов вводят Скурыгина.

   Ты кто таков?

Скурыгин

   Подьячий из Москвы.

Сеитов

   Зачем в Ростов попал?

Скурыгин

   На богомолье

   К Леонтию-угоднику.

Сеитов

   За что же

   Топить тебя, святого человека,

   Народ хотел, не скажешь ли?

Скурыгин

   Не знаю,

   Народ такой нескладный.

Сеитов

   Ты не знаешь?

   Ну, жаль тебя; пришел на богомолье,

   А попадешь в застенок.

Скурыгин

   Ой! Что нужно,

   Я так скажу.

Сеитов

   Далеко ль переславцы?

Скурыгин

   Сбираются. Гляди, на той неделе

   Пожалуют к Ростову. Берегитесь,

   Не мало их, и с ними воры, Дон

   Иванович Крузатов.

Сеитов

   Вот спасибо!

   А все-таки в застенок отведите.

Скурыгин

   Постой, не всё! Я полагаю так,

   Что неравно они и раньше придут.

   Вы ждите их! Оплошно вы живете.

   Крепить острог скорее.

Сеитов

   Эй! В застенок!

   Пытать его, да крепче.

Скурыгин

   Ой! Всю правду

   Скажу сейчас! Сегодня дожидайтесь!

   Круг озера идут, лесами.

Вбегает боярский сын, за ним нянька и несколько прислуги.

Боярский сын

   Воры

   Со всех сторон!

Сеитов

   И близко?

Боярский сын

   Близко.

Сеитов

(боярскому сыну)

   На конь.

   Садитесь все! Сбирай детей боярских!

(Сотнику.)

   Стрельцов скорей расставить по острогу!

   С посаду всех, от мала до велика,

   Сбивайте в город; пусть с дубьем иль с вилой

   По городу становятся порядком,

   Кто с чем попало. Ну, прощайте, дети!

(Обнимает детей.)

Николай Редриков

   И я с тобой!

Сеитов

(сотнику)

   Подьячего повесить!

Стрельцы уводят Скурыгина.

   Посад зажечь! Кольчугу мне! Коня!

  

(Уходит.)

Николай Редриков

(обнимая Людмилу)

   Прощай, жена!

Людмила

   Прощай!

Николай Редриков

   Не лей напрасно

   Горючих слез, меня ты не удержишь.

Людмила

   Я не держу тебя.

Николай Редриков

   Теперь я воин,

   Я лютый зверь. Гнездо мое родное!

   Гнездо мое! Жена моя! Отец!

   Иду за вас! Иду! В огонь пойду,

   Доколе силы хватит буду биться.

   На тысячу смертей пойду без страха!

   Мне умереть легко: я умираю

   За родину, за милую жену!

Людмила

   Мой милый друг, ты жизни не жалей

   И за жену не бойся! Я живая

   Врагам моим не дамся в руки! Помни!

   Иди скорей!

Николай Редриков

   Прощай же!

(Отцу.)

   Сколько силы

   В твоей руке осталось, защищай

   Жену мою и дочь свою; не сможешь, --

   Убей ее!

(Убегает.)

Нянька

   Боярыня, куда бы

   Укрыться нам?

Людмила

   Куда укрыться? Ножик

   Подай сюда, другой себе возьми.

Нянька

   Не можем мы оборониться.

Людмила

   Сможем

   Себя убить -- вот бабья оборона,

   Надежная и верная.

Нянька

   И вправду.

(Уходит.)

Людмила

   Какой-то шум! Не слышишь ты?

  

Дементий Редриков

   Не слышу.

Людмила

   Разбей окно, послушаем.

Дементий Редриков

(выбивая раму)

   Набаты,

   Стрельба кругом и крик, народ толпится,

   Сюда бегут.

Людмила

   Свои или чужие?

Дементий Редриков

   Не разберу. Никак, чужие! Воры!

   Ну, дочушка, они и есть!

Людмила

(ломая руки)

   Где ж наши?

   Где муж, отец?

Дементий Редриков

   Не знаю, воля Божья.

   Бог милостив! Не плачь! За дело взяться!

(Снимает бердыш со стены.)

   Мне, старому, остался старый бердыш,

   Заржавленный, изрубленный, как я.

   Пришел к рукам.

(К бердышу.)

   Давай сослужим службу

   Последнюю.

Людмила

   Вперед меня убей.

Дементий Редриков

   Постой-ка ты! Тебя убить поспею,

   Ты дай царю немного послужить,

   Воров его убавить.

Слышны шаги.

   Ну-ка, первый!

   Благослови Господь!

(Замахивается. )

Вбегает Максим Редриков и несколько времени отражает удары.

Максим Редриков

   Отец!

Дементий Редриков

   Максим!

Максим Редриков

   Зачем ты здесь?

Дементий Редриков

   Ростов святое место,

   Не Тушино.

Максим Редриков

   Не вовремя приехал

   Молиться ты; с ростовским воеводой

   Я счет веду за старую обиду

   И головы его ищу.

Дементий Редриков

   Обижен

   Не ты один, я тоже; только скоро

   Простил ему; мы сваты с ним. Коль хочешь

   Ты зло сорвать свое, убей уж вместе:

   Его, меня и братнину жену.

Максим Редриков

   Ах, батюшка, зачем ты породнился

   С врагом моим!

Дементий Редриков

   Мы все твои враги!

   Ты тушинец, мы слуги государя

   Василия Иваныча; ты вору,

   А мы царю-помазаннику служим.

   Скажи ты мне: неволей иль охотой

   Ты к тушинцам пристал?

Максим Редриков

   Своей охотой.

Дементий Редриков

   Да будет же...

Максим Редриков

   Постой! Не проклинай!

   Я пригожусь! Ничем не виноваты

   Ни ты, ни дочь Сеитова, ни брат,

   Я вас спасу.

Нянька

(выбегает из опочивальни)

   Горим, горим! Спасайтесь!

   Боярыня, твою опочивальню

   И девичью зажгли со всех углов.

Людмила уходит в опочивальню, нянька -- к выходу.

Максим Редриков

   Приставлю к вам десяток молодцов

   Оберегать тебя с сестрой! Скорее!

   Пожар в дому.

Дементий Редриков

(оглядываясь )

   А где ж она?

Максим Редриков

   Я после

   Найду ее и приведу.

Дементий Редриков

(громко)

   Людмила!

Максим Редриков

   Скорей иди, а то сгоришь.

Дементий Редриков

(громко)

   Людмила!

Максим Редриков насильно уводит его. Людмила выбегает из опочивальни, преследуемая Уразом.

Ураз

   Ты, девка, мой!

Людмила

   Не тронь меня!

Ураз

   Послушай,

   Не бойсь мене, я добрый!

Входит Беспута с награбленной парчой.

Беспута

(бросая парчу)

   Стой, татарин!

   Она моя! Твоей ли образине

   Красавица такая!

(Отнимает Людмилу.)

Ураз

   Девка мой!

Беспута

   Уйди добром!

Ураз

(бросается на него с саблею)

   Башка долой!

Беспута

   Далеко

   До головы моей тебе, татарин!

   Твоя скорей слетит!

Дерутся. Ураз падает.

   Лежи, собака!

   Сгореть тебе в хоромах воеводских!

   Не сжалюсь я, ты лучше не проси,

   Не вытащу.

Людмила

   Спасите, Бога ради!

   В огонь! В огонь меня!

Беспута

   Я не расстанусь

   С тобой теперь! Уж только разве руки

   Мне по локоть отрубят. Ты утешься,

   Красавицу такую не обижу.

   Я в бархаты, в парчу тебя одену;

   Награблено в монастырях довольно.

  

Вбегает Максим Редриков, за ним Дементий Редриков.

Максим Редриков

   Остановись! Она сестра моя!

Беспута

   Ну, вот беда! С тобою породниться

   За честь сочту!

Максим Редриков

   Не спорь со мной, Беспута!

   В последний раз прошу: оставь ее!

   Сказал -- оставь, я не шучу с тобой.

   Оставишь ты? А то возьму насильно!

Беспута

   Пугай других, а мне тебя не страшно!

   Асан убит, с тобою будет то же.

Николай Редриков с ножом показывается в окне.

Максим Редриков

   Я породню тебя с моею саблей,

   Разбойника!

(Убивает Беспуту.)

Беспута

   Будь проклят!

Максим Редриков

   Издыхай же!

   Она моя!

Николай Редриков

(ударяя его ножом)

   И не твоя, а Божья!

Максим Редриков падает.

Дементий Редриков

   Кого убил ты, погляди! Максима!

   Родной тебе!

Николай Редриков

   Туда ему дорога,

   Изменнику!

Дементий Редриков

   От Божьего суда

   Ты не ушел, Максим! Отцову руку

   Отвел Господь; рукой родного брата

   Отмстил тебе за крестопреступленье.

Людмила

   Отец? Отец?

Николай Редриков

   В плену с митрополитом.

Людмила

   Спасенья нет?

Николай Редриков

   Все улицы ворами

   Наполнились. Куда бежать с тобой?

   Разлучат нас, разлука хуже смерти.

Людмила

(подходит к Дементию Редрикову)

   Благослови, отец, на жизнь иную,

   На вечное житье твоих детей!

(Показывает на огонь.)

   Спасенье там! Туда я с милым мужем

   Без трепета пойду.

(Подходит к горящим покоям.)

Дементий Редриков

   И я за вами.

   Зачем мне жить? Что видеть? Святотатство,

   Грабеж церквей! Мученье беззащитных!

   Девиц и жен позор! И поруганье

   Святынею и иноческим чином!

   Детей, убийц своих отцов седых!

   Все лютости ужасной той годины,

   Предсказанной пророками издревле,

   Когда идет с ножом на брата брат!

Николай Редриков и Людмила становятся на колени.

   Да будет вам мое благословенье!

  

   Комментарии

   Впервые пьеса была опубликована в журнале "Всемирный труд", 1867, No 1.

   Эта историческая хроника была задумана Островским в августе, начата 29 сентября и окончена 5 ноября 1866 г. 7 января 1867 г. "Тушино" одобрено Театрально-литературным комитетом, а 23 января разрешено драматической цензурой.

   Консервативные круги встретили новую историческую пьесу Островского нападками. Рецензент "Сына отечества" даже утверждал, что жанр исторической драмы вообще не является призванием Островского ("Сын отечества", 1867, No 20, 24 января). П. Д. Боборыкин несколько лет спустя в статье "Островский и его сверстники" писал о "Тушине": "Это смесь историко-бытовых картин с очень рыхлой любовной интригой... народно-государственная драма низводится на степень жанровых картинок, производящих даже в печати весьма низменное действие" ("Слово", 1878, No 8, отд. II, стр. 35). Но подобные крайние оценки не были приняты прогрессивной общественностью, хроника Островского была в общем встречена одобрением и в театральном мире.

   Островский читал "Тушино" в Артистическом кружке (16 февраля 1867 г.) и других местах. На одном из таких чтении присутствовал музыкальный критик Н. Д. Кашкин. "Тушино", -- вспоминал он, -- мне чрезвычайно понравилось необыкновенной силой и жизненностью картин, быстро сменяющих одна другую" ("Русские ведомости", 1895, No 23, 23 января). Критик либеральной газеты "Голос" писал: "В обществе и в печати довольно распространено мнение, что "Тушино" -- слабейшая из драматических хроник г. Островского. Мы не разделяем этого мнения... действительно, эпоха тушинского вора начерчена автором мастерски... Что касается Василия Шуйского и тушинского вора, то характеры их изображены совершенно верно истории..." Главное достоинство хроники критик видел в "эпическом изображении эпохи" и с похвалой отзывался о колоритности и "определенности" характеров Николая и Максима Редриковых. "Рядом с братьями Редриковыми на ту же ступень главного действующего лица поставлена дочь ростовского воеводы Сеитова, Людмила -- новая попытка со стороны г. Островского нарисовать идеальную русскую женщину. Людмила -- натура блестящая в полном смысле этого слова: своевольная, капризная, но умная, способная, страстная, великодушная..." ("Голос", 1867, No 156, 8 июня).

   В композиции "Тушина" критика отмечала соединение двух линий -- исторической и вымышленной ("Русское слово", 1895, No 27, 28 января).

   На сцене хроника была одновременно поставлена в Москве и в Петербурге: 23 ноября 1867 г. В Малом театре (в бенефис В. И. Живокини) роли исполняли: П. М. Садовский -- Сеитов, Г. Н. Федотова -- Людмила, И. В. Самарин -- Дементий Редриков, Н. В. Рыкалоиа -- его жена, П. Г. Степанов -- Шуйский, В. И. Живокини -- Скуратов, и др. В Александринском театре (в бенефис Л. Л. Леонидова) в спектакле выступили: П. И. Григорьев 1-й -- Сеитов, Е. В. Владимирова -- Людмила, Л. Л. Леонидов -- Дементий Редриков. П. К. Громова -- его жена, П. В. Васильев -- Шуйский, П. И. Зубров -- Скуратов, и др. Н. Ф. Сазонов, по оценке самого драматурга, "в роли молодого Редрикова (Николая -- Г. П.) ...обнаружил много нежности, много искреннего чувства" (т. XII, стр. 223). "Тушино" редко ставилось на сцене, так, в период с 1875 по 1917 г. шло всего пять раз.

   Воспользовавшись фабулой и стихами "Тушина", композитор П. И. Бларамберг написал оперу в четырех действиях "Тушинцы". В московском Большом театре опера была поставлена 24 января 1895 г.

   Критик Н. Д. Кашкин считал, что наибольший успех принесли опере исполнители мужских партий, среди которых "Максим Редриков имеет... первенствующую роль". "В "Тушине" Островского Максим... выступает яснее и полнее, нежели в опере, рамки которой заставили исключить некоторые сцены. Но и в опере его неукротимый нрав, приводящий к гибели и его собственной и всех близких ему, выражается достаточно ясно..." ("Русские ведомости", 1895, No 33, 2 февраля). Музыковед В. Яковлев отмечал, что в опере "было несколько народных сцен, которые представляли собой как бы слабые отзвуки сцен из Мусоргского, находившегося фактически долгое время под запретом". Но хотя в опере был "ряд удачных музыкально-сценических моментов", "весьма пестрый музыкальный стиль и недостатки технических приемов автора были отчасти причиной того, что опера не удержалась в репертуаре и не возобновлялась" (сб. "А. Н. Островский и русские композиторы", М. -- Л. 1937, стр. 40).

   В июле 1903 г. опера шла в Петербурге.

  

   своею вооруженною рукою мы это делаем (лат.).

   Мы римляне (лат.).

  

  



Начало формы

 Ваша оценка:

Конец формы



Связаться с программистом сайта.









1   2   3   4   5



Схожі:

А. Н. Островский iconА. Н. Островский
На б по изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.:...
А. Н. Островский iconА. Н. Островский. Пучина
Жена. Только уж эти представления смотреть уж очень жалостно; так что уж даже чересчур
А. Н. Островский iconВоспитанница (1858)
По изд.: А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос...
А. Н. Островский iconЗа чем пойдешь, то и найдешь (1861)
По изд.: А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос...
А. Н. Островский iconВоевода (сон на волге) (1865)
По изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос изд-во...
А. Н. Островский iconДмитрий Самозванец и Василий Шуйский
По изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос изд-во...
А. Н. Островский iconНе так живи, как хочется (1854, 1859)
По изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос изд-во...
А. Н. Островский iconСвои собаки грызутся, чужая не приставай (1861)
По изд.: А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос...
А. Н. Островский iconСтарый друг лучше новых двух (1860)
По изд.: А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос...
А. Н. Островский iconНа всякого мудреца довольно простоты
По изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. М.: Гос изд-во...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи