Урбанович А. А. Психология управления icon

Урбанович А. А. Психология управления




НазваУрбанович А. А. Психология управления
Сторінка1/33
Дата конвертації21.03.2013
Розмір7.99 Mb.
ТипДокументи
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

Урбанович А. А.

Психология управления




УДК 159.923 ББК 88.5 У 69

Серия основана в 1998 году

Урбанович А. А.

У 69 Психология управления: Учебное пособие.— Мн.: Харвест, 2003. — 640 с.— (Библиотека практической психологии).

ISBN 985-13-0627-4.

В учебном пособии раскрываются теоретические основы психологии управления, характерные особенности личности руководителя и подчиненного, основы делового общения и взаимодействия, сущность управления групповыми процесса­ми, явлениями, конфликтными ситуациями, а также методы и средства преодоления стрессов и кризисов в деятельности руководителя.

В разделе «Практикум» содержатся тестовые методики, по­зволяющие глубже узнать себя и окружающих, осуществлять эффективную управленческую деятельность.

Пособие предназначено лицам изучающим психологию уп­равления как учебную дисциплину, а также менеджерам, пси­хологам, социологам и всем, кто интересуется психологичес­кими аспектами управленческой деятельности.

УДК 159.923 ББК 88.5

ISBN 985-13-0627-4

© А.А. Урбанович, 2001

© Составление и редакция серии

А.Е. Тарас, 2001

ВВЕДЕНИЕ

«Они думают, что мы не думаем». Эти слова, услы­шанные много лет назад из уст пожилого, умудренного жизненным опытом человека в адрес руководителей, я запомнил на всю жизнь. По своей сути эти нехитрые слова таят в себе глубокую мысль, как бы напоминая каждому из нас о важности учета мнения подчинен­ных, о ценности того, кто рядом, о его творческом чело­веческом начале. В современных условиях нужны не про­сто квалифицированные руководители, а психологически мыслящие, мудрые в управлении профессионалы. Сейчас, как никогда прежде, требуется выработка у руководи­телей знания психологических основ управления, высо­кой управленческой культуры.

^ Долгое время считалось, что обучение в вузе позволя­ет получить любую профессию; любую, кроме профес­сии руководителя, потому что руководительэто опыт плюс призвание. Но мировая практика стучалась в наши двери и ясно давала понять, что управление это сфе­ра деятельности, которой надо и можно учиться, как и всякой другой.

Раскаты перестроечной грозы подвели к изменению всей структуры преподаваемых дисциплин в вузах. Стремление идти в ногу с общим цивилизационным про­цессом, потребности изменившейся практики застави­ли обратить пристальное внимание, как на подготовку руководителей, так и на важную составляющую про­цесса управления психологические аспекты руковод­ства людьми.

Углубленной разработкой данных проблем занимается большое число специалистов той или иной области на­учного знания. Заметное место в этом процессе при­надлежит психологии. В настоящее время наблюдается активизация исследовательских усилий в сфере пси­холого-управленческой проблематики. Знание психо­логических особенностей людей, всесторонний учет пси­хологического содержания управленческой деятельности, стимулирование работников в процессе совместной де­ятельности, создание в организации здорового соци­ально-психологического климата— эти и другие про­блемы находятся в центре внимания психологии управления.

Ответом на насущную потребность практики ста­ло введение во многих вузах преподавания новой дис­циплины — психологии управления. Однако учебная ли­тература по этой дисциплине появилась с явным опозданием и не в достаточном количестве. Сложи­лась странная ситуация, когда основным учебником по дисциплине становится конспект лекций обучаемых. Это и подвигло меня к созданию данного учебного посо­бия.

^ Человек в контексте управленческих отношений таков основной лейтмотив учебного пособия. В нем предпринята попытка совместить основы теоретичес­ких положений психологии управления с практикой уп­равленческой деятельности как у нас, так и за рубе­жом; показать неразрывность теории и практики, их взаимосвязанность и взаимозависимость. Эта цент­ральная идея определила структуру издания и каждую из глав.

Прежде чем говорить о психологической стороне управления, необходимо рассмотреть, что собой представляет управление вообще, управление как социальный феномен, каков предмет науки управления, каковы ос­новные управленческие культуры и тенденции развития управленческой мысли. Как отмечал известный русский историк СМ. Соловьев, во всякой науке есть своя обя­зательная таблица умножения, то есть тот минимум фундаментальных понятий и теоретических идей, без овладения которыми нельзя знать науки вообще. Вот о такой «таблице умножения» психологии управления речь идет в первой главе пособия.

Эффективность процесса управления определяется тем, кто конкретно и как руководит. Личности руко­водителя, подходам к определению его профессиональ­но-важных качеств, алгоритму управленческой деятель­ности посвящены материалы второй главы.

Управление — это всегда руководство людьми. Ка­ковы они — современные подчиненные, как происходит их адаптация к деятельности, каковы основные регуля­торы их поведения и деятельности? Ответам на эти и другие вопросы посвящена третья глава.

Взаимодействие между руководителем и подчинен­ными всегда принимает форму управленческого обще­ния. Четвертая, пятая и шестая главы издания рас­крывают закономерности этого общения, основы управленческого воздействия, основные формы делового общения.

В своей деятельности руководитель воздействует не только на своих подчиненных, но и на сложные груп­повые явления и процессы. Вот почему он должен знать механизмы групповой динамики, феномены групповой жизнедеятельности. В любой организации неизбежны столкновения мнений, точек зрения, интересов, перерас­тающие порой в конфликтные ситуации. О том, как руководителю вести себя в этих условиях, речь идет в седьмой и восьмой главах.

^ Общеизвестно, что управление это особой слож­ности труд, для которого характерны дефицит време­ни, избыток информации, ненормированный рабочий день, постоянное давление со стороны начальства и подчи­ненных. В этих условиях деятельность руководителя оказывается наполненной стрессами, конфликтами, кри­зисами. Вот почему девятая глава посвящена пробле­мам укрепления здоровья руководителя, управление стрессами и кризисами в его деятельности.

Для обеспечения связи излагаемых проблем психоло­гии управления с практикой в пособии содержится прак­тикум. В нем приводится ряд тестовых методик, по­зволяющих руководителям лучше познать себя, своих подчиненных, групповые процессы и явления.

Изложение основных проблем перемежается афориз­мами известных людей (и не очень), выдержками из уч­режденческого фольклора. Обращение к этим лаконич­ным свидетельствам эпохи необходимо по той простой причине, что в них кроются секреты успеха многих и многих людей, они знакомят нас с опытом других.

Думаю, что осуществление управленческой деятель­ности без известной доли юмора, иронии невозможно. Как писал В. Раабе, «юмор — это спасательный круг на волнах жизни». Вот почему в приложении под рубрикой «Об управлении почти серьезно» излагаются ироничные взгляды ряда авторов на процесс управления, на жизнь организаций. Ирония не иссушает: она сжигает лишь сорную траву, сказал Ж. Ренар. Кроме того, нередко юмор в лаконичной и наиболее доходчивой форме раскрывает истины, на постижение которых требуется несколько страниц серьезного текста.

Автором использованы материалы ряда изданных книг и монографий, среди авторов которых Г. М. Андреева, Р. Л. Кричевский, Я. В. Подоляк, А. Л. Свенцицкий, Г. В. Щекин и др.* Полный список использованной литературы содержится в конце издания.

Учебное пособие предназначено, прежде всего, для руководителей разных уровней, желающих обогатить себя знанием основ психологии управления, а также для сту­дентов, изучающих психолого-управленческую проблема­тику.

* См : Андреева Г.М. Социальная психология. — Изд. 3-е, доп. и перераб. М., 1996; Кричевский Р.Л. Если Вы — руководитель Элементы психологии менеджмента в повседневной работе. — 2-е изд., доп. и перераб. М, 1996; Подоляк Я.В. Личность и коллектив: психология военного управления. М., 1989; Свенцицикий А.Л. Социальная психология управления. Л., 1986; Щекин Г. В. Практическая психология менеджмента: Как делать карьеру. Как строить организацию. Киев, 1994; Психология управления: Курс лек­ций Москва — Новосибирск, 1997; Самыгин СИ., Столяренко Л.Д. Психология управления. М., 1997 и др.

ГЛАВА 1

^ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ

1.1. УПРАВЛЕНИЕ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН

Понятие «управление» широко используется в раз­личных науках, обозначая функцию, присущую орга­низованным системам (биологическим, техническим, социальным, военным и др.). Существует огромное количество определений этого понятия. В самом об­щем виде под управлением понимается элемент, фун­кция, обеспечивающая сохранение определенной структуры, организованных систем, поддержание режима их деятельности, реализацию их программы и целей.

В социальном управлении, в отличие от других видов, главными компонентами выступают либо люди как члены различных организаций, либо организа­ционные подразделения в целом. Индивиды (либо самостоятельно, либо в составе социальной группы), представленные в сложной системе управленческих взаимоотношений, могут выступать субъектами и объектами управления. Как видим, ключевыми кате­гориями социального управления являются «органи­зация», «субъект и объект управления».

Организация представляет собой форму объедине­ния группы людей (два и более), деятельность кото­рых сознательно координируется субъектом управления для достижения общей цели или целей и для упорядочения совместной деятельности. В зависимос­ти от целей и условий деятельности индивиды в со­циальном управлении выступают субъектами и объек­тами управления.

Субъектом управления является носитель предмет­но-практической деятельности, источник управленческой активности, направленной на определенный объект управления. Субъектами управления может выступать как отдельный индивид, так и социальная группа.

Управление представляет собой не что иное, как настраивание других людей на труд.

Ли Якока, американский менеджер

Объектом управления может быть часть объектив­ной действительности, на которую направлено уп­равленческое воздействие. Объектом управления так­же может выступать как отдельный индивид, так и социальная группа.

Между субъектом и объектом управления суще­ствует диалектическое взаимодействие и взаимовли­яние. При этом важным условием эффективности уп­равления является соответствие субъекта управления его объекту. Таким образом, социальное управление есть непрерывный процесс воздействия ру­ководителя (субъекта управления) на орга­низованную группу людей или на кого-либо из этой группы в отдельности (объект управления) по организации и координации их совместной деятельности для дос­тижения наилучших результатов.

Система управленческих отношений опирается на два социально-психологических феномена, которые мы можем назвать как собственно управление, то есть целенаправленное воздействие на определенный объект, и подчинение, то есть восприимчивость и под­верженность целенаправленному воздействию субъек­та воздействия. В зависимости от типологических черт, разными людьми не одинаково переживается само чувство подчинения. Исследователи выделяют три типа подчинения:

строптивое подчинение: работник воспринимает подчинение как вынужденное и внешне навязанное отношение. Для него характерно слабое понимание мотивов подчинения и долга;

равнодушное подчинение: работник вполне удовлет­ворен своим положением, ибо это освобождает его от принятия ответственных решений; исповедуется принцип «пусть думает начальник»;

инициативное подчинение: работник осознает не­обходимость подчинения, чувство долга у него пере­ходит в привычку, но не заглушает инициативу. В ос­нове такого типа подчинения лежит критическая оценка руководителя и признание его авторитета.

Субъект и объект управления, рассматриваемые также как управляющая и управляемая системы (под­системы), в совокупности взаимных связей состав­ляют систему управления, характеризующуюся ин­формационным обеспечением, процедурой принятия и исполнения решений.

Понимаемая как целостно-организационное объе­динение, система управления характеризуется:

* функциями и целями деятельности;

* конкретным набором составных частей, находя­щихся в соподчиненности;

* режимом внешних связей (субординация, коор­динация, договорные отношения и т.д.);

* правовым регулированием структуры, связей, полномочий, деятельности системы управления в целом и ее элементов.

^ 1.2. ПРЕДМЕТ НАУКИ УПРАВЛЕНИЯ. ЭТАПЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ

Осознание управления как профессии, опираю­щейся на разнообразные достижения междисципли­нарной, пока еще молодой, быстро развивающейся области научного и практического знаний, занимает прочное место в современной цивилизации. В настоя­щее время считается, что руководитель любого уров­ня призван решать две взаимосвязанные задачи:

* овладеть теоретическими основами рациональ­ного управления, то есть наукой управления;

* уметь творчески применять положения этой на­уки, то есть овладеть искусством управления. Первая задача решается в процессе обучения, вторая — в про­цессе практической деятельности.

Управление как наука имеет присущий ей предмет. По мнению большинства отечественных и зару­бежных ученых предметом науки управления являют­ся управленческие отношения, то есть отношения

* между субъектом и объектом управления;

* между членами организации, находящимися на одном и том же иерархическом уровне, направлен­ные на взаимное согласование действий, исходя из поставленных задач;

* между различными организационными подраз­делениями в пределах одного и того же объекта уп­равления.

Управленческая деятельность — принципиально отличающийся от других видов деятельности труд. Основные психологические особенности управленческой деятельности можно свести к следующим:

* большое разнообразие видов деятельности на раз­ных уровнях управленческой иерархии;

* неалгоритмический, творческий характер дея­тельности, осуществляемый при недостатке информации и в условиях часто меняющейся, нередко про­тиворечивой обстановки;

* ярко выраженная прогностическая природа ре­шаемых управленческих задач;

* значительная роль коммуникативной функции;

* высокая психическая напряженность, вызывае­мая большой ответственностью за принимаемые ре­шения.

Таким образом, управленческая деятельность это особым образом организованный вид трудовой деятель­ности по выполнению функций управления в организа­ции.

Главная ее цель — обеспечение целенаправленной и скоординированной деятельности руководимого коллектива по решению стоящих перед ним задач. Продуктом управленческой деятельности являются управленческие решения и практические действия, необходимые для функционирования организации в требуемом режиме. Поскольку управленческое воздей­ствие на все сферы деятельности осуществляются через членов организации, приоритетное значение имеет управление живым трудом, то есть целесооб­разной деятельностью своих подчиненных.

В зависимости от функциональной роли в процес­се управления выделяют три основные категории пер­сонала управления:

* руководители или линейные менеджеры (10% ра­ботников аппарата управления);

* специалисты или функциональные менеджеры (60— 70% работников аппарата управления);

* служащие аппарата управления (20—30% работ­ников аппарата управления).

Главная задача руководителей — общее руковод­ство процессом функционирования и развития сис­темы управления. Специфика их деятельности в том, что они главным образом воздействуют на работни­ков, которые непосредственно решают те или иные задачи управления. Главное свое внима­ние руководители сосредоточивают на следующих трех на­правлениях:

* принятие реше­ний по всем важней­шим, стратегическим, принципиальным вопросам деятельности;

* осуществление подбора, расстановки, обучения и воспитания кадров;

* координация работы исполнителей, звеньев и подразделений организации в целом.

К специалистам аппарата управления обычно от­носят инженеров, экономистов, бухгалтеров, юрис­тов, психологов и др. Они призваны решать три взаи­мосвязанные задачи:

* получение, обработка и анализ информации о состоянии дел в организации по своему конкретно­му направлению;

* разработка, на основе аналитических данных, вариантов решения отдельных функциональных вопросов; подготовка и разработка конкретных управ­ленческих решений;

* контроль степени реализации управленческих ре­шений по своим направлениям.

Если начальник пытается произвести впечатление на подчиненных знанием деталей, то он теряет из виду конечную цель.

Правило Готлиба

Управлять — значит приводить к успеху другого.

Категорию служащих аппарата управления состав­ляют секретари, машинистки, техники, лаборанты и др., то есть все те, кто осуществляет текущий учет и делопроизводство в аппарате управления. Главная их задача — информационное и техническое обслужи­вание деятельности руководителей и специалистов.

Говоря о руководителях, необходимо различать уровни управленческой иерархии, где функции уп­равления специфичны. Так, высшее звено в большей степени определяет общее движение организации, ее изменчивость и направления развития; среднее — создает жизнеспособную структуру, функционирую­щую в единстве отно­сительной устойчиво­сти и изменчивости элементов и связей; низовое звено обеспечивает постоянство и воспро­изводство определенно заданных параметров элемен­тов системы, их устойчивость.

Управление как специфическая деятельность свя­зывается с появлением организации. В этом аспекте можно сказать, что практика управления так же ста­ра, как мир. Достижения крупных организаций в древ­ности, например в Римской империи, просущество­вавшей несколько столетий, свидетельствует о том, что даже тогда были созданы довольно развитые сис­темы управления.

Однако идея рассмотрения управления как научной дисциплины и профессии возникла в XVIII веке — в позднюю эпоху развития капиталистической форма­ции общества. На этом этапе происходит выделение чисто управленческих функций. С середины XIX века начала развиваться концепция систематизированно­го управления.

В начале XX века эта концепция приобрела каче­ственно новое значение — управление стало рассматриваться как самостоятельная область деятельности, способная принести успех организации. Тем самым было положено начало принципиально новому этапу в управлении — научному управлению, центральной фигурой которого стал профессионально подготов­ленный руководитель—менеджер.

Если сам процесс управления возник с момента появления человеческого общества, то наука управ­ления зародилась лишь в начале XX века. Она воз­никла в результате назревшей потребности в рацио­нальной организации общественной жизни.

Развитие науки управления можно разделить на три этапа:

1. Возникновение и развитие «классической теории научного менеджмента»(начало XX века — конец 20-х годов). Классический менеджмент основывался на жестком рационализме в управлении. Наиболее пол­ное выражение суть этого этапа была выражена в концепциях «научного управления» Ф.Тейлора, «иде­альной бюрократии» М.Вебера и «науки админист­рирования» А. Файоля. Однако порожденные этими концепциями технократические иллюзии в управле­нии начали развеиваться уже в 30-е годы. Рациона­лизм в управлении, при всех его достоинствах, как оказалось, далеко не единственный, а во многих слу­чаях и не лучший путь повышения эффективности деятельности организаций и руководителей.

2. Возникновение и развитие доктрины «человечес­ких отношений» (30-е вторая половина 40-х годов). Реакцией на ограниченность управленческого раци­онализма в системе управленческих знаний явилось утверждение доктрины «человеческих отношений». Она основывалась на всемерном учете человеческого фактора и привлекала достижения психологии, со­циологии, культурной антропологии для углублен­ного понимания реальной сути управления в органи­зациях.

На ее основе осуществлялась выработка рекомен­даций по совершенствованию «человеческих отноше­ний», мобилизации «человеческого фактора», развитию участия членов организации в управлении, по­вышению эффективности лидерства.

^ 3. Возникновение и развитие современных теорий управления (с 50-х годов по настоящее время). В пос­левоенные годы развитие теории систем, киберне­тики, экономико-математических методов для ана­лиза и обоснования управленческих решений, компьютеризация управления, сделавшая с изобре­тением персональных компьютеров особенно мощ­ный качественный скачок, способствовали активно­му использованию в управлении системного подхода. Это привело к известному усложнению науки управ­ления и управленческих знаний и появлению ряда научных подходов.

^ Системный подход. Его сторонники считали недо­статком всех предшествующих теорий сосредоточе­ние внимания только на отдельных элементах управ­ления. Эффективность управления не рассматривалась как результирующая всех его составляющих. Приме­нение системного подхода к управлению позволило руководителям увидеть всю организацию в единстве и взаимосвязи составляющих ее частей. В соответствии с этим подходом, любая организация (предприятие, подразделение, воинская часть) является системой. Как и в биологическом организме, в организации все ее части взаимосвязаны. Каждый элемент системы вносит свой вклад в ее развитие. Организация пред­ставляет собой открытую систему, то есть она взаи­модействует с внешней средой. Внешняя среда в су­щественной степени определяет выживаемость организации.

^ Ситуационный подход. На рубеже 70-х годов широ­кую популярность завоевали идеи «ситуационного подхода». Доказывалась правомочность различных ти­пов систем управления — как жестко регламентиро­ванных, так и основанных на внутренней свободе — в зависимости от конкретных характеристик «орга­низационного контекста». Сторонники этого подхода считали, что теория систем выявляет, какие элемен­ты входят в организацию, образуя систему, но она сама по себе не отвечает на вопрос, какие из этих элементов наиболее важны. Вот почему на помощь системному подходу пришел ситуационный подход.

В центре внимания при этом оказывается ситуа­ция, то есть определенный набор обстоятельств, ко­торые оказывают большое внимание на организацию в данное конкретное время. Суть ситуационного под­хода можно свести к двум тезисам. Во-первых, не су­ществует унифицированного эффективного управле­ния во всех ситуациях. Во-вторых, эффективность управления достигается прежде всего мобильностью и приспособляемостью к той среде (ситуации), в ко­торой работает данная организация.

^ Эмпирический (прагматический) подход. В основе этого подхода лежало изучение и последующее рас­пространение конкретного опыта управления фир­мами и военными организациями. Его возникнове­ние явилось определенной реакцией на недостаточную практическую направленность ряда положений науч­ного управления. Сторонники этого подхода не отри­цали значения теоретических принципов, но счита­ли более важным анализ непосредственного опыта управления. Такой анализ, по их мнению, позволяет подобрать соответствующее данному типу ситуации решение. Ими были разработаны специальные мето­дологии обучения управлению на основе конкретных управленческих ситуаций.

Сторонники этого подхода выступали за профес­сионализацию управления, то есть за превращение управленческого труда в особую профессию. С рабо­тами ученых данного направления связано широкое распространение терминов «менеджмент», «менед­жер» в теории и практике управления.

^ Количественный подход. Это обобщенное название всех приемов в управлении, связанных со знанием математики, статистики, кибернетики. Появление этого подхода стало реакцией на достижения в обла­сти науки и техники, прежде всего на процесс ком­пьютеризации. Компьютер как элемент современной управленческой культуры позволил освободить управленческий труд от большого числа рутинных, тех­нических операций.

Широкое распространение получили количествен­ные и статистические методы анализа, моделирова­ние. Количественный подход нашел отражение в не­скольких управленческих концепциях:

«концепция операционного менеджмента» (управлен­цу недостаточно знать только науку управления, ме­неджер должен обладать знаниями социологии, психо­логии, математики, экономики, теории систем и др.);

«концепция управленческих решений» (главным в деятельности управленца является принятие решений. Обучение управленца должно включать, прежде все­го, формирование у него готовности принимать пра­вильные и своевременные решения);

«концепция математического или научного управле­ния» (мировая ситуация, ее усложнение требуют обес­печить все более научный характер управления. Для этого необходимо использовать различные математи­ческие модели и концепции).

^ 1.3. ОСНОВНЫЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ: ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ И ОСОБЕННОСТИ

Сравнительный анализ основных управленческих культур. Развитие управленческой мысли в послево­енный период было ознаменовано не только появле­нием множества концепций и теорий, но и утверж­дением четырех основных управленческих культур: американской, японской, европейской и советской. Американская управленческая культура рассматрива­ла управление как специализированный вид деятель­ности, а сам менед­жер представлялся профессионалом, обладающим спе­циальным образова­нием (зачастую в дополнение к инже­нерному, юридическому, экономическому и др.). Была создана инфра­структура для управления в виде сотен школ бизне­са, десятков тысяч консультативных фирм, разветв­ленных информационных сетей общего пользования, разнообразных научных исследований и публикаций в области управления.

Кто производит— не управляет, кто управляет— не производит. Управлять— это делать что-либо руками других.

Американское определение управления

В основе американской управленческой культуры (впрочем, как и европейской) — англосаксонский генотип, ядром которого является рационализм. В нем отчетливо выражен индивидуализм, преимуществен­ная опора на собственные силы, расчетливый кон­курентный прагматизм. Обычно эти качества связы­вают с протестантской этикой и духом капитализма по М.Веберу, наиболее благоприятных для развития рыночной экономики.

Однако в 80-е годы даже американцы вдруг усом­нились в правильности своего пути, начали обвинять школы бизнеса в неправильной ориентации менед­жеров, отрыве от жизни, неоправданном увлечении «наукой управления». Они стали пристально изучать японскую управленческую культуру. Японское эконо­мическое чудо развивалось, имея всего три школы бизнеса. Концепция японского менеджмента предус­матривала подготовку руководителей, прежде всего, посредством опыта. Управленцы различного уровня целенаправленно проводились через цепочку смен должностей в разных подразделениях фирмы. При этом происходило обучение не только делу, но и искусст­ву человеческих отношений. У руководителей посте­пенно культивировались необходимые качества.

^ Европейская управленческая культура занимает промежуточную позицию между американской и японской культурами. С одной стороны, европейцы имеют школы бизнеса и центры повышения квали­фикации по управлению, как американцы, хотя и не в таком количестве. С другой стороны, управление как вид деятельности, которому нужно учиться, до сих пор в перечне карьерных предпочтений находится не на очень высоком месте и, например, в Англии не входит даже в первую десятку.

Требует отдельного рассмотрения советская управ­ленческая культура. Даже спустя десятилетие, в усло­виях смены эпох на постсоветском пространстве, эта культура по-прежнему остается господствующей. Для нее наиболее характерным было не получение спе­циального управленческого образования, а приобре­тение основательного управленческого опыта и лич­ная преданность рекомендующему. Как отмечали социологи, произошла канонизация принципа «на­чальству видней», который словно обручем сковал инициативу и свободу людей.

Советскую управленческую культуру отличали высокая эффективность и результативность в экстре­мальных условиях и относительно низкая в «нормаль­ные» времена. Управленец часто перемещался с дол­жности на должность, каждая из которых требовала специальных знаний и образования. Экстремальность деятельности в таких условиях становилась правилом.

Успешно приспособилась к послереволюционным реалиям прежняя российская бюрократия. В результа­те такой адаптации утвердилась абсолютная и немыс­лимая для большинства стран мира власть чиновни­ков. Бюрократизм как синоним управленческой культуры был характерен не только для России. В пол­ной мере его смогла на себе испытать и Германия. Однако там педантизм и скрупулезность чиновников компенсировались определенными демократически­ми традициями, соответствующим «народным харак­тером». В России таким противовесом явились неис­полнительность подчиненных, противопоставлявших самодурству начальства каприз собственной отваги (почти по-ленински: в России строгость законов ком­пенсировалась их неисполнением).

Управленческую деятельность отличал не всегда научный и обоснованный характер, большая доля волюнтаристских решений. В целом для советской уп­равленческой культуры была характерна приоритет­ность государственных проблем по отношению к проблемам отдельного человека. Это объективно вело к пренебрежению интересов отдельной личности.

Стремление выстоять и распространить искры Ок­тября дальше требовало сжать время, подняться над ним. Все это придавало управленческой деятельности авральный характер. Даже в послевоенный период, когда идея мировой революции явно потускнела, ав­ралы, став пагубной привычкой, передававшейся из поколения в поколения советских управленцев, про­должали торжествовать. Лозунг первых пятилеток «Да­ешь!» был актуален, как и прежде.

Вместе с тем перманентная экстремальность, дея­тельность по принципу «это надо было сделать вче­ра» позволили выявить и ряд жизнеспособных черт. К ним можно отнести относительную гибкость, уме­ние приспособиться к изменившимся обстоятель­ствам, непредсказуемость поведения и деятельнос­ти, готовность пойти на нестандартные решения.

^ Истоки советской управленческой культуры. Изло­жение противоречивых черт советской управленчес­кой культуры заставляет задуматься о причинах тако­го ее своеобразия. Наиболее продуктивным будет поиск ответов в анализе российского менталитета с присущим ему христианским смирением и долготер­пением, общинным характером жизнедеятельности, мессианским отношением к окружавшим и населяв­шим Россию народам, постоянной готовностью дать отпор как проискам врагов, так и капризам природы. Вот почему, по мнению И.А. Оганесян (2000), у вос­точных славян преобладает ментальность подданного великой империи, зависящего от указаний всей вы­шестоящей иерархии и вынужденного их выполнять или обходить (ловчить) и при этом всегда надеяться на получаемые сверху блага и на уравнительное их распределение.

Понятие «менталитет» обычно рассматривается в нескольких смыслах. Менталитет (от фр. Mentalite — мышление, дух, образ, действие) — совокупность базовых и достаточно стабильных психологических ориентиров, жизненных установок, моделей поведе­ния, традиций, привычек и навыков, которые унас­ледованы от прошлых поколений и присуши данной социальной группе и определенной культурной тра­диции. В соответствии со взглядами других, ментали­тет — это определенный стереотип восприятия и оцен­ки действительности, индивидуальная картина окружающего мира и поведенческий саморегулятор. Так, по мнению М. Князевой, менталитет — это ми­ровосприятие, мироощущение, способы восприятия мира. То, над чем мы плачем, от чего нам стыдно, чем гордимся, и есть наша ментальность.

Обычно указывают на следующие черты ментали­тета как социально-психологического явления:

* он включает не вполне осознаваемые и нечетко сформулированные идеи и принципы;

* ему присуща лишь определенная изменяемость, без затрагивания сущностных основ;

* он не детерминирован (во всяком случае, не все­цело) социальным строем и производственными от­ношениями;

* он обусловливает возрождение на принципиально новой социальной почве старых стереотипов поведе­ния и легко их закрепляет;

* он слабо подвержен воздействию идеологичес­ких средств (они способны лишь активизировать оп­ределенные аспекты, но в большей степени выявля­ют и высвечивают их, нежели создают).

Для российской (а затем и советской) управлен­ческой культуры восточнославянский менталитет явился благодатной почвой, давшей удивительное своеобразие и живучесть этой культуре. Его форми­рование было предопределено некоторыми социаль­но-экономическими и природными условиями.

Русские начинали свою историю, говоря словами историка СМ. Соловьева, «на девственной почве, на которой история, цивилизация другого народа не оставила никаких следов». Кроме того, нахождение «на краю» Европы не позволило «чуждым» влияниям интенсивно и серьезно воздействовать на российс­кий народ.

На формировании российского менталитета очень сильно повлияли огромные масштабы территории страны, обусловившие социально-психологическую удаленность периферии от центра («до Бога высоко, до царя далеко»). Это зачастую вело к вынужденной «вольнице» действий, граничившей с самоуправством и беззаконием. Важную роль сыграло также многооб­разие национальных культур народов России (после­днее, кстати, обусловило уважение и терпимость к другим культурам и народам. Нравственным стерж­нем традиционной российской ментальности были православные ценности.

Природа и прежде всего лес, степь и река как ос­новные стихии, говоря словами историка В.О. Клю­чевского, «приняли живое и своеобразное участие в строении жизни и понятий русского человека». Имен­но стихия природы развила в русском человеке «из­воротливость в мелких затруднениях и опасностях, привычку к терпеливой борьбе с невзгодами и лише­ниями».

Российская ментальность формировалась в усло­виях общения как с европейскими, так и с азиатски­ми народами, что уже само по себе было феноме­нально. Серьезное влияние оказало более чем двухсотлетнее монголо-татарское иго: лихая удаль, постоянное расширение зоны обитания, свободолю­бие.

Каковы же своеобразные черты восточноевропей­ского менталитета, показавшие его непохожесть на все остальные? К числу главных отнесем следующие:

* противоречивость, крайности и колебания. В на­шем менталитете они срослись накрепко. Они и есть самая отличительная черта российского характера. «Своей привычкой колебаться и лавировать между не­ровностями пути и случайностями жизни великоросс часто производит впечат­ление непрямоты, неискренности», — подчеркивал В.О. Ключевский. Во всем доходим не до сути, а до края, как сказал поэт Пастернак. И здесь, на краю, русский человек начинает осознавать себя. Вот какими эпитетами характеризует русскую душу Н. Бердяев — «безграничность, бесформенность, широта, устремленная в бесконечность».

Со звероподобным усердием принялись они за дела Божьи.

Из русской летописи XIII века

Великороссы по своей натуре — максималисты. Они привыкли впадать из одной крайности в другую. Ис­тория России дает немало тому примеров, даже на протяжении двадцатого столетия. Доходившая до фа­натизма религиозность и атеистическая вакханалия; особое почитание государства, благоговение перед властью и анархические бунты, бессмысленные по­громы, обязательное ниспровержение вчерашних ку­миров. Народ в постоянном поиске «золотой середи­ны» — так характеризуют великороссов зарубежные аналитики;

* жизнеспособность и подвижность, перманентное движение плоти и скитание духа. Русский народ — это народ движущийся, народ-путник. Исторически на его огромной территории всегда происходило расселение. Едва ли не каждое новое поколение переходило на новые земли. Как отмечает М. Князева, если запад­ные народы жили там, где родились, и вынуждены были осваивать свой клочок земли, что порождало устойчивость, основательность, то русский человек всегда был готов взять котомку и уйти куда-то вдаль. Не случайно один из ведущих глубинных символов российской культуры — Дорога. Все самое главное с российскими героями происходит в дороге, в пути, а не дома;

* склонность к авралам и порывам в деятельности, благоговение перед стихией и нежелание планировать свое будущее. Как писал В.О. Ключевский, у русской души два начала: ленивое лежание и молниеносная деятельность. Он объяснял это природно-климатичес­кими причинами. Долгая бездеятельность, когда че­ловек был вынужден просто смотреть в белое без­молвие и размышлять. И короткий проблеск теплой, ясной погоды, когда надо очень быстро, стремитель­но, часто «на авось», что-то сделать.

Природа приучила русского человека больше ду­мать о пройденном и меньше заглядывать в будущее. «В борьбе с неожиданными метелями и оттепелями, с непредвиденными августовскими морозами и ян­варской слякотью он стал больше осмотрителен, чем предусмотрителен, выучился больше замечать след­ствия, чем ставить цели («Русский человек задним умом крепок»)», — подчеркивает В.О. Ключевский;

* непредсказуемость действий и поступков, выте­кающая из «невозможности рассчитать наперед, за­ранее сообразить план действий и идти к намечен­ной цели». Великоросс «лучше в начале дела, когда еще не уверен в себе и в успехе, и хуже в конце, когда уже добьется некоторого успеха и привлечет внимание: неуверенность в себе возбуждает его силы, а успех роняет их. Ему легче одолеть препятствие, опас­ность, неудачу, чем с тактом и достоинством выдер­жать успех; легче сделать великое, чем освоиться с мыслью о своем величии» (В.О. Ключевский).

Это предопределило склонность быстро воспри­нимать все новое, необычное и также быстро осты­вать в своем отношении к этому новому. Как и всякое достоинство, это могло превратиться в нечто проти­воположное. Одним из таких вывертов являлось са­модурство власти. Во всероссийском масштабе оно находило выражение в том, что человек власти, по­стигая какую-то идею, начинал во имя этой идеи крушит вокруг себя все живое, шел опять же до края, до необратимости. Торжествовал принцип: «Если идея не стыкуется с жизнью, то тем хуже для жизни»;

* гибкость, изворотливость, готовность пойти на нестандартные решения и действия. «Природа и судь­ба вели великоросса так, что приучили его выходить на прямую дорогу окольными путями. Великоросс мыс­лит и действует, как ходит, — подчеркивал В.О. Клю­чевский. — Кажется, что можно придумать кривее и извилистее великорусского проселка? Точно змея проползла. А попробуйте пройти прямее: только про­плутаете и выйдете на ту же извилистую тропу».

Русский народ никогда не предавался унынию. Он преодолевает любые трудности, препятствия и не­взгоды с неистребимым оптимизмом и верой в луч­шее. Вот почему шутка и юмор — верный спутник в жизни великоросса, причем чаще всего он шутит над своими же пороками и недостатками;

* уважительное отношение к чужому опыту и обра­зу жизни, стремление усвоить и трансформировать все лучшее из мирового опыта. Российский менталитет был восприимчив ко всему лучшему, что накопил миро­вой опыт. Но никогда не было слепого копирования лучших образцов мировой цивилизации. По мнению М. Князевой, способность к усвоению-трансформа­ции и есть самая глубинная, великая творческая осо­бенность российского менталитета как принципиаль­но открытой, движущейся структуры.

«Всемирная отзывчивость», о которой говорили лучшие представители российской культуры, — не просто элегантная формула. Это способ существова­ния русской души: отобрать лучшее — принять — вобрать — пережить — переосмыслить — трансфор­мировать. Россия впитала и переплавила в своем об­щественном сознании, в своей ментальности ряд черт и особенностей европейских и азиатских культур. Од­нако эти черты лишь усилили своеобразие российс­кой ментальности, но не смогли кардинально повли­ять и переделать ее.

^ Будущее управленческих культур. Несмотря на су­щественные различия между управленческими куль­турами, в условиях интернационализации всех сфер жизни эта проблема постепенно начинает терять свою актуальность. Более того, по мнению ряда авторов, появление в научном обороте нескольких разновид­ностей управленческих культур было вызвано не­обходимостью дать вразумительные объяснения «японскому», «скандинавскому», «корейскому» эко­номическому чуду.

Сегодня каждый из нас существует не только в национальном духовном пространстве, но и в общем культурно-информационном поле человечества. Для нас открыты модели существования других народов. Это ведет к ускорению процесса конвергенции раз­личных управленческих культур и становлению прин­ципиально новой управленческой культуры. Управ­ленцы различных уровней взаимно обогащают друг друга идеями, наиболее продуктивными методами руководства, современными организационно-техни­ческими формами и средствами управления.

В ходе этого противоречивого процесса важно из­бежать двух крайностей. Во-первых, замыкания в рам­ках национально-этнических подходов к решению актуальных проблем, абсолютизации явных преиму­ществ нашего менталитета, обожествления и прекло­нения перед прежней советской управленческой куль­турой, подпитываемых лозунгом, выраженным словами поэта: «У советских собственная гордость».

Во-вторых, ориентация исключительно на зару­бежный управленческий опыт, превозносимый как кладезь мудрости на все случаи жизни. Жизнь пока­зывает бесперспективность слепого переноса и при­способления управленческих рецептов, годных для одной страны, для одной ситуации, к потребностям и нуждам другой страны, другой ситуации.

Важно помнить, что у каждого народа — своя сверхценность. У американцев это преуспевание и задор молодой нации, у европейцев — прочность, устойчивость жизни, у японцев — верность традици­ям, «японскому духу». Наша сверхценность — эмоци­ональное восприятие окружающего мира, всемирно известная «русская душа» с ее противоречиями и нравственными исканиями, бытовая философич­ность.

Актуальной задачей современной психологии уп­равления является строгий отбор всего положитель­ного из советской и зарубежных управленческих куль­тур. Следующей задачей будет постепенная выработка на этой основе своей управленческой культуры. Сде­лать это будет очень непросто, потому что элементы культуры (в том числе и управленческой) невозмож­но ввести, используя законы, декреты, приказы. Необходим относительно длительный период утвержде­ния нового сначала в умах управленцев, а затем в их каждодневных действиях.

^ 1.4. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МЫСЛИ

На рубеже веков для управленческой мысли ха­рактерны следующие тенденции развития:

* профессионализация науки управления. Посред­ством издания огромного количества работ по управ­лению, распространения программ обучения менед­жменту, обобщения управленческого опыта разных стран через обследования, широких международных контактов ученых управленческая мудрость все более становится достоянием всех, кто в ней нуждается.

* практическая направленность современного раз­вития науки управления. Управленческая мысль все больше обращается к здравому смыслу, простым ис­тинам, хорошо усваиваемым рецептам, которые до­ступны для понимания и использования теми, кто несет нелегкое бремя управления или кто встает на этот путь;

* ориентация на количественное увеличение, многослойность управленческого аппарата, усиление диф­ференциации управленческого труда. Современные ус­ловия общественного развития требуют не меньше, а даже больше управленцев, чем прежде. Например, доля административно-управленческих работников в общей численности занятых даже в обрабатывающей промышленности США повысилась с 15 % (конец 50-х годов) до 30 % (середина 80-х годов). А в некото­рых фирмах эта доля достигает и 70—80 %. Нет ника­ких заметных тенденций сокращения и госаппарата в ведущих странах Запада;

* усиление технической оснащенности и техноло­гическое усложнение управленческого труда. Современ­ный управленческий труд вследствие широкого ис­пользования достижений современной цивилизации (компьютеры, различная оргтехника, всевозможные средства обработки, передачи и накопления инфор­мации, средства, позволяющие почти мгновенно ус­танавливать связь даже с самой удаленной точкой света и др.) стал принципиально иным даже по срав­нению с прошедшим десятилетием.

Действие этой тенденции противоречиво. С одной стороны, управленческий труд в результате технологизации упростился и стал оперативнее; а с другой — это привело к усложнению деятельности управленца в силу ряда причин.

Развитие научно-технического прогресса заставляет принимать решения в гораздо более короткие сроки, чем раньше. Выявился ряд серьезных психологичес­ких проблем во взаимоотношениях «человек — ма­шина». Технологизация управленческого труда требу­ет строже подходить к принимаемым управленческим решениям, потому что в условиях повышенной взаи­мосвязанности всех звеньев системы управления уси­ливается риск и негативные последствия неверных решений.

* ориентация на Человека как на наивысшую цен­ность всего процесса управления. В центре современ­ных концепций управления находится Человек, ко­торый рассматривается как наивысшая ценность для организации. Исходя из этого, все системы управле­ния нацелены на пробуждение разнообразных спо­собностей работников, с тем, чтобы они были в мак­симальной степени использованы в процессе совместной деятельности, а человек стремился бы к процветанию организации, в которой он работает и служит.

С учетом всего этого и разработаны различные модели управления, главным для которых является то, что в центре их внимания находится Человек. Та­кие модели, при всем их различии, как правило, со­держат четыре взаимосвязанных блока: персонал орга­низации, тщательный учет знаний и способностей работников, стиль и культура деловых взаимоотно­шений в организации и долгосрочные цели развития организации.

Управление как социальный процесс не во всем подвержен действию инструкций и формуляров, не всегда прогнозируем. Помимо формально установлен­ной между членами организации должностной субор­динации, существует сложнейшая система нефор­мальных связей, социальных зависимостей и межличностных отношений между ними.

Под влиянием личностных факторов происходит неконтролируемое перераспределение функций ру­ководства, прав и должностных обязанностей, ответ­ственности и полномочий. Реальные функции, права и обязанности данного лица могут самым существен­ным образом отличаться от предусмотренных долж­ностными инструкциями. Вот почему меры по раци­онализации управленческой деятельности не всегда приводят к успеху, поскольку не учитываются инди­видуальные особенности работников, психологичес­кие аспекты их отношений к начальству, подчинен­ным, порученному делу и, в конце концов, к самому себе.

Таким образом, современная наука управления последовательно разворачивается в сторону социологизации и психологизации. В настоящее время по­иск путей активизации человеческого фактора внут­ри организации и учет социально-психологических особенностей персонала признан решающим усло­вием повышения эффективности совместной деятель­ности любой организации. Все чаще подчеркивается необходимость многосторонней разработки психоло­гии управления как особой, отдельной отрасли пси­хологической науки, со своими объектом и предме­том исследования.

^ 1.5. ПОНЯТИЕ О ПСИХОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ.

УРОВНИ ПСИХОЛОГО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ

ПРОБЛЕМАТИКИ

Глубокие изменения в обществе на рубеже XX и XXI веков обусловили интерес к социальному зна­нию, внимание к проблемам взаимосвязи общества и личности, руководителя и подчиненного. Среди дисциплин, изучающих общество и общественные отношения, не последняя роль принадлежит психо­логии управления.

Она призвана интегрировать знания о психологи­ческом содержании управленческих решений. Ведь управление как социальный процесс, имеющий дело с живыми людьми, не всегда развивается по инст­рукциям и формулярам. Помимо формальных взаи­моотношений, в любой организации существует слож­ная система неформальных связей, зависимостей и межличностных отношений.

Под влиянием личностных факторов зачастую про­исходит неконтролируемое перераспределение фун­кций руководства, прав и должностных обязаннос­тей, ответственности и полномочий. Реальные функции того или иного должностного лица могут существенно отличаться от предусмотренных долж­ностными инструкциями. Вот почему меры по раци­онализации управленческой деятельности не всегда приводят к успеху, поскольку не учитываются инди­видуальные особенности работников, психологичес­кие аспекты их отношений к порученному делу и к самим себе. Изучить и учесть эти проблемы в управ­ленческой деятельности позволяет психология управ­ления.

Термин «психология управления» впервые начал использоваться в СССР в 20-е годы. На II Всесоюз­ной конференции по научной организации труда (НОТ) (март 1924 г.) один из докладов полностью был посвящен психологии управления и проблемам, с ней связанным. Психология управления была при­звана решить две задачи: «подбор сотрудников к фун­кциям и друг к другу соответственно их индивиду­альным особенностям; воздействие на психику работников через стимулирование...»

В многочисленных работах по научной организа­ции труда (труды А.К. Гастева, В.В. Добрынина, П.М. Кержениева, С.С. Чахотина и др.), вышедших в 20— 30-е годы, было немало интересных подходов к разрешению психологических проблем управления. Од­нако недостаточный уровень разработанности этих проблем не позволил психологии управления выде­литься в самостоятельную область знаний. Периодом все более активного приложения психологических знаний к теории и практике управления является се­редина 60-х годов.

Одними из первых исследователей, поставивших вопрос о необходимости разработки психологии уп­равления как науки, были Е.Е. Вендров и Л.И. Уманс-кий. Среди основных аспектов психологии управления производством они называли социально-психологи­ческие проблемы производственных групп и коллек­тивов, психологию личности и деятельности руко­водителя, вопросы подготовки и подбора руководящих кадров и др. Иная точка зрения была высказана А. Г. Ко­валевым, который включил в сферу психологии управления только социально-психологическую про­блематику.

Психология управления имеет два основных ис­точника своего возникновения и развития:

* потребности практики. Современное обществен­ное развитие характеризуется тем, что человек выс­тупает и объектом, и субъектом управления. Это тре­бует изучения и учета психических данных о человеке с этих двух точек зрения;

* потребности развития психологической науки. Ког­да психология перешла от феноменалистического опи­сания психических явлений к непосредственному изу­чению механизмов психического, то в качестве первоочередной встала задача управления психичес­кими процессами, состояниями, свойствами и в це­лом деятельностью и поведением человека.

Постепенно в разделах о трудовой деятельности выделился самостоятельный вопрос о психологии управленческой деятельности. Развитие психологии управления с тех пор идет по двум взаимосвязанным направлениям — в недрах психологии и в смежных отраслях знания.

На рубеже XX и XXI веков психология управле­ния переживает особенно интенсивное развитие, ее идеи и практические рекомендации становятся модным поветрием. Именно в этот период появилось множе­ство книг по психолого-управленческой проблема­тике. Для переживаемого периода характерен ряд черт:

* прикладной характер разрабатываемых проблем психологии управления. Большинство изданной в этот период литературы является по сути дела настольной для управленцев различных ступеней;

* интеграция психолого-управленческого знания, иду­щая путем объединения достижений различных от­раслей науки. Образно говоря, своеобразное «свиде­тельство о рождении» психологии управления еще только заполняется и сделаны лишь первые записи;

* главный упор делается на рассмотрение особенно­стей управления в сфере бизнеса и деловых отношений, относительно меньше внимания уделяется другим отраслям знаний. Предпринимаются попытки свести психологию управления к психологии менеджмента.

К настоящему времени сложились две точки зре­ния на объект психологии управления. Так, в соот­ветствии с первой, ее объектом являются системы «человек — техника» и «человек — человек», рассмат­риваемые в целях оптимизации управления этими системами (функционально-структурный анализ управ­ленческой деятельности; инженерно-психологический анализ построения и использования автоматизиро­ванных систем управления (АСУ); социально-психо­логический анализ производственных и управленчес­ких коллективов; взаимоотношения в них людей; исследование психологии руководителя, отношений между руководителем и руководимыми, психологи­ческих аспектов подбора и расстановки руководящих кадров, психолого-педагогических вопросов подго­товки кадров руководителей).

В соответствии с другой точкой зрения, к объекту психологии управления можно отнести только сис­тему «человек — человек», рассматриваемую также в целях оптимизации управления этой системой. Наря­ду с этой системой рассматривается еще ряд подсис­тем: «личность — группа», «личность — организация», «группа — группа», «группа — организация», «орга­низация — организация».

Что касается предмета психологии управления, то есть того, что изучает данная наука, то в самом об­щем виде он представляет собой психологические аспекты процесса руководства различными видами совместной деятельности и межличностного обще­ния в организациях, то есть психологические аспекты управленческих отношений. Конкретное проявление предмета психологии управления может быть пред­ставлено в следующих уровнях психолого-управленчес­кой проблематики.

1. Психологические аспекты деятельности руково­дителя:

* психологические особенности управленческого труда вообще, его специфика в различных сферах деятельности;

* психологический анализ личности руководите­ля, психологические требования к личностным ка­чествам руководителя;

* психологические аспекты принятия управлен­ческого решения;

* индивидуальный стиль управления руководите­ля и проблемы его коррекции.

^ 2. Психологические аспекты деятельности органи­зации как субъекта и объекта управления:

* возможности использования психологических факторов для решения управленческих задач;

* закономерности формирования благоприятного социально-психологического климата в организации;

* закономерности формирования оптимальных межличностных взаимоотношений в организации, проблема психологической совместимости;

* формальная и неформальная структуры органи­зации;

* мотивация труда членов организации;

* ценностные ориентации в организации, управ­ление процессом их формирования.

^ 3. Психологические аспекты взаимодействия руко­водителя с членами организации:

* проблемы создания и функционирования систе­мы коммуникации в процессе взаимодействия;

* проблемы управленческого общения;

* оптимизация взаимоотношений в звене «руко­водитель — подчиненный»;

* информированность как фактор повышения эф­фективного управления.

Для того чтобы изучать эти проблемы и давать обо­снованные научные рекомендации, психология уп­равления должна использовать достижения целого ряда наук. Это подразумевает активное применение знаний и данных различных отраслей психологичес­кой науки, среди которых общая, социальная, педа­гогическая, инженерная психологии и психология труда.

Наряду с этим психология управления основыва­ется и на соответствующих знаниях, получаемых на­укой управления. Отметим также тесную связь пси­хологии управления и социологии (особенно социологии организаций).

Общепризнано, что в современных условиях рас­смотрение психологических проблем управления невозможно без соответствующего экономического контекста, то есть без использования знаний эконо­мической теории, эргономики, менеджмента, эти­ки, культуры и психологии делового общения и др.

Таким образом, психология управления это от­расль психологической науки, объединяющая достиже­ния различных наук в области изучения психологичес­ких аспектов процесса управления и направленная на оптимизацию и повышение эффективности этого про­цесса.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33



Схожі:

Урбанович А. А. Психология управления iconПервое сообщение
Методы функций Ляпунова для нелинейных систем управления и метод Гамильтона-Якоби-Ляпунова-Беллмана в теории оптимального управления...
Урбанович А. А. Психология управления iconЗа основу модуля управления была принята схема из статьи «Простой пульт управления антенным коммутатором»
Антенный коммутатор состоит из двух блоков – модуль управления и модуль коммутации
Урбанович А. А. Психология управления icon1. Объект психологии управления и её основные категории
Объектом управления может быть часть объективной действительности, на которую направлено управленческое воздействие. Объектом управления...
Урбанович А. А. Психология управления iconИнструкция по настройке Интернет-подключения Перейдите любым известным Вам способом в папку "Панель управления", например ( Пуск -> Настройка -> Панель управления )
Перед Вами откроется окно "Панель управления", в котором выберите "Сетевые подключения"
Урбанович А. А. Психология управления iconУчебное пособие Дата издательства: 2000 г
В учебном пособии освещено три блока проблем: психология познавательных процессов (ощущение и восприятие, внимание, память, воображение,...
Урбанович А. А. Психология управления iconУправления промышленными предприятиями в стандарте mrp II
Что же такое mrpii? Возможно, вы обратились к этому документу, заинтересовавшись вычислительными системами. Является ли mrpii вычислительной...
Урбанович А. А. Психология управления iconТренер и группа В. Э. Пахальян
Книга предназначена, в первую очередь, студентам, обучаю­щимся по специальности 031000 «Педагогика и психология». Материалы пособия...
Урбанович А. А. Психология управления iconЭкзаменационные вопросы по дисциплине: «Исследование систем управления»
Основные методологические подходы к исследованию систем управления. Ситуационный подход
Урбанович А. А. Психология управления iconДокументи
1. /психология естетика/п_знати св_т 10-11.doc
2. /психология...

Урбанович А. А. Психология управления iconДокументи
1. /ДСТУ EN 894-3. 2003 Безопасность машин. Эргономические требования по управлению индикаторами...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи