К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон icon

К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон




Скачати 181.13 Kb.
НазваК. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон
К.В. Черкашин<><> <> <>Поведение избирателей Донецкой области на
Дата конвертації24.07.2013
Розмір181.13 Kb.
ТипЗакон


К.В. Черкашин

Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006:

общие закономерности и проблема достоверности официальных итогов голосования


The article deals with the issues of the “realised” behaviour of the Donetsk oblast voters at the elections to Verkhovna Rada in March 2006. The main regularities of the oblast voters’ “realised” behaviour are analysed and the basic factors, defining it, are defined. The authenticity of the official results of the voting-2006 in the region, i.e. falsification during elections, are considered in detail. “Geography of support” of the main political actors in the oblast as well as peculiarities of their social base in spatial context are described. Possible perspective directions of further extension of knowledge within the topic in question are shown.


Статья посвящена проблемам «осуществлённого» поведения избирателей Донецкой области на выборах в Верховну Раду Украины в марте 2006 года. Анализируются общие закономерности «реализованного» электорального поведения жителей области, выделяются основные факторы его детерминирующие. Подробно рассматривается проблема достоверности официальных итогов голосования-2006 в регионе, т.е. подтасовок на последних выборах. Описывается «география поддержки» в области основных политических акторов, особенности их социальной базы в пространственном выражении. Обозначены возможные перспективные направления дальнейшего углубления знаний в рамках изучаемой темы.


Поведение избирателей в нынешнее время является одним из ключевых факторов детерминирующих государственную политику, а с дальнейшей демократизацией политического процесса, являющейся общемировой тенденцией, значимость данного фактора будет только расти. На территории бывшего СССР систематическое изучение электорального поведения началось относительно недавно – с начала 90-х годов ХХ века, до этого времени отсутствие свободных соревновательных выборов не позволяло полноценно развиваться данному научному направлению. В связи с этим и до сих пор многие особенности поведения избирателей Украины изучены ещё в недостаточной степени. Такое положение дел не позволяет ни полноценно интерпретировать итоги прошедших голосований ни с высокой степенью приближения прогнозировать результаты грядущих выборов.

На Западе систематическое изучение поведения избирателей началось со второго десятилетия ХХ века. Развитие этого научного направления шло двумя, от части, параллельными путями: для европейской (а точнее романской) традиции был свойственен акцент на изучение электоральной статистики, для американской (англо-саксонской) традиции характерно было основное внимание уделять анализу данных социологических опросов. Хотя ещё с 60-х годов ХХ века наметились тенденции конвергенции этих двух направлений и всё большего доминирования использования опросов. Традиционный европейский подход нашёл полноценное воплощение в так называемой «экологической школе». Термин «экологический» в её названии используется в своём первоначальном значении – т.е. «изучение (поведения избирателей) в зависимости от (их) места проживания». В рамках этого направления работали как основоположник изучения поведения избирателей А. Зигфрид, так и его ученик Ф. Гогель. Последний сформулировал основной принцип экологической школы, в соответствие с которым любые научные исследования в области электорального поведения «должны основываться на сопоставлении результатов выборов и факторов, которые могут объяснить эти результаты» [1, с.36]. Соответственно основное внимание «экологистов» обращено на «реализованное» («осуществлённое») поведение избирателей, характеристики которого ими объясняются в первую очередь «влиянием среды». В целом данный подход развивается как в рамках социологии, так и политологии и политической географии. В соответствие с принципами экологической школы выполнена и эта работа.

На постсоветском пространстве поведение избирателей исследуется преимущественно с помощью социологических опросов. Вызвано это двумя причинами: 1) были заимствованы наиболее современные и распространённые западные методы получения информации; 2) в связи с распространённость на постсоветском пространстве подтасовок итогов выборов до недавнего времени проблему составляла как доступность подробной электоральной статистики, так и её достоверность, а также и возможность публикации результатов исследования. Как следствие, закономерности реализованное поведение избирателей Украины детально изучены слабо. Такая ситуация позволяет существовать дилемме, когда не понятно – несоответствия предвыборных прогнозов и итогов голосований вызваны неточностями методик опросов или массовыми подтасовками результатов выборов? Один из путей решения этой проблемы – детальное изучении особенностей реализованного поведения избирателей, на что и направлена данная статья.

Вместе с тем следует признать, что проблема электоральной дифференциации территории Украины является достаточно популярной в отечественной науке. В рамках этого направления работали О. Шаблий, Н. Томенко, В. Витковский, В. Гайдук, Т. Кучеренко, Н. Михальченко, А. Толпыго, Н. Белецкий и многие другие [2-6]. Но при таком «приближении» (уровень регионов страны) особенности поведения избирателей не могут быть изучены подробно. Ряд исследователей опубликовали работы посвящённые анализу итогов голосований в определённых регионах Украины [7-12]. Однако исследований посвящённых детальному изучению итогов выборов-2006 в отдельных регионах нам встречать ещё не приходилось, в частности это касается и Донецкой области. Поведение избирателей на выборах-2006 в этом регионе изучалось в первую очередь с помощью опросов, такие исследования проводились Донецким информационно-аналитическим центром, Донецким институтом социальных исследований и политологического анализа, Аналитической службой Н. Гаврилова, Комитетом избирателей Украины. Проблемы же реализованного поведения избирателей области в научной литературе подробно не освещались.

Именно поэтому целью данной работы является определение основных характеристик реализованного поведения избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006, а также факторов эти характеристики детерминирующие. Такая постановка вопроса влечёт за собой необходимость разрешения проблемы достоверности официальных итогов голосования-2006 в регионе. Намеченную цель будем достигать в рамках экологического подхода, т.е. анализа электоральной статистики, имеющего имманентные ограничения: 1) суждения о мотивации волеизъявления избирателей имеют гипотетический характер, т.к. вопрос о причинах поддержки политической силы в бюллетене не значиться; 2) не могут быть детально изучены особенности поведения избирателей в зависимости от их пола, возраста, а во многом и образования, т.к. в территориальном плане избиратели жёстко не дифференцированы по этим параметрам.

Источниками для приведённого в работе анализа являются данные об итогах выборов в ВР-2006 по участкам области, размещённые на официальном сайте ЦИК Украины [13], а также копии протоколов участковых избирательных комиссий, выдававшиеся наблюдателям и членам комиссий от блока «Наша Украина» (НУ).

При анализе итогов любого голосования на постсоветском пространстве первостепенный вопрос – насколько эти итоги вообще отражают имевшее место волеизъявление избирателей, ведь проблема подтасовок стоит очень остро. Отдельные исследователи указывали на то, что проведение искажений на выборах непременно отражается в результатах голосований и может быть выявлено на основе математического анализа электоральной статистики [14-15]. А ряд исследователей создали собственные методики определения степени достоверности имеющихся итогов голосований [16-18]. Опираясь и на элементы этих методик, попытаемся определить степень достоверности официальных итогов парламентских выборов-2006 в регионе.

^ 1. Сравнение официальных результатов выборов с данными параллельного подсчёта голосов. В области было сформировано 2556 избирательных участков. Блоку «Наша Украина» удалось собрать копии протоколов об итогах голосования с 2037 участков (охват 80%). Основной вывод в результате сравнения данных ЦИК и НУ - никаких принципиальных отличий между ними нет. Данные, размещённые на веб-сервере ЦИК, несмотря на то, что они носят оперативный характер, являются даже более достоверными, чем имеющиеся в распоряжении НУ. Вызвано это особенностями избирательного законодательства 2006 года – в случае обнаружения несоответствий в протоколе участковой комиссии, ТИК требовала уточнения цифр на участке, а к этому моменту официальные наблюдатели могли уже отсутствовать. А так как категорий для заполнения в протоколе для выборов в ВР было около 70-ти, ошибки были массово распространённым явлением и уточнения нередко проводились по несколько раз. В результате у НУ с отдельных участков имелось по четыре несколько отличных друг от друга копии протокола (все с мокрыми печатями), однако в этом случае, как минимум в трёх из них имелись некоторые неточности (явные ошибки обнаружены в 43% копий протоколов НУ). Именно такая ситуация и позволила представителям отдельных политических сил говорить о массовых подтасовках итогов выборов-2006. Однако повторимся, никаких принципиальных отличий между данными ЦИК и НУ обнаружено не было, мелких несоответствий было много (44% от данных НУ), но в подавляющем большинстве случаев они были связаны с явными неточностями в копиях протоколов НУ.

2
. Закономерности по количеству избирателей внесённых в списки.
График (рис. 1) демонстрирует изменение количества зарегистрированных избирателей в области с 1991 по 2006 годы. Напомним, по данным Облстата с середины 90-х количество взрослого населения ежегодно уменьшалось примерно на 0,32%. На голосованиях же с 1999 по 2004 годы сокращение количества избирателей с учётом имеющихся демографических тенденций было явно недостаточным. Этот факт, по нашему мнению, в первую очередь объясняется проводившимися манипуляциями - голосованием «мёртвых душ». Зато сокращение общего количества избирателей в 2006 году в свете существующих демографических тенденций представляется закономерным. Это, конечно же, не значит, что число избирателей в 2006 году было «абсолютно точным». Как известно часть граждан не смогла проголосовать, т.к. в день выборов их не было в списках, но и «мёртвых душ» в списках было достаточно, т.е., вероятно, неточности были примерно взаимокомпенсирующими. В этом свете сокращение общего количества избирателей в 2006 году представляется нормальным, и может свидетельствовать о том, что массового голосования «мёртвых душ» не было.

Рис. 1 Динамика изменения общего количества избирателей внесённых в списки

в Донецкой области с 1991 по 2006 годы

^ 3. Аномальные показатели в уровне поддержки. 100%-я популярность какой-либо политической силы на отдельных участках является основанием для того чтобы задуматься – насколько выборы были честными. 100%-й уровень поддержки имела только Партия регионов (ПР) на шести участках, но даже эти шесть участков не являются свидетельством аномалий, т.к. всё это «специфические территории» (корабли, больницы) с очень небольшим количеством приписанных к ним избирателей – обычно около 15 человек. Учитывая, что популярность ПР в области была очень велика, возможность наличия таких показателей на столь малочисленных участках не противоречит положениям теории вероятностей.

^ 4. Аномальные показатели в уровне избирательной активности. 100% явка на участке не является свидетельством в пользу «прозрачности» выборов. В регионе таких участков было 118. Подавляющее большинство из них (82) – «специальные» с небольшим количеством избирателей – корабли, больницы, исправительные учреждения - при подобных условиях 100%-й показатель не является аномалией. Вместе с тем, «абсолютная» явка была и на 36-и обычных участках - в основном к ним относились малонаселённые сельские пункты, расположенные в разных районах области. Такие показатели здесь скорее говорят не о подтасовках, а об особенностях «мобилизации» избирателей – как отмечали некоторые российские исследователи «плотность социальных сетей» на сельских территориях является большей [19].

^ 5. Значительное количество бюллетеней признанных недействительными. «Порча» бюллетеней, в которых голоса отданы за политического противника, является распространённым способом подтасовки. Достаточно в заполненном бюллетене поставить вторую отметку, и он будет признан недействительным, т.к. невозможно точно установить волеизъявление избирателя. В 2006 году на отдельных участках, показатель недействительных бюллетеней составлял 15 – 20%, но таких объектов были единицы. В регионе был незначительный процент недействительных бюллетеней (1,57%), т.е. массовая «порча голосов» не могла иметь место.

Таким образом, общий анализ электоральной статистики показал, отсутствие наличия в ней серьёзных аномалий. Мнение о массовых подтасовках выборов ВР-2006 в области не имеет под собой серьёзных оснований и является выгодным, в первую очередь силам неудовлетворённым полученным результатом. Определённые «странности» в итогах выборов были, но они носили исключительный характер, и не могли существенно повлиять на общий результат волеизъявления.

Не будем напоминать общие результаты выборов-2006 в регионе [13], а сосредоточимся на анализе особенностей поведения избирателей «внутри области», как больше говорящих о предмете нашего исследования. Рассмотрение «географии поддержки» акторов начнём с лидера - Партии регионов. Уровень её популярности был высок во всех административно-территориальных единицах (АТЕ) – общеобластной показатель 73,6%. Максимальные проценты были получены на центральных и северных территориях (с некоторым тяготением к востоку – границе с Луганской областью и РФ). Самые высокие показатели в «депрессивных» шахтёрских городах. Безусловный лидер по степени поддержки - «малая родина» В. Януковича – Енакиево, здесь за ПР проголосовало подавляющее большинство избирателей - 85,3% (по отдельным участкам более 90%). Минимум у партии на юге – в Мариуполе и примыкающих к нему сельских районах. Но даже в этих АТЕ за ПР проголосовало более половины избирателей. В целом повторилась картина выборов-2004, и тогда данную силу сильнее всего поддержали на самых неблагополучных в социально-экономическом плане территориях, с тяготением к «русской национально-географической составляющей». Обе эти кампании проходили в условиях эффекта в западной политологии называемого «эффект друзей и соседей» - избиратели склонны поддерживать выходцев из своего региона.

География поддержки Соцпартии являлась полным негативом по отношению к подобной географии ПР. Максимальные показатели СПУ получила на юге - в Мариуполе и прилегающих к нему сельских районах. В этих АТЕ партию поддержало около 20% избирателей, по отдельным селам показатель составлял 70-75%. Безусловно, такие проценты здесь были получены вследствие поддержки данной партии В. Бойко - главой Мариупольского металлургического комбината им. Ильича. Примечательно, что на других территориях области популярность СПУ была очень мала - в большинстве АТЕ партия не получила и 1% голосов. То есть общеобластной показатель партии (3,7%) - следствие высокой популярности на юге, вызванной поддержкой местных финансовых элит. Диспропорциональность территориальной поддержки – одна из основных характеристик выступления партии в регионе.

Электоральная география блока Н. Витренко принципиально отличалась от контуров поддержки ПР и СПУ. Эта сила особой популярностью, около 10% голосов, пользовалась в городах, особенно в: 1) крупнейших и; 2) расположенных в центральной части области (здесь находятся основные районы угледобычи). География популярности ПР и «Народной оппозиции» по АТЕ во многом являлись негативами по отношению друг к другу – свидетельство того, что две эти силы боролись за единый массив электората. Хотя, судя по итогам выборов, социальная база блока Н. Витренко имела более «пролетарский» характер, т.е. городской и индустриальный, привязанный к «депрессивным» шахтёрским городам центра региона. В районах области у этой силы был минимальный уровень поддержки - около 2% голосов, что, однако свидетельствует об относительной равномерности распределения популярность по территориям, в отличие, например, от СПУ. Поддержка была более-менее равномерной, и зависела не от близости тех или иных АТЕ, а от социально-экономических и культурных характеристик территорий.

Результат КПУ был очень своеобразен. Мало того, что областной показатель Компартии был меньше полученного в целом по стране (и это в регионе, который до 2002 года считался оплотом «красного пояса»). Но и наибольших успехов, около 6% голосов, «партия пролетариата» добилась почти исключительно в периферийных сельских районах. Минимальные показатели (1,8%) у коммунистов на территориях безусловного доминирования «регионалов» - ещё одно свидетельство того, что КПУ за последние годы «потеснила» именно ПР. Примечательно, что «эффект друзей и соседей» по отношению к коммунистам не проявился – хотя П. Симоненко также выходец из Донбасса. Видимо большинство избирателей силой способной отстаивать интересы региона на уровне всей страны посчитало ПР, коммунисты же за последние годы отошли на вторые роли, чему в частности способствовало и улучшение экономической ситуации. По данным ряда опросов КПУ в регионе в плане социальной поддержки превратилась почти исключительно в «партию пенсионеров», притом не большинства из них.

По отношению к прошлым голосованиям география поддержки «украинских правых» («оранжевых») сил осталась неизменной и вместе с тем достаточно ярковыраженной. Наибольшей популярностью они (БЮТ, НУ, Пора-ПРП, УНБ, УКП, НРУ) пользовались: 1) на территориях уходящих «вглубь» страны (запад и северо-запад) – в основном это аграрные районы с максимальной в регионе долей украинцев в составе населения; 2) в крупнейших и относительно благополучных в социально-экономическом отношении городах – Донецке, Мариуполе, Краматорске. Примечательно, что и показатели по АТЕ ими были получены примерно те же, что и на прошлых выборах – свидетельством стабильности политических приоритетов жителей области. Эти силы, как и ранее, наименьшей популярностью пользовались в юго-восточных районах граничащих с Россией.

Поддержка других политических сил была незначительной и в пространственном выражении носила во многом фрагментарный характер. «Оппозиционный блок «Не Так!» наибольшей популярностью пользовался в областном центре и отдельных сельских районах граничащих с РФ. «Народный блок Литвина» максимальные показатели, но не более 0,8%, имел в отдельных периферийных сельских районах. Партия «Вече» наилучших результатов добилась в городах, особенно крупных и/или относительно благополучных в социально-экономическом отношении. То есть электоральная география всех вышеназванных сил являлась отражением выражаемых ими политических идей: «пророссийских» блока «Не Так!», во многом «аграрносориентированных» блока В. Литвина, и направленных на «средние городские слои» у «Вече». Несмотря на низкий уровень поддержки всех этих сил особенности их социальной базы в пространственном выражении были достаточно выражены, что свидетельствует только в пользу экологического подхода для изучения поведения избирателей.

Явка на выборы в регионе составила 69%, что было выше показателя по стране на 2%. Этот факт - опять же проявление «эффекта друзей и соседей». Закономерности по уровню избирательной активности по АТЕ те же, что и на предыдущих голосованиях. Выше явка была в районах, особенно в: 1) самых сельских; 2) тех, где проводилась значительная «мобилизация» избирателей (например, расположенные недалеко от Мариуполя). Как обычно минимальной явка была в крупнейших и/или депрессивных городах. Как видно на уровень избирательной активности в первую очередь влияет «плотность социальных сетей», являющаяся максимальной на сельских территориях и минимальной в крупных индустриальных городах [19].

Закономерности по доле проголосовавших «против всех» также чётко выражены. Максимальный процент «негативистов» в тех АТЕ, где горожане в составе населения безусловно преобладают – в небольших индустриальных и крупнейших городах. Меньше всего «против всех» голосовали на сельских территориях, и в тех АТЕ, где доминирование какой-либо политической сил было абсолютным, например, в Енакиево. Такая структура голосования в очередной раз подтверждает положение о более широкой «электоральной палитре» (т.е. большем «разнообразии голосования») на городских и непериферийных территориях.

Пространственные закономерности по доле испорченных бюллетеней являются одними из самых наглядных. Максимальная доля таких бюллетеней на юге, т.е. там, где поддержка ПР была минимальной, а СПУ максимальной. Как уже отмечалось, высокий показатель недействительных бюллетеней может свидетельствовать о имевшей место «порче голосов». Но разобраться, «отбирались» голоса ПР или СПУ, анализируя электоральную статистику уровня АТЕ невозможно, для этого необходимо провести работу на уровне участков.

Отметим - хотя явная территориальная выраженность высокой доли испорченных бюллетеней и может свидетельствовать о неполной честности избирательного процесса, таких бюллетеней было немного – максимальный показатель по АТЕ – 3% (на предыдущих голосованиях иногда 5-7%). «Порча голосов», если она имела место, не коснулась значительного числа бюллетеней и существенно повлиять на итоги голосования, даже в этих АТЕ, никак не могла.

Особенности реализованного поведения избирателей не могут быть описаны с помощью одного, главного фактора. Таких детерминант несколько, и сочетаются они на разных территориях в различных комбинациях. Наиболее влиятельны были следующие три группы факторов:

1. Национально-географические - по мере приближения к границе с РФ и Луганской областью уровень поддержки «бело-голубых» растёт, а «оранжевых» - сокращается. А по мере удаления «вглубь» территории страны, где к тому же доля украинцев в составе населения является максимальной (запад и северо-запад) – поддержка «оранжевых» увеличивается, а «бело-голубых» - сокращается. Данная детерминанта в большей степени действует для районов, чем для городов.

2. Культурно-экономические - для культурных и экономических центров, а это в первую очередь центральные районы крупнейших городов, свойственна широкая «электоральная палитра» - т.е. голосование за самые разные, в том числе и «нетрадиционные» для региона политические силы. Периферийным же территориям характерна «монолитность» поддержки лидера. Такое явление, вероятно, объясняется большей «индивидуализацией» выбора избирателей в центрах и влиянием «групповых факторов» (тесные социальные связи, неустойчивость политических воззрений жителей) на периферии.

3. Поддержка местных элит (как правило, одновременно являющихся и политическими, и экономическими, и административными). Этот фактор относится к числу «отклоняющих», т.к. в результате его воздействия может вырасти популярность даже «нетрадиционных» для региона сил – например «прооранжевой» СПУ на юге. Феномен «управляемых» избирателей не раз отмечался исследователями [20-21]. Значительная часть избирателей, без какого-либо внешнего давления, склонна голосовать за те политические силы, которые поддерживает «местная власть», т.к. своё благополучие связывает, и часто небезосновательно, с процветанием этой местной власти. Соответственно и на выборах-2006 успеха добились в первую очередь те силы, которые заручились поддержкой местных бизнес-элит – ПР и СПУ.

Основные выводы работы могут быть сформулированы следующим образом. Анализ статистики выборов-2006 в регионе показал отсутствие наличия в ней серьёзных аномалий, следовательно, можно сделать вывод о том, что кампания прошла без серьёзных нарушений. Результаты этих выборов в области, в отличие от ряда голосований последних лет являются достоверными и на основе их анализа можно получить представление об истинном поведении избирателей и факторах его детерминирующих. Голосование проходило в обстановке повышенного к нему интереса, и в атмосфере высокого уровня политизации населения, о чём, в частности, свидетельствует и более высокий чем в целом по стране уровень избирательной активности. Выборы в области проходило в условиях «эффекта друзей и соседей» - уровень поддержки ПР был высок в первую очередь потому, что она воспринималась как «своя» сила, способная защищать интересы региона в масштабах всей страны. Итоги голосования-2006 схожи с результатами выборов-2004 – уровень поддержки основных политико-идеологических акторов остался примерно на прежнем уровне, что говорит об относительной устойчивости политических предпочтений жителей области. География поддержки основных акторов по сравнению с 2004-м годом также в целом осталась неизменной, имели место лишь переориентации локального характера. На особенности реализованного поведения избирателей влияли три основные группы факторов: 1) национально-географические; 2) культурно-экономические; 3) поддержки местных элит. На выборах-2006 успеха добились в первую очередь силы, заручившиеся поддержкой местных бизнес-элит – ПР и СПУ. Вместе с тем, нельзя сказать, что «электоральное поле» области было «закрыто», о чём свидетельствует успех такой идеологической и не имеющей серьёзной бизнес-поддержки силы, как блок Н. Витренко. Выраженный и бескомпромиссный образ, идеологические элементы которого близки существенной части населения региона, может позволить политической силе добиться ощутимого успеха на выборах даже без значительных финансовых вложений.

Дальнейшие исследования в рамках исследуемой темы могут касаться подробного анализа итогов прошедших выборов на уровне участков. Здесь может быть проведён анализ особенностей поведения избирателей в зависимости от: типа застройки территорий; принадлежности участка к Городу или Селу; отношения участка к «специальным» или «обычным»; количества жителей в населённом пункте. Могут быть предприняты попытки определить – с сокращением показателей у каких сил связано значительное количество недействительных бюллетеней на юге области, и насколько коррелируют друг с другом итоги выборов в ВР и местные советы. Логично было бы проанализировать имеющиеся акты о нарушениях избирательного законодательства, и попытаться определить – повлияли ли эти нарушения на итоги голосования на указанных участках, а также установить, значительно ли отличались результаты выборов на тех 20% участков, где не было представителей НУ. Актуальной являлась бы работа, посвященная вопросу, насколько различные социологические службы смогли предсказать результаты голосования-2006 в области, и с чем связаны несоответствия. В стратегическом плане наиболее перспективной представляется попытка непосредственного и взаимодополняющего сочетания экологического анализа и социологических опросов. Первый может служить базой для уточнения выборок, а с помощью опросов можно проверять первоначальные гипотезы и исследовать моменты недоступные для детального изучения с помощью экологического анализа - особенности электорального поведения представителей разных возрастных и социальных групп, мотивацию поведения избирателей.


ЛИТЕРАТУРА:

  1. Галкин А.В. Электоральное поведение как объект исследования // Рабочие избиратели в странах Западной Европы. – М.: Наука, 1980. – С. 3 – 63.

  2. Шаблій О.І. Електоральна географія // Соціально-економічна географія України: навч. посібник / за ред. О. І. Шаблія. – 2-е вид. – Л.: Світ, 2000. – С. 116 – 131.

  3. Томенко М. Політичний календар / Інститут політики. – 1999. - № 10.

  4. Вітовський В. Вибори’98: пейзаж після виборів // Українські варіанти. – 1998. – №2 (4), квітень – червень. – С. 9 – 19.

  5. Гайдук В., Кучеренко Т., Михальченко М. Україна у регіональному вимірі: проблеми і перспективи. – Донецьк: Донбас, 2002. - 228 с.

  6. Белецкий М.И., Погребинский М.Б., Толпыго А.К. Президентские выборы 1999 года в Украине: региональный аспект // Стратег. панорама. – 1999. - №4. – С. 71-78.

  7. Хан Є.А. Електоральна географія Криму: Автореф. дис… канд. геогр. наук: 11.00.02 / Одес. держ. ун-т. ім. І.І. Мечнікова. – О., 1999. – 20 с.

  8. Миронюк В.М. Електоральна географія регіону (на матеріалах галицьких областей): Автореф. дис… канд. геогр. наук: 11.00.02 / Львів. нац. ун-т. ім. Івана Франка. – Л., 2002. – 20 с.

  9. Останець Ю.О. Регіональні особливості парламентських виборів в умовах трансформації політичної системи суспільства (на прикладі Закарпатської області): Автореф. дис… канд. політ. наук: 23.00.02 / Львів. нац. ун-т. ім. Івана Франка. – Л., 2004. – 22 с.

  10. Черкашин К.В. Електоральна поведінка населення незалежної України в регіональних зрізах: Автореф. дис… канд. політ. наук: 23.00.02 / Таврійск. нац. ун-т. ім. В.І. Вернадського – Сімферополь, 2005. – 19 с.

  11. Карасьов В.Ю., Кирієнко У. В. Уроки перемог і поразок: Харківський та Львівський регіон // Політика. Політичні науки. – 1999. - №2. – С. 27.

  12. Сушко А. Электоральный раскол Украины: белорусизация начинается с регионов? // Політична думка. – 2002. - № 1-2. – С. 26 - 34.

  13. Офіційний веб-сервер Центральної виборчої комісії України // www.cvk.gov.ua

  14. Петров Н.В. Электоральный ландшафт: географический и политологический // Полис. – 2000. - № 2. – С. 107 – 110.

  15. Паніотто В., Харченко Н. Соціологічні дослідження як спосіб контролю за результатами виборів і референдумів // Соціологія: теорія, методи, маркетинг. – 2001. - №1. – С. 155 – 170.

  16. Войтенко В.П. Математична експертиза аномалій у виборчих протоколах. – К.: 1999. – 21 с.

  17. Собянин А., Суховольский В. Демократия ограниченная фальсификациями. Выборы и референдумы в России в 1991 – 1993 годах. – М., 1995.

  18. Орешкин Д.Б. География электоральной культуры и цельность России // Полис. – 2001. - № 1. – С. 73 – 93.

  19. Голосов Г.В., Шевченко Ю.Д. Независимые кандидаты и зависимые избиратели: влияние социальных сетей на электоральную политику в России // Полис. – 1999. - № 4. – С. 108 – 121.

  20. Мацузато К. Современная патримония и формирование официальных партий в Украине – Одесская, Закарпатская, Донецкая, Днепропетровская области // Пространственные факторы в формировании партийных систем: диалог американистов и постсоветологов / Под. ред. К. Мацузато. – Саппоро: Slavic Research Center Hokkaido University, 2002. - № 7. – С. 61 – 100.

  21. Воронцова А.Б., Звоновский В.Б. Административный ресурс как феномен российского избирательного процесса // Полис. – 2003. - № 6. – С. 114 – 124.




Схожі:

К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон iconИванов Г. А. " " 2010 г. Согласовано президент Федерации шахмат Донецкой области Приходько А. П
Оао шахта "Комсомолец Донбасса", в городе Кировское, в Донецкой области и в целом в Украине и мире
К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон iconАссоциация спортивного танца донецкой области танцспортклуб «дуэт» г. Красный лиман классификационные соревнования по спортивному танцу уважаемые господа! Донецкой области
Тск «дуэт» приглашает Вас и пары Вашего клуба на соревнование по спортивным танцам и традиционный фестиваль «В ритме танца-2011»
К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон iconАссоциация спортивного танца донецкой области танцспортклуб «дуэт» г. Красный лиман классификационные соревнования по спортивному танцу уважаемые господа! Донецкой области
Тск «дуэт» приглашает Вас и пары Вашего клуба на соревнование по спортивным танцам и традиционный фестиваль «В ритме танца-2010»
К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон icon«Работал с городами Донецкой области»
Донецкой области (всего около 50). Радиолюбителям из 15, 16 и 20 dx-зон нужно провести qso с 15-ю городами и пгт, в том числе обязательно...
К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон iconЗакон об именных стипендиях сахалинской области
Настоящий Закон учреждает именные стипендии Сахалинской области, устанавливает порядок их присуждения и выплаты
К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон iconАссоциация спортивного танца Украины Федерация спортивного танца Донецкой области Ассоциация спортивного танца Донецкой области Клуб спортивного танца «Dance-Lux» открытые областные класификационные и рейтинговые соревнования по спортивным бальным танцам дата: 30 апреля 2011 г Место проведения: дс «
Открытые областные класификационные и рейтинговые соревнования по спортивным бальным танцам
К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон icon«w-v-do» (Worked of Villages of Donetsk region) «Работал с селами Донецкой области»

К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон iconПервенство Донецкой области по спортивному ориентированию среди юниоров Донецкие Надежды”
Первенство Донецкой области по спортивному ориентированию среди юниоров "Донецкие Надежды"
К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон iconГрафик мероприятий Федерации спортивного танца Донецкой области на танцевальный сезон 2009 2010 г г

К. В. Черкашин Поведение избирателей Донецкой области на парламентских выборах-2006: общие закон iconЭкзаменационные билеты по дисциплине «Организационное поведение»
...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи