Полет Кондора Аннотация icon

Полет Кондора Аннотация




НазваПолет Кондора Аннотация
Сторінка1/20
Дата конвертації19.10.2013
Розмір3.97 Mb.
ТипДокументи
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
1. /Владимир Лещенко - Полет Кондора/Владимир Лещенко - Полет Кондора.doc
2. /Владимир Лещенко - Полет Кондора/Владимир Лещенко - Полет Кондора.docx
3. /Владимир Лещенко - Полет Кондора/Владимир Лещенко - Полет Кондора.pdf
5. /Владимир Лещенко - Полет Кондора/Владимир Лещенко - Полет Кондора.txt
Полет Кондора Аннотация
Полет Кондора Аннотация

Владимир Лещенко

Полет Кондора



Аннотация


...Кондор был очень опытным и умелым сталкером — почти семь лет в Зоне — не шутка! Но сейчас весь опыт и чутье вольного бродяги ясно говорили ему, что лимит удачи уже исчерпан и пора уходить, если жизнь дорога. Предстоящий поход за Периметр должен был стать последним — вершиной его карьеры — он взялся вывести на Большую Землю попавшую в беду девушку. Если бы только он знал, во что влез, каких запретных вещей коснулся и каких сторожей разбудил! По его следу уже послана неведомыми врагами банда Шторма — одна из самых опасных и беспощадных в Зоне. И силы куда более мощные уже готовы прийти в движение и перемолоть Кондора как зернышко между жерновов. Какие еще препятствия встретит он на своем пути и чем заплатит за прикосновение к самым темным тайнам Зоны?

Владимир Лещенко

Полет Кондора



...Он с тоской огляделся. Над потрескавшимся асфальтом дрожал горячий воздух, угрюмо глядели заколоченные окна, по пустырю бродили пылевые чертики. Он был один.

— Ладно, — сказал он решительно. — Каждый за себя, один Бог за всех. На наш век хватит...

А. и Б. Стругацкие. «Пикник на обочине»

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЧЕЛОВЕК ЗОНЫ

Глава 1


...Думая между делом о приближающейся почти неизбежной смерти, Кондор не проклинал судьбу и не обвинял себя. Он даже почти не испугался — ибо в некоторых ситуациях бояться просто бессмысленно.

Как ни крути, вины его — да и ничьей — в случившемся не было. Вернее, виноваты были они все, потому как всякий, кто пересекал Периметр, ставил на кон свою голову. И уж повезет — не повезет, зависело не от них, а исключительно от Зоны.

На этот раз им не повезло. Они ведь уже почти прошли маршрут, миновав самые опасные участки... На пути почти не попадались аномалии, немногочисленные «Электры» и гравиловушки легко засекались и обходились. Поход был не без пользы: у каждого за плечами висели контейнеры для артефактов — и не порожние. (Пусть не самая богатая добыча — но и недаром сходили.) И уже поневоле Кондор начал (вопреки приметам) думать о том, что поход-то почти закончился. Видать, мысли его были услышаны и оценены по достоинству.

Все произошло, когда дорога вывела их к покинутым жилым домам. Некоторые обрушились и превратились в густо заросшие травой руины, но многие стояли в целости и сохранности, если не считать выбитых окон, провалившихся дырявых крыш, облупившихся, треснувших во многих местах стен.

— Что это за место? — негромко спросил Бампер. — Вроде на картах тут городов не было...

— Это не город — это центральная усадьба колхоза... — ответил Шуруп, заглядывая в ПДА. — Черт, непонятно, сокращение какое-то...

И в этот момент Кондор замер на месте, прислушиваясь. Опыт все же великая вещь — особенно свой, который добыт собственным горбом и кровью, а еще лучше — оставил шрамы, которые, даже если захочешь, не дадут забыть о промахах и сделанных глупостях.

Иногда, правда, опыт накопиться не успевает. Таких вот невезучих Кондор на своем сталкерском веку повидал немало.

И сейчас он ощущал: здесь что-то явно не так... Опыт или чутье это подсказывали, пресловутое «ощущение присутствия» или «флюиды опасности» — не важно.

Поэтому когда первые слепыши вырвались из-за деревьев, он почти испытал облегчение и двумя точными выстрелами уложил двух собак на месте. Но вожака среди них не было — да и глупо было на это рассчитывать. А из леска появлялись все новые и новые твари. И разглядев их, Паленый помянул Монолит и всех кровососов и аномалии в совершенно похабном ключе — им выпал самый поганый вариант: стая слепых псов, ведомая «чернобыльцами».

Кондор перевел АК на автоматический огонь и длинной очередью полоснул по стае. Дикий вой и визг ударили в уши.

Тактика действий такой стаи очень простая: несколько единиц крутятся перед носом жертвы, непрерывно угрожая нападением. Большая часть стаи атакует с флангов и с тыла. Далее совместный бросок с фронта и с противоположного развороту фланга — и финита ля комедия.

Но оставался один шанс — чернобыльские собаки были телепатами, но без грамма разума, что делало их безнадежно тупыми при атаке множественных целей, когда неясно, откуда исходит угроза. Если выбить их... Конечно, у одиночки, атакованного крупной стаей, шансов почти нет — но когда по четвероногим работает несколько стволов, никакая телепатия не поможет...

Дальше думать стало некогда — огромная черная тварь, казавшаяся размытой тенью, мощными прыжками устремилась к нему.

Голые отвратительные создания, чья шкура напоминала ороговевшие покровы каких-то огромных червей, мчались на них неправдоподобно стремительно.

За его спиной Паленый выпустил сразу полрожка...

Однако на этот раз собаки держались далеко друг от друга. Они усвоили урок. Хищная орда, разинув зубастые широкие пасти, катилась серо-бурым потоком. Когда грохнул первый выстрел, до лидера гонки было метров тридцать — не промахнешься. Большой черный чернобыльский пес, выскочивший вперед большими стелящимися прыжками, кувыркнувшись, остался лежать неподвижно. Но то ли он вожака неверно вычислил, то ли стая совсем оголодала, только на остальных этот кульбит никакого эффекта не произвел. Рыча, псы перли дальше. Бампер метнул последнюю из оставшихся у него гранат — РГД смела авангард животных и атака захлебнулась. Но меньше чем на минуту здоровенные псины вновь устремились в бой.

Кто-то — кажется, Бампер — метнул свою гранату, после чего выпустил пару очередей из «Вихря» по самым быстрым и наглым псам... Но те, не обращая внимания, рвались вперед, кажется, всерьез решив пообедать приблудными сталкерами, явно забывшими, что человек в Зоне не хозяин и даже не гость, а вообще никто...

Визг, рычание, крики и выстрелы слились в терзающую уши какофонию — как будто этот клочок Земли переместился в Ад.

Невидимое облако психической энергии зла, боли и слепой ярости поглощало все — пси-поле стаи подчиняло себе обезумевшие существа... Кондор ощущал поток этой энергии, и она тоже действовала на него — как, наверное, в древности ярость охватывала сражающихся, делая из них безумных берсерков...

Многоголосый визго-лай перекрыло хриплое завывание и ворчание.

И он понял — не разумом еще, а инстинктом, — дело плохо.

И матерный вопль Шурупа в сочетании с жалобным стоном Бампера подтвердил худшие подозрения Кондора.

Потому что из зарослей поднялась уродливая громадина на слоновьих ногах, по-птичьи выгнутых назад, и с хвостом исполинского головастика. Издав жуткий вой, псевдогигант присел на вывернутые кривые задние лапы и проворно огляделся, оценивая обстановку.

Монстр был на редкость уродлив, даже более того — мерзок, особенно если знать, что предки этого скорее всего были людьми... В передних недоразвитых лапках «цыпленок» держал визжащего слепого пса — того угораздило наскочить прямиком на отдыхающую тварь, и та явно была настроена выместить раздражение на всех, кто окажется рядом. Хруст был не слышен, но Кондор его физически ощутил — когда пес был разорван напополам одним движением и обе еще дергающиеся половины полетели в разные стороны. Мутант явно был сыт и не расположен тратить время на еду.

Еще какие-то мгновения он выбирал...

И вот наконец выбрал — две с лишним тонны мутировавшей протоплазмы двинулись на сталкеров, перебирая парой гипертрофированных конечностей-руконог, которыми чудище одинаково пользуется для бега и хватания жертвы. Живая и злобная смерть, стремительная в движениях, несмотря на размеры, состоящая из стальных мышц и прочнейшего скелета.

Еще два пса кинулись на великана — один просто улетел, получив удар руконогой, второму повезло меньше — колоннообразная конечность опустилась на его голову... Сказать, что башка пса была сплющена в лепешку, нельзя — такое со столь крепкой тварью не пройдет даже у псевдогиганта, но выглядела так, как будто ее пытались прокрутить в мясорубке. Еще один пес стал бесформенной грудой мяса и костей, прежде чем часть стаи бросилась на новую мишень.

Вообще-то ситуация была из тех, что подходят под определение «полная жопа». Ибо если отдельно псевдогигант и отдельно слепышы во главе с чернобыльскими собаками сами по себе противники хотя и неприятные, но в принципе вполне по силам группе сталкеров, но вот когда против тебя и те и другие... Вот тут, что называется, впору стреляться.

Если добавить, что гранаты для подствольника у Кондора закончились еще вчера, а его спутники имели на вооружении пару «кипарисов» и «бизон», то ситуация еще более усугубилась — потому как для этакой ревущей горы мяса лучше иметь что-то вроде ДШК или противотанкового гранатомета.

В четыре ствола они бы, видимо, отбились от псевдогиганта или собак. Но когда приходилось распределять огонь на обе цели, то вопрос стоял лишь один: кто первым из — ха! — Детей Зоны до них доберется?

Лихорадочно сменив магазин, Кондор вспоминал все советы бывалых бродяг и инструкции военных на случай встречи с псевдогигантами...

Стрелять в голову бесполезно: во-первых, скотина думает в основном спинным мозгом, во-вторых — почти дециметр крепчайшей кости, из которой отмороженные парни из «Свободы» нарезают пластины для бронежилетов (срабатывает не хуже кевлара).

Но вот вышибить гляделки твари вполне реально... Тем более что второй способ — раздробить суставы на руконо-гах бегущего исполина — осуществить мог бы разве что снайпер.

— Бей по глазам, — заорал он, срывая голос. — По глазам гаду! Потом отходим на х...!!!

Шансов, прямо скажем, было... не было. Но что еще можно было изобразить в подобной ситуации?

Кондор поглядел на Паленого и почти не разлипаю-щими губами осведомился:

— Ну давай, рассказывай, как все было дальше? Напарник по маршруту нервно хохотнул, приложился

к фляжке — судя по всему, не первый раз...

— Ты чё, совсем, что ли, не помнишь?

— Не все, — покачал головой сталкер.

— А чё рассказывать-то, Кондор... Как песики псевдогиганта подняли — лежка у него тут оказалась — ну тут вообще началось: ты садишь по собакам, Шуруп — по «цыпленку», собаки — кто на нас, кто на мутанта... Бампер, видать, совсем с катушек слетел и давай бежать — ну отвлек штук пятнадцать на себя... Правда, ненадолго. Эх, Бампер, сука, так мне те две тысячи должен и остался... Потом я по гиганту отстрелялся — только с моего «бизончика» не много толку... Да, не много... Ну как назло — и деревьев нет, и делать нечего...

Паленый попытался сглотнуть ком в горле, но тщетно, и даже очередная порция водки помогла не сразу.

В тишине, нарушаемой лишь взвизгом какого-то пса-подранка и сипящим стоном-вздохом агонизирующего псевдогиганта, стук фляги казался почти музыкальным и нестрашным.

Под эти звуки Кондор постепенно приходил в себя. Дрожь унялась, хотя адреналиновый отходняк все еще подергивал мышцы, окружающий мир мало-помалу терял ту жутковатую ослепительную четкость, из картинки на плазменном экране став самым обычным пейзажем Зоны. Рецепторы ощутили сполна вкус почти выкуренной сигареты и твердость камня, на котором он сидел.

— Ты в натуре не помнишь, брат? — повторил Паленый. — Эх, ломает, анаши бы сейчас пару косячков...

— Так чего там дальше?

— Ну, в общем, Шуруп, видать, понял, что или всем пропадать, или кому-то одному, ну и прямо на «цыпленка»

рванул, — тот как раз с собаками разбираться закончил — ну и гранату бросил, так чтобы наверняка. Может, и уцелел бы, да вот не свезло: стоптала его тварь — уже на последнем рывке... Ну а потом я собак уже разделал последними гранатами, ну и кого добил, а какие, видать, удрали... За то Черному Сталкеру, ну и тебе, спасибо — хорошо стрелял. Но все равно мы бы с тобой не говорили сейчас, если бы не Шуруп... Эх, Шуруп нас спас, а сам...

Да — и это он теперь вспомнил, как ленивой, какой-то расслабленной трусцой бежал прямо на них псевдогигант, топча и расшвыривая атакующих его слепых собак, а он, Кондор, мысленно прощался с жизнью, не забывая, однако, выпускать ливень пуль в мечущуюся клыкастую массу, как уже сквозь подошвы отличных башмаков, на которые потратил половину денег, полученных за «медузу», передалась дрожь земли под весящим не одну тонну мутантом. И как вперед бросился Шуруп, поднимая в отведенной назад руке Ф-1 с выдернутой чекой... И не сговариваясь Паленый и Кондор отсекли от него кинувшихся вперед двух или трех псов.

Шуруп все верно рассчитал — замерев на месте, выждав до последнего, со снайперской сноровкой кинул гранату в ноги псевдогиганту за какой-то десяток метров, при этом падая ниц.

Да только не рассчитал одного — что вырвавшийся из облака дымного взрыва мутант на перебитых изорванных ногах пробежит еще какое-то время — и рухнет уже после того, как раздавит Шурупа.

У него не было времени переживать этот факт, нужно было что-то делать с псами — те, сильно прореженные схваткой с тварью и автоматными очередями, не унимались.

Живое кольцо смыкалось вокруг людей, запах, исходящий из оскаленных пастей, напоминал вонь разрытой могилы. Наверно, так пахнет Ад.

Он отбросил выпуливший последний магазин АК и вырвал из кобуры почти бесполезный пистолет . Вдруг прямо в гущу собак упали два предмета, вылетевшие из-за его спины, он успел разглядеть два ребристых корпуса «лимонок» — Паленый, видать, израсходовал неприкосновенный запас, какой таскают с собой те сталкеры, что поумнее.

Он уже не помнил, заорал ли он «Ложись!» или это ему почудилось...

Грохот сдвоенного взрыва, заложившего уши, рой осколков над головой, упавший буквально в метре от его носа кусок кровавого мяса с куском шкуры... Паленый не ошибся — его гранаты упали прямо в гущу псов.

Потом он приподнялся на четвереньки, проводив взглядом спины и хвосты обращенных в бегство потомков «друзей человека».

Вслед им плюнул короткую очередь «бизон» — Паленый был жив... Двое из четырех уцелевших после такого — это хороший результат для Зоны.

Кондор потянулся за новой сигаретой... и тут ощутил, как его разбирает смех... Хохот прорвался наружу, перехватывал горло, перегибал пополам... Третий раз за все сталкерские годы с ним случилась истерика...

— Кондор, Кондор, ты чего?! — кричал почти ему в ухо Паленый. — Кондор, все нормально, живы мы, живы! Кондор, да очнись! Кондор, сейчас все контролеры на твой гогот сбегутся... Да очнись ты!

— Спокойно, — бормотал он то ли про себя, то ли вслух. Просто нервы слегка разыгрались... Такое ведь слишком даже и для него.

Смех вдруг сам собой застрял в глотке — Кондор ощутил, как обмякли руки вцепившегося ему в плечи спутника, увидел, как, смертельно побледнев, осел наземь Паленый — дюжий двухметровый мужик тридцати с небольшим лет, способный не пьянея осушить пузырь «Казака» без закуси... Как синеет его лицо и закатываются глаза...

Потом он сидел рядом совершенно опустошенный, не имея сил пойти и пристрелить воющего пса-подранка или попробовать добить сипло ухающего псевдогиганта.

Рядом с ним лежал мертвый Паленый — сердце его просто отказало, не выдержав — и такое в Зоне бывает. Видать, судьбе или Хозяевам показалось, что половина группы — слишком малая плата за спасение от верной смерти.

— Эх, Паленый, что же ты... — только и выдавил он, ощущая что-то похожее на желание разрыдаться...

— Кондор, да очнись! — Сталкер открыл глаза и обнаружил, что пребывает в баре на Кордоне.

Тапир, приближенный и правая рука Сидоровича, тряс егоза плечо...

Кондор еще некоторое время оглядывался, словно до конца не веря, что он здесь, на почти безопасном Кордоне, а не рядом с Припятью, только что чудом ускользнув из пасти Зоны. Перед ним стояла пустая бутылка и тарелка с остатками тушенки. На соседнем стуле лежал «бизон» Паленого. Под столом рюкзак Бампера, выпирающий углами контейнеров — артефакты, взятые у троих мертвых спутников, его законное наследство.

Он даже оружие оставил там, на телах товарищей, не имея уже сил, да и возможности похоронить их.

Но все это уже в прошлом — это было... Не важно, несколько часов или сутки назад; это было, происшедшего не изменить, и надо жить дальше...

— Я что, не расплатился за водку? — осведомился он у Тапира, стараясь как можно четче выговаривать слова, как это свойственно средне подвыпившим людям.

— Да нет, все путем... Только вот морда у тебя уж больно злая была...

— Ладно, неси еще «Казака» и закусить чего-нибудь. Все равно чего...

Кондор твердо вознамерился напиться. Настроение было паршивое... Он не обращал внимание на присутствующих, погруженный в свои невеселые серые мысли.

...Хмель упорно не брал — такое бывает, когда нервы долго перенапряжены и организм притерпелся к стрессу. Но и тяжесть в душе не проходила...Он даже пожалел, что в последний раз, запасаясь у Дуремара антирадом, таблетками колы и прочей фармакологией, отверг предложение ушлого аптекаря прикупить пару упаковок антидепрессантов. Хотя глотать их в смеси с водкой — верный путь не только к циррозу, но и к шизе...

«Творец, который сотворил Зону, Черный Сталкер и все черти и демоны! Как же меня все достало — эта Зона, эти аномалии, этот Кордон, эта водка!» Хотя что он грызет себя? «Ты же, старина, Зону не первый год топчешь и сам все понимаешь!.. Шесть лет в Зоне — много ли живых, кто с тобой начинал?» И все эти шесть лет он занимался двумя вещами — или ходил за Периметр, или готовился к новому походу.

Время от времени, подгадывая под дежурства «своих» офицеров и сержантов и выбросы, выходишь за Периметр. Если повезет, возвращаешься. Треть или четверть гонорара за проданные артефакты стабильно уходит тем, кто ее сторожит и, как в бородатом анекдоте, ею и кормится. «Кто ж устережет сторожей?» Остальное исчезает быстро, как труп вольного бродяги в «холодце». И сверх того — постоянное знание того, что скорее всего однажды ты просто не вернешься, — и без разницы, от чего ты умрешь, тем более что причин сдохнуть в Зоне выше крыши.

«И что самое поганое — никому в мире нет дела до того, выживу я или нет. Мне тридцать лет — скоро тридцать один. Друзей нет. Жены и детей — нет. Любовницы — нет. Дома — нет... Ничего нет».

Большинство таких, как он, сталкеров, вольных бродяг, хабарников, именно так и гибнет, устав бороться, сломавшись — нет, не сломавшись, чуть надломившись в депрессняке или обычном нервном истощении. А Зона-то тут как тут и ломает живую игрушку. «Самое смешное — почти каждый из нас это понимает или чувствует по крайности. Но продолжают упорно двигаться к своему концу. Выдумают невесть что — мол, Зона притягивает людей, и они не могут с этим ничего поделать. «Зов Зоны», «притяжение Зоны», «дух Зоны»... Как же! Хрена с два! Деньги! Нажива. Несметные горы баблосов, которые они. думают получать за здешние богатства. И наплевать, что все знают обычную судьбу сталкера — ведь каждый новый кретин верит, что уж ему-то фортуна улыбнется и Монолит отсыплет денег и удачи. Как же! «Зона не отпускает!»

Кондор мысленно показал кому-то фигуру из трех пальцев. Как же, «Дух Зоны»! Да какой тут может быть дух? Трупами смердит — вот и весь тебе дух!

Опасная, тяжелая и грязная работа — и больше ничего. Но кому это интересно? Всегда найдутся новые и новые дураки, зеленеющие от зависти, услышав, сколько сталкеры получают за хабар. И вправду, иной менеджер среднего звена за год столько не заработает, сколько может стоить одна штука «ночной звезды» или хорошая порция «мясного ломтя»! Если проживешь года два-три, то на квартирку если и не в столице, то в приличном городе можно вполне накопить, а при удаче даже на виллу у моря — пусть не на фешенебельном мировом курорте, но в Крыму... Так думают многие, приходя сюда. Но вот только почему-то обогащаются скупщики, менты да еще офицерье миротворцев, а вот сталкеры в массе дохнут, не прожив даже тех самых двух или трех лет. А если даже и повезет — что толку? Он вот мог бы давно купить и квартиру, и роскошную тачку, и еще черта в ступе... Но только вот зачем все это ему — вечному бродяге по Зоне? Какое ему дело до цен на какие-нибудь бриллианты, если цены на жратву и амуницию старый кровосос Сидорович задирает чуть не каждый месяц?! А еще семь кусков зелени пришлось отдать перехватившему его на пару со скупщиком патрулю ООН — это уже за Периметром...

«Трахнутая Зона, трахнутый Сидорович, трахнутые ооновцы, трахнутый я!»

Хотя, признайся себе, старина, не в ооновцах дело и даже не в Сидоровиче. И денег ты пока имеешь достаточно: пусть сейчас с хабаром не очень везет, ну так раз на раз не приходится. И даже не в том, что ты устал — хотя шесть с гаком лет такой жизни любого доконают. Просто ты сам все понимаешь: судьба давно шлет тебе недвусмысленный сигнал — пора завязывать. Сегодня ты ушел от смерти, хотя должен был по всем раскладам погибнуть. Тебе повезло. Но вспомни — сколько раз за последний год смерть проходила мимо, лишь самую малость разминувшись с твоей башкой? В этот раз были псы и псевдогигант. В прошлый рейд ты едва спасся от бандитов. А до того лишь чудо уберегло тебя от того, чтобы быть зажаренным «электрой» в Лиманске, — разряд угодил не в тебя, а в торчащий лишь на метр впереди железный столбик (пожженный брызгами расплавленного металла комбез пришлось выкинуть). В прошлом декабре, если бы не зацепившийся за дерево ремень автомата, быть бы тебе в «воронке», которую нагло проигнорировал детектор, купленный втридорога и еще апгрейженный у знаменитого Паяльника.

Сейчас ты уцелел один из четверых, а когда ты вместе с Майонезом поперся на Свалку, то из вас семи вернулись лишь ты да Майонезова отмычка Финик (чтобы быть зарезанным в варшавском кабаке месяц спустя).

По всему видать, Кондор, твоя удача с тобой рассталась. И сколько ты еще сможешь выигрывать у старухи с косой? Ты сам понимаешь — надо уходить. Так уходи... Уже ведь и запасной аэродром почти готов, и не самый худший. Так что тебя смущает — почему бы этому рейду не стать последним? Денег не так много, как хочется? Но всех денег все равно не заработаешь!

Вот так Кондор предавался самоедству в кабаке в прибежище знаменитого Сидоровича, еще не зная, что его судьба уже приближается к дверям заведения...

Выйдя на воздух освежиться, Кондор достал мятую пачку сигарет и старую, массивную, кое-где поцарапанную золотую зажигалку с выложенной бриллиантовой пылью буквой «Z».

Зажигалка эта была его талисманом — она появилась после того злосчастного похода вместе со своей второй группировкой к Янтарному озеру. Как она у него оказалась, он не помнил — тот рейд, в котором практически перестала существовать группировка «Звери», вообще выпал у него из памяти. В этом смысле с группировками ему не везло...

— Привет, Кондор. — К нему направлялся Робот, придерживая висевший на плече «Отбойник». Кондор поморщился — этот человек не ходил у Кондора в приятелях и не очень, честно сказать, был им уважаем, во многом как раз потому, что назойливо пытался со всеми дружить и всем быть полезным.

— Привет, — ответил Кондор.

— Что хмурый такой? Вроде вернулся ведь... Кондор опять на Кордоне! — по-дурацки ухмыляясь, скаламбурил Робот.

— Поминаю... — Кондор не был настроен на разговор.

— Паленого с Бампером и Шурупом?

— Верно, не забываешь ПДА просматривать, — угрюмо съязвил сталкер.

— А, ну понятно... Ну хоть хабару поднял прилично! Наследник, так сказать, по праву!

Кондор промолчал. Вообще-то шутка была на грани фола — на той грани, за которой положено без слов бить морду. Но устраивать драку в день, когда погибли трое людей, ему не совсем чужих, не тянуло.

Робот, догадываясь, что Кондор явно не рад встрече, повернулся было уйти, как вдруг, словно спохватившись, хлопнул себя по лбу.

— Да, браток, слушай, чего я, собственно, и шел к тебе... Тебя тут какой-то хмырь ищет. Не из наших, — он замялся, — из фраеров типа. (В прошлой жизни Робот был вышибалой в блатном кабаке, что нет-нет, да и прорывалось в лексиконе.)

— В смысле? — Кондор против воли заинтересовался. Откуда может взяться чужак на Кордоне, где нет никого, кроме сталкеров да еще бандитов, под сталкеров маскирующихся?— Ну, короче, это... — Робот подбирал слова. — Ну, посторонний. Турист, в общем.

— Не понял. — Кондор помотал головой. — Может, торговец?

Вот уж нелепая мысль — сунуться в вотчину Сидоровича постороннему торговцу было немногим безопаснее, чем в берлогу кровососов, — тот еще хуже любого из мутантов переносил вторжение в свои угодья.

— Говорю тебе, новичок, первый раз в Зоне. Так и сказал, и еще...

— Ты, надеюсь, послал его по нужному адресу и объяснил, что я обычно работаю один? — оборвал Кондор излияния коллеги.

— Да, блин, говорю тебе, не из наших он — совсем посторонний, — взмахнул рукой Робот. — Главное, ему был нужен именно ты, он сперва даже спросил, как ему найти Николая Кострова — я и не сразу вспомнил, кто это такой, — только потом он Кондора помянул.

— Вот даже как? — обеспокоенно прищурился сталкер. В Зоне мало кто знал его настоящее имя — да и за Периметром тоже не слишком много осталось тех, кого бы мог заинтересовать числящийся официально сторожем кришнаитского ашрама Костров Эн Бэ. (То, что храм вообще-то сгорел скоро как год, мало кого волнует, тем более он и организовывался лишь для того, чтобы дать фиктивную работу таким вот, как он, вольным бродягам.)

— Причем скажу тебе — хмырь этот денежный. Прикид дорогой — на «светляк» или там «золотую рыбку» потянет, если не больше, — продолжил Робот. — Такой в отмычки наниматься не будет. Я думаю, он проводника ищет для какого-то дела. Правда, почему конкретно тебя... Ну ладно, фак бы с ним, мое дело — предупредить, он, видать, и сейчас на Кордоне ошивается.

И он удалился своей переваливающейся походкой, за которую и удостоился клички.

Кондор лишь помотал головой, уже догадываясь, в чем дело. Нельзя сказать, что он про эти дела не слышал:

пресыщенные детки нуворишей время от времени проскальзывали в Зону в поисках «настоящих» приключений м настоящего страха, щекочущего нервы. Сам Кондор пару раз отказывался от предложений Сидоровича поработать с такими, ибо от всей души презирал подобную публику, как презирает правильный профессиональный криминал отморозков-гопников. И слыша о том, что очередная группа таких вот искателей приключений сгинула в клыках псевдопсов или в «жарке», лишь презрительно плевался.

Изредка, конечно, среди них попадался хоть и не сумашедший но отменно глупый молодняк, «искавший себя». «Мужественные сталкеры», «загадочные артефакты», «великая тайна Чернобыля» и все в том же духе... Рр-романтика б...екая!

Ладно, посмотрим: если непонятный чужак к нему явится — вот и поговорим тогда, а пока...

Докурив, он вновь спустился в полутемный зал и заказал у Тапира банку шпрот и еще водки...

Мысленно попрощался с тенями погибших спутников.

«Паленый, Бампер, Шуруп, как ни крути, вы были славными ребятами! Если на той стороне что-то есть — может, еще и свидимся...»

...Тот, о ком говорил Робот, появился в бункере, когда сталкер допил второй стакан и доел последнюю рыбешку.

С первого же взгляда, даже до того, как тот что-то спросил у Тапира и направился к его столику, Кондор догадался: это тот самый. Ибо вряд ли на Кордоне мог быть второй такой — в столь дорогом и новом снаряжении.

И в самом деле, Робот если и перегнул палку насчет «золотой рыбки», одного из самых дорогих артефактов, то не сильно.

Защитный комплект, каким обычно пользовались западные научники, подогнанный по фигуре. На ногах не обычные берцы, кустарно подбитые тефлоном и кевларом, а настоящий «маттерхорн» с титановыми набойками — таких и у ооновцев нет.Поверх всего этого удобный пыльник тонкой парусины с капюшоном — в сочетании с респиратором в счи-таные секунды закрывает всю голову, заменяя противогаз. Дополняли это американские же противоосколоч-ные очки.

Под пыльником был легкий черный полицейский бронежилет с разгрузкой, а на поясе — солидный пистолет в кобуре на липучках — кольт «М1911», судя по выглядывающему затыльнику.

Хорошо упакованный господин на «сынка», пожалуй, не тянул — довольно умное лицо, да и возрастом скорее около тридцати. Аккуратно постриженные темные волосы и выражение мучительного ожидания в глазах. Что-то этому типу явно очень нужно от него. И еще Кондору все больше казалось, что этого типа он определенно где-то видел. А память у него на лица безупречная, можно сказать, фотографическая — раз увидит и уже не перепутает. Может, промелькнуло в голове, он из завязавших вовремя сталкеров, с которыми пересекался за минувшие годы?

Он переминался с ноги на ногу у стола, явно не зная, как начать разговор.

— Я никого не приглашал, — буркнул Кондор, решив перехватить инициативу.

— Вы и есть Кондор? — осторожно начал меж тем чужак.

— Допустим... — Сталкер продолжал изучать незнакомца. Да, определенно он его где-то видел. — Можно и так, хотя для вас я скорее господин Костров. Или пан Костров — как вам угодно.

Гость пододвинул к себе стул и уселся, задумчиво поглядывая на полупустую бутылку.

— Прошу меня простить, — продолжил незнакомец, — ваши координаты дал мне Сергей Романько — наш консультант...

— Бройлер?! — прищурился сталкер. Дело приобретало новый оборот. Ибо отошедшие от дел вольные бродяги

предпочитали категорически не афишировать свою прошлую принадлежность к криминальному по определению занятию. И если человек нарушил это правило, то или же па это была достаточно серьезная причина, или...

Кондор внутренне напрягся. То, что Зоной очень интересуются различные преступники и «внешняя» мафия, включая и представителей стран весьма отдаленных, секретом не было ни для кого. Точно так же, как и то, что аналогичный интерес проявляли и самые разнообразные террористы.

Он мысленно досчитал до десяти.

Как бы то ни было, пришельца следовало выслушать — хотя бы для того, чтобы узнать, каких еще неприятностей можно ожидать от суки-жизни.

— Как вы сказали? — чуть наклонился к нему собеседник. — А, простите, Николай, — да, Сережа говорил, что это был его псевдоним в вашей среде...

— Кличка, — с раздражением поправил Кондор, — у сталкеров нет псевдонимов — у них есть кличка или погоняло, если угодно. И если уж Серега с вами с чего-то разоткровенничался... Кстати, это не наша, как вы выразились, господин Не-знаю-как-вас-там, а уже и ваша среда — ибо, находясь тут, вы уже совершили преступление по законам России, Украины, Белоруссии, Евросоюза и нарушили сразу две конвенции ООН — 2010 и 2017 годов с Дополнительным протоколом от ноября позапрошлого года. Так что случись шо — будем в соседних камерах сидеть! — И, ухмыльнувшись самым наглым образом, уставился прямо в глаза гостю Кордона.

Несколько секунд тот сидел в растерянности. А потом усмехнулся в ответ — несколько нервно как почудилось сталкеру.

— Да, простите, уважаемый... Кондор, вы, конечно, правы. Да еще я и в самом деле не представился: я Игорь Муратов — возможно, Вы даже меня узнали.

И вот тут Кондор понял, откуда ему знакомо лицо этого человека. И очень удивился . Он не был большим охотником до телевидения, тем более что в Зоне спутниковых тарелок и кабельных сетей не имеется, а на отдыхе на «Большой Земле» найдется и более увлекательное дело, чем пялиться в «ящик». Но передачу с участием этого человека на популярнейшем телеканале все же несколько раз видел — шоу «Эдвенчер Трэвэл». Всякий экстремальный туризм, беготня по пещерам и заброшенным развалинам, сплавы сборных команд офисных хомячков по бурным рекам и десанты длинноногих домохозяек на необитаемые острова. В общем, наследие гремевшего во времена молодости его родителей развлечения... черт, забыл, как его там? «Последний живой», что ли?

Он вдохнул с облегчением. Понятно... Мафия и прочие тут ни при чем. Просто телебоссы, видать, окончательно подвинулись от всеобщего гламура и решили учинить гонки на выживание в прямом эфире на просторах Зоны. Ну что ж, на здоровье, но это без него.

И он уже принялся сочинять достойный ответ на предстоящее предложение поучаствовать в подобном мероприятии. С подробным описанием, куда следует пойти господину Муратову, в какое место засунуть обещанный гонорар за участие в идиотском представлении и отдельно—в какой последовательности мутанты будут кушать тушку шоумена. Еще надо бы не забыть добавить пару добрых слов в адрес придурка Бройлера, который мало того что считает его, Кондора, таким же идиотом, так еще засветился, и перед кем — перед журналюжкой-журнашлю-шкой!

Но пока он это сочинял, собеседник произнес, видать, заранее заготовленную фразу, от которой Кондор, вмиг позабыв заготовленную речь, замер только что не с открытым ртом.

— В общем, получилось так, что только вы можете мне помочь — речь идет о жизни и смерти, в самом прямом смысле. Дело в том, что в Зоне пропала Северина... моя невеста.

— Стоп! — резко бросил Кондор, когда смысл слов гости окончательно до него дошел. — Дайте-ка мне минутку подумать, господин Муратов.

Он не спеша допил пиво, не выпуская из поля зрения напряженно молчащего Игоря и пытаясь переварить полученную информацию.

«Н-да. Вот и дожила Зона-Матушка до шерше ля фа-ма! — в некоторой растерянности подумал он. — До чего дошли — уже сюда за невестами прутся...»

Женщины в Зоне вообще были темой очень скользкой и непростой. Издавна порядочным сталкерам полагалось лишь брезгливо морщиться, если кто-то из новичков вдруг заявлял, что-де «женщин в Зоне не хватает». Кому не хватает и для чего не хватает? Озабоченным? Так озабоченным за Периметром делать нефига.

Тем не менее женщины-сталкеры изредка встречались, да и вообще в Зоне их было не так уж мало: он сам лично неоднократно наблюдал их и на базах и лагерях ученых, и еще как-то раз — в упавшем военном вертолете, хотя определить пол трупа можно было лишь по нашивке с именем и фамилией на груди обугленного натовского камуфляжа.

Ходили еще слухи о борделях в сталкерских лагерях и у «Свободы», где якобы работали обманом вывезенные в Зону девицы, и про украденных Темными туристках. Но все это именно слухи...

Он с сочувствием глянул на Игоря. Но черт побери, неужели его невеста — сталкер??

Как же этого преуспевающего москвича угораздило влюбиться в девчонку из вольных бродяг? Подходящая пара, нечего сказать! Кондор покачал головой. Он сам не так давно лично выпивал в «Ста рентгенах» с Росомахой: здоровенной сибирячкой, бывшей биатлонисткой, взявшей «бронзу» на прошлой Олимпиаде и прославившейся тем, что одна из немногих сумела в одиночку застрелить атаковавшую ее химеру. Еще он был одно время близко знаком с Джипси — американкой, настоящей фанаткой Зоны, про-павшей в очередном походе в Рыжий лес с полгода назад; слышал и о других...

И что-то не тянул никто похожий на возлюбленную деятеля шоу-бизнеса. Правда, были еще и «Каблуки», разгуливавшие по Зоне в платьях и туфлях и вообще припершиеся сюда невесть зачем. Так они долго и не прожили — уж кого Зона точно не терпит, так это глупцов.

Ну если совсем уж порыться в памяти, то вспомнишь кучу совсем уж неправдоподобных баек, вроде истории про «Алую посланницу» или вообще каких-нибудь «Дочерей Мглы» — призрачных вампиресс, дарящих сталкерам, забредшим в нехорошие места, блаженную смерть во сне от наслаждения, ну и тому подобное.

Нет, вздор, он не о том думает.

А что, если все проще и хуже: его невеста как раз из тех самых богатеньких придурков, не понимающих, что все папашкины деньги не помогут им спастись от снорков или крыс, а «воронкам» с «плешами» безразлично, кого плющить — распоследнего плебея или отпрыска банкира?

Однако же ситуация наклевывается! Что-то уж слишком смахивающая на мелодраму.

В фильмах и детективчиках в мягкой обложке не раз фигурировали страшные истории про то, как, случайно попав в Зону, девушка становилась сексуальной рабыней кого-либо (вплоть до контролера) или предназначалась в жертву Монолиту. Ну а мужественный герой с могучими бицепсами ее выручал. Попутно перебив кучу двуногих, четвероногих и скольки-то-там-еще-ногих врагов всех мастей, голыми руками вырвав щупальца у половины здешних кровососов и прикончив Главаря Сталкерской Мафии с наводившей ужас кличкой. Напоследок обычно красотка в благодарность отдавалась спасителю на пяти или десяти страницах. Иногда правда, для разнообразия, в конце книжки героя с хрустом и чавканьем пожирало местное зверье — но он и умирая ухитрялся слабеющей рукой перебросить спасенную фемину через Периметр.

Ладно, чего гадать? Сейчас все и узнаем.

— А теперь с самого начала и поподробнее, — наконец произнес он, нажав на последнее слово. — И просьба — говорить все как есть: если я почувствую, что вы что-то скрываете, ищите себе другого проводника — вам ведь проводник нужен, если я правильно понял?

Тяжело вздохнув, гость сунул руку за пазуху и вытащил оттуда самый обычный бумажник — где принято носить кредитные карточки.

Из бокового отделения он вытащил несколько снимков.

— Вот, взгляните...

Сдвинув брови, Кондор внимательно изучил фото. С первого на него смотрела улыбающаяся русая девушка в желтом бикини — она была снята на фоне ослепительно-синего океана, золотистого песка, пальм и голубого неба. Одной рукой она опиралась на большую доску для серфинга. Минимальное бикини янтарной расцветки отлично гармонировало с ее ладной фигурой (особенно верхней частью), а сама она отлично гармонировала с золотым песком, сапфирным океаном и нежной бирюзой тропических небес.

На втором — она же в недурно сшитом платье и его собеседник за столиком уютного кафе под старину. Еще один — девушка в распахнутом осеннем пальто, позади нее панорама Киева. Еще — она же в пушистой шубке на фоне Московского университета и московской зимы.


Он уже хотел спросить у Игоря, зачем тот показал ему эти снимки, такие неуместные здесь, как вдруг взгляд его упал на пятое фото.

Оп-паньки! Кондор ощутил, как по спине пробежала холодная струйка. Вот оно как!

На этом снимке девушка была облачена в полный комплект спецснаряжения — пусть и не такой, какой был на ее возлюбленном сейчас, но, пожалуй, не хуже, чем у самого Кондора. И пейзаж вокруг — с серым небом и высоченной травой — был один в один пейзажем Зоны. И за спиной ее висел вполне себе рабочий «Вепрь-Хантер» с большим оптическим прицелом — марки «льюпольд», на-сколько он мог разглядеть. А у ног валялся... Кондор мысленно помянул Хозяев Зоны в неприличном сочетании. У ног девчонки лежала застреленная матерая самка болотной твари, габаритами чуть не вдвое больше охотницы.

А ведь, похоже, не соврал парниша!

Он внимательнее всмотрелся в снимок. Нет — на монтаж или «фотожабу» это явно не тянуло — было в нем что-то неподдельное, этакое специфическое общее впечатление достоверности. Опять же — кадры с болотной тварью вообще можно пересчитать по пальцам, и мало кто оценит такую подделку. Обычно заказчики подобных приколов хотят, чтобы рядом с ними налепили гору отстрелянных псов или кабана-мутанта...

Если только — он вновь тревожно задумался, — если только это не тонкая ловушка, рассчитанная специально на человека Зоны.

Опять же, с другой стороны, вряд ли столь удачливая сталкерша, мотающаяся на деньги от проданного хабара в тропики, осталась бы неизвестной в среде коллег — уж какие-то слухи бы до него дошли. (Разве что девушка была очень себе на уме и свои доходы старательно скрывала от окружающих.)

Ладно, похоже, что другого выхода, кроме как выслушать этого Игоря, у него все равно нет.

— Излагайте, — бросил он. — И закажите что-нибудь — разговор у нас, чую, будет долгим, а просто так сидеть здесь не принято — считайте, что это мой первый совет вам, причем безвозмездный.

Игорь бережно собрал со стола снимки, на оборотной стороне одного из которых Кондор увидел надпись четким женским почерком «Оаху. Гавайи. Моему Игорю — на память о чудесной зиме».

Затем позвал жестом Тапира и заказал водку.

— Значит, так, даже и не знаю, с чего начать. — Он вознамерился открыть бутылку.

— Пить не обязательно, — остановил его Кондор. — Тем более вряд ли это поможет нашему разговору. Давай-

STOKER. 27 Полет Кондора

те самую суть: ваша невеста — сталкер, и она пропала в Зоне...

— Нет — извините, что перебиваю, — она не сталкер, она серьезный ученый, — с какой-то даже обидой в голосе зачастил Игорь. — Она биофизик, аспирантка самого Ро-гинского. Это...

— Знаю, бывший зам Сахарова по генетико-морфо-логическим исследованиям, — нетерпеливо махнул рукой Кондор. — Но в таком случае какого черта вы обратились ко мне, а не к нашим научникам? Или они уже заявили, что спасательная операция не имеет смысла?

— Видите ли... эээ... Кондор, — замялся Игорь. — Это... как бы сказать, не по линии официальных исследований, Северина почти все время работала на негосударственные научные центры...

— Даже так? — Сталкер неподдельно заинтересовался. То, что его собеседник не врал, это понятно, да и зачем ему врать? Но вот какие могут быть частные исследования в Зоне, где вообще никаких частных лиц по определению быть не может? Конечно, тут, как и везде, в силе принцип «Если нельзя, но очень хочется, то можно», но не до такой же степени!

— Позвольте я поясню, — оживился Игорь. — Это все, так сказать, законно — не подумайте...

Сугубо техническую и юридическую сторону объяснений — довольно толковых, кстати, для шоумена — Кондор пропустил мимо ушей, привычно выделив самое главное.

Что-то связанное с такими понятиями высокой западной (она же вырождающаяся и упадочная) цивилизации, как «академическая свобода» и «университетская автономия», в результате чего и возникла ситуация, когда вполне себе частные конторы могут действовать под официальной крышей.

И вот в такой группе, пропавшей без вести, и состояла молодой перспективный биофизик Северина Краевская.

И вот теперь его, сталкера Кондора настойчиво просят спасти талантливого молодого ученого.— Так! — поднял руку Кондор, оборвав собеседника на полуслове. — Положим, суть я ухватил, можете не продолжать. Для начала два вопроса. Первое — с чего вы взяли, что я вообще за это дело возьмусь? И как вы вообще вышли на меня и в каких отношениях вы с Бройлером?

— Ну, — усмехнулся Игорь, — второе — это совсем просто. Сергей Романько трудится в той же телекомпании, что и я, только он консультант. И когда я при нем поведал о том, что Северина пропала в Зоне, он предложил свою помощь — в частности, обратиться к вам. Он еще просил напомнить вам про грузовик по перевозке мороженого с черепами, если возникнут вопросы...

Кондор кивнул — пароль простенький и совершенно непонятный для непосвященного, хотя есть способы сделать разговорчивым любого...

Ну да ладно, будем считать, что с этой стороны дело чистое.

— А что касается первого вопроса... Что вы скажете о сумме в шестьдесят тысяч евро?

— Шестьдесят тысяч? Евро? Именно евро — не долларов? — пробормотал Кондор, ощутив на миг глубокую растерянность. — Звучит заманчиво, что и говорить...

— Так вы согласны? — обрадованно зачастил Игорь.

— Я согласен — согласен подумать над вашим предложением, — сурово высказался сталкер.

В делах, касающихся Зоны, нужно проявлять выдержку и не давать ослепить себя никакими золотыми горами. (Многие, забывшие об этом, быстро попали туда, где деньги без надобности: вряд ли ими можно откупиться от чертей.)

— А теперь вопрос третий и главный, — продолжил он. — Вы знаете площадь Зоны?

— Ну, после последнего расширения она составила приблизительно три тысячи пятьсот... ммм... с копейками квадратных километров.

— Не в количестве квадратных камэ дело. Не знаю, много ли рассказывала вам ваша Северина и много ли вы

читали перед тем, как сунуться сюда, но вы, видимо, представляете, что такое эти квадратные километры. Здесь одиннадцать только основных локаций, как у нас принято это называть. И каждая отличается от соседней иногда как небо от земли. Эти квадратные километры набиты разнообразными хищными тварями и аномалиями — до пространственно-временных включительно. Причем регулярно появляются новые виды и того, и другого — это при том, что и существующие толком не изучены. Но все они на редкость опасные и плотоядные — причем разница только в том, что слепые псы будут жрать вас живьем, а чернобыльские сперва загрызут, а потом только покушают. Еще время от времени на весь этот зверинец нападает то, что мы зовем «гон», чаще перед выбросами, но бывает и без всяких причин. Проще говоря, стадо мутантов мчится по Зоне сломя голову, не разбирая дороги, и если вы у них на пути, то сколько бы у вас ни было патронов, они все равно вас втопчут в землю. Это еще не все. В Зоне есть места вроде тех же Могильников, куда попасть просто, а вот выйти не получится. Иногда нужный вам объект или местность оказываются блокированы напрочь аномалиями — причем, что хуже всего, внутри, как назло, оказываетесь вы. Ну и прочее — вплоть до порталов, которые могут зашвырнуть вас черт-те куда. Бывает, что проще пройти Зону насквозь, чем попасть в соседнюю локацию. Периодически случаются выбросы. Что это такое, неизвестно, но тот, кто оказался в этот момент вне укрытия, обречен. А есть еще и северные локации со своими штучками — на которых, поговаривают, белорусы наваривают изрядную часть своего бюджета. И это только то, что на поверхности, не считая достоверно неизвестного, вроде припятских вампиров или пресловутых Хозяев Зоны. Да — мы забыли еще людей: мародеров, для которых и вы, и ваша девушка — желанная добыча; военных, для этих всякий двуногий за Периметром — законная цель; Темных — кстати, вы знаете, кто это такие? И еще — сталкерские группировки, между которыми нередко идет вялотекущая война — и постороннего могут просто пришить по ошибке. Ну и до кучи — отморозки вроде Борова.

— Кто такие Темные, я знаю, — уныло сообщил Игорь. — Северина говорила. Но какое это имеет отношение к делу?

— А такое, что при всем этом найти человека здесь может разве что дивизия — с очень слабой гарантией. Как вы намерены решать эту проблему? А ведь как-то намерены — я прав?

— Вас не проведешь, — понизив голос, ответил Игорь. — Но сначала я должен получить ваше согласие...

— Тогда нам лучше распрощаться, господин Муратов, — откинулся Кондор на спинку стула. — Завтра ночью через Периметр двинется очередная партия возвращающихся — с ней вы и уйдете... Вот вам моя вторая консультация — и тоже бесплатная.

— Ну, — изобразил Игорь усмешку, — за эту сумму я могу поискать другого проводника.

— Можете, — кивнул Кондор. — Но я бы не советовал. Потому как самое меньшее, что может случиться, — вы найдете зеленого новичка, очень убедительно корчащего из себя второго Шухова, и на пару с ним станете обедом для существа вроде той милой зверюшки с фотографии. Это не считая того, что вас могут завести куда-нибудь в бандитский схрон, где с вами поработают некоторое время, и вы сами сообщите все, что нужно для того, чтобы без помех выпотрошить ваши счета, а потом вывезут ближе к центру Зоны и выпустят голым — после чего одним зомби в этих краях станет больше. Или пристрелят и сунут в «карусель», чтобы на выходе получить полезный продукт в виде «ломтя мяса» или «души» — знаете, что они такое и откуда берутся? Кстати, в этом случае вас могут и не пристрелить: есть мнение, что наилучшее качество артефакты приобретают, если... исходный материал жив и даже в сознании.

— Что, правда такое бывает?! — Кажется, Игоря проняло.

Кондор кивнул. Вообще-то достоверно этого известно не было — так, разговоры; во всяком случае, ему лично наблюдать не приходилось. Но пусть лучше парень испугается сейчас, чем потом, перед смертью.

— Так что — в крайнем случае рекомендую обратиться к Сидоровичу, — резюмировал сталкер. — Он вам подберет кого-нибудь, кто хотя бы не прикончит вас ради вашего снаряжения. Правда, вряд ли старик согласится работать втемную, не тот он человек...

Игорь порывисто вскочил, потом вновь опустился на место.

— Вы правы, Брой... Романько именно таким вас и описывал. Ну хорошо, чего уж теперь... Короче — я и в самом деле знаю, где Северина — у меня есть карта и координаты... Она оставила мне и то, и другое зачем-то, когда мы встречались в последний раз, да, еще сказала, мол, если что случится, сможешь меня найти. И я знаю, как туда проникнуть, а это не так просто, но это я беру на себя. От вас всего-навсего потребуется довести меня туда и помочь вернуться вместе с Севериной. Согласитесь, не очень много за шестьдесят штук европейской валюты... И извините — эту карту я вам покажу лишь когда мы обо всем договоримся.

— Хорошо, этого пока достаточно. — Кондор уже про себя принял решение, интуитивно, сразу и однозначно, как он это делал всегда. Конечно, если они договорятся по другим пунктам — а это не факт. — Теперь последний вопрос — грубый и прямой, но важный. Почему вы так уверены, что ваша... знакомая до сих пор жива? Деньги деньгами, но не очень мне нравится мысль ходить впустую — может оказаться вредным для моей профессиональной репутации.

Про репутацию он ввернул наугад. Но очень уж хотелось получить подтверждение внезапно возникшего подозрения.

Не стал бы этот Игорь — пусть какой угодно влюбленный — так вдруг поднимать тревогу. В конце концов, очень сомнительно, чтобы в конторе, на которую девчонка работает, стали бы так уж откровенничать с посторонним. Но он тем не менее полез сюда, в очень опасное место, выходит, знает, что люди не просто не вышли на связь из-за того, что шальная «электра» спалила передатчик, а попали в неприятности. И уж больно он уверен в том, что девушка его дожидается в условленном месте.

А может, она уже давно переваривается у кого-то в желудке или стала зомби? Или ее пришибло в любой из аномалий! Могла и чья-то пуля продырявить очаровательную головку. Значит, есть еще причина.

И подозрения его не обманули.

— Я уверен... По крайней мере шесть дней назад с ней все было в порядке... — Собеседник запнулся, решив, что сболтнул лишнее.

— И через кого вам передали послание? — Вопрос прозвучал сухо и отрывисто. — Вы имеете основания доверять этому человеку?

— Я получил письмо на свою электронную почту, — вздохнул Игорь, решив, что, видать, чему быть, того не миновать. — Короткое и странноватое. В нем она говорила, что осталась одна, и переслала эту карту, ввернула несколько подробностей, известных только нам двоим, и очень просила ей помочь...

— Ага... — Кондор покачал головой. Как сказал классик: «Все чудесатее и чудесатее!»

«Интересно, каким образом отправили емейл? Телепатически, с помощью ручного контролера? Или по секретному кабелю, оставшемуся со времен до Первого взрыва?»

— А можно узнать, с какого адреса оно пришло? — осведомился он вслух, подозрительно усмехнувшись. — Что-то не припомню в мировой сети домена «Zona.com», да и с провайдерами в наших местах напряженка...

— Будете смеяться — с моего собственного ящика. Северина знала пароль, я сам ей дал...

Кондор несколько секунд обдумывал услышанное. Выйти в Сеть вот так прямо из Зоны? Со связью тут были постоянные траблы — даже ПДА с их волшебными свойстнами не всегда помогали. Хотя ему доводилось слышать о незарегистрированных передатчиках внутри Периметра, о спутниковых станциях, проданных военными на сторону. Ходили также разговоры начет того, что привилегированные пользователи сталкерской сети получают право выхода н Интернет. Но Кондор с такими не сталкивался и как попасть в их число, не знал.

— Хорошо... — принял он решение. — Пока что информация меня устраивает. Как я уже сказал, завтра с Кордона за Периметр уходит караван — мы возвращаемся вместе с ним. Все подробности обговорим потом. А пока извините, мне нужно отдохнуть.

Уже устраиваясь на ночлег в одном из бункеров, Кондор предавался конструктивной самокритике. Вполне возможно, он сглупил, соблазнившись напоследок сорвать куш.

Конечно, таких денег он ни разу не выручал за ходку... Но с другой стороны — дело больно мутное, как ни крути.

В конце концов, вполне возможно, карта являет собой полную пустышку — и этот маршрут выведет их куда-нибудь в местечко, облюбованное контролерами или забитое смертоносными аномалиями. Но даже если нет, где гарантия, что эта Северина будет дожидаться их?

Ладно, в конце концов, проблемы надо решать по мере возникновения, и раз он подписался на это дело, то будем для разнообразия считать, что девчонка жива и на месте.

Кстати, если подумать, это ведь замечательное завершение карьеры, сказал он себе уже засыпая. Дело, о котором, возможно, будут вспоминать лет через десять в выражениях вроде: «Как раз на следующий год после того, как Кондор выволок ту девчонку...»

Ну и куча евро тоже... Правда, возможно и так, что сегодня он купил свою смерть за эти деньги. Впрочем, смерть — это всего лишь элемент профессии сталкера.

...Последней мыслью перед тем, как он заснул, была совсем странная — он пожалел, что не подсказал Игорю прихватить купленную водку с собой. Теперь ушлый Сидорович наверняка продаст ее второй раз, присовокупив к своим неведомым миллионам в разных валютах еще немного дармовых денег.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20



Схожі:

Полет Кондора Аннотация icon«управление экономическими системами: электронный научный журнал»
Аннотацию (на русском и английском языках). Аннотация должна в наиболее полной форме отражать содержание статьи. Аннотация должна...
Полет Кондора Аннотация iconЛето + лето = полет
Продавец получил для продажи несколько пачек тетрадей по 100 штук в каждой. Десять тетрадей он отсчитывает за 5 секунд. За сколько...
Полет Кондора Аннотация iconСтефани Майер – Сумерки
Аннотация: Вампирский роман, первое издание которого только в США разошлось рекордным тиражом в 100 000 экземпляров!
Полет Кондора Аннотация iconКраткая аннотация
Данный исследовательский проект построен на основе достижений предыдущих работ посвященных героическому прошлому станицы Кирпильской...
Полет Кондора Аннотация iconАннотация «Мост на Дрине»
В октябре 1961 года Шведская Академия присудила роману «Мост на Дрине» Нобелевскую премию
Полет Кондора Аннотация iconРеферат и аннотация общие требования [ ] 11. 01. 2008, 23: 01 межгосударственный стандарт
Разработан всероссийским институтом научной и технической информации, тк 191 "Научно-техническая информация, библиотечное и издательское...
Полет Кондора Аннотация iconИгры на местности. Сборник игр в лесу, у реки, на спортивной площадке. Полная версия
Аннотация: пособие для вожатых, учителей, воспитателей, педагогов-организаторов, а также всех, кто любит играть. Воронеж, 2000
Полет Кондора Аннотация iconКнига 1 Аннотация на обороте титульного листа
Когда-то были и те, кто им активно противостоял, защищая людей на той стороне реальности. Чаша весов Добра и Зла – в руках самого...
Полет Кондора Аннотация iconНа Пути к Метабизнесу Аннотация
По мнению автора, мы проигрываем экономические войны с Западом в силу непонимания того, что только в талантливейших российских предпринимателях...
Полет Кондора Аннотация iconКлючові слова: модель управління, антикризове управління, економічна система, криза, попереджувальне управління, кризове управління, реструктуризація, санація, оцінка, аналіз, прогнозування. Аннотация
Механізми та інструменти ефективного антикризового управління корпораціями та підприємствами в умовах світової фінансової кризи
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи