Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается icon

Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается




НазваАлиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается
Сторінка5/10
Дата конвертації26.07.2013
Розмір1.66 Mb.
ТипДокументи
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
1. /Бейли Алиса - Проблемы человечества.docxАлиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается

Глава IV


ПРОБЛЕМА РАСОВЫХ МЕНЬШИНСТВ

Расовая проблема сильно запутана за свою долгую историю тем, как ее представляют — в основном ошибочно и неверно; еще она усложняется древней ненавистью и подозрительностью между нациями. Эти качества присущи человеческой природе, но их питают и усиливают предубеждения и люди, которые руководятся скрытыми эгоистическими намерениями. Новые быстро возрастающие амбиции также создают трудность, хотя они правильны и справедливы, особенно в случае негров. Амбиции эти часто эксплуатируются и искажаются в эгоистических политических интересах и для создания беспорядков. Другими факторами, обусловливающими расовую проблему, являются бедственные экономические условия множества трудящихся в наши дни, империализм некоторых наций, недостаток образования и то, что соответствующая цивилизация настолько древняя, что уже выказывает признаки вырождения. Эти и многие другие факторы присутствуют повсюду, обусловливая человеческое мышление, вводя в заблуждение многих, кто связан с этой проблемой, и значительно затрудняя усилия тех, кто стремится предпринимать правильные действия и утвердить более сбалансированный и конструктивный подход к меньшинствам. Расовые меньшинства, как и все остальное человечество, подчиняются безошибочным силам эволюции и борются за более достойное и лучшее существование, более благотворные жизненные условия, большую индивидуальную и расовую свободу и гораздо более высокий уровень правильных человеческих отношений.

Чувствительность меньшинств, возбуждение, в которое они впадают при всяком выражении своих амбиций, а также тяга к насилию и предубежденность некоторых из тех, кто выступает и борется за их права, не позволяют большинству подходить к их проблеме спокойно, с холодной беспристрастностью, выявляя связь с человечеством в целом, которую их проблема обязательно предполагает. Расовые недостатки более очевидны, чем расовые достоинства; расовые качества оказываются в противоречии с национальными чертами или мировыми тенденциями, что еще больше увеличивает трудность. Усилия полных благих намерений граждан (а их много) и стремление убежденных гуманистов помочь меньшинствам слишком часто основаны исключительно на добром сердце, христианских принципах и чувстве справедливости; однако эти прекрасные качества подчас сопровождаются полным незнанием истинных фактов, исторических ценностей и пучка задействованных связей. Зачастую они мотивируются воинствующим фанатизмом, граничащим с ненавистью к большинству, несущему (как представляется воинствующему протагонисту) ответственность за жестокие несправедливые условия, в которых трудится расовое меньшинство. Поборники последнего неспособны увидеть, что само это меньшинство не свободно от недостатков и в определенной мере также ответственно за некоторые трудности. Расовые недостатки и трудности, как правило, откровенно игнорируются самим меньшинством и его друзьями.

Расовые недостатки могут объясняться исключительно достигнутой точкой эволюции, несправедливыми окружающими условиями и типом темперамента, как в случае негритянского меньшинства в Соединенных Штатах Америки, что делает его в принципе не ответственным за существующие трудности; или же ответственность борющегося меньшинства может быть гораздо большей, чем оно склонно признавать, как в случае еврейского меньшинства в мире, представляющего собой древний цивилизованный народ с собственной богатой культурой плюс некоторыми врожденными чертами, которыми и объясняются большая часть их бед. Опять-таки, трудности могут быть историческими, основанными на глубокой несовместимости, например той, что может появиться между народом завоеванным и народом-завоевателем, между воинственной группой и негативной, пацифистской группой. Подобные отношения существуют в наши дни между мусульманским и индусским населением Индии — древняя проблема, которую унаследовали британцы. Ко всем факторам, усугубляющим проблему меньшинств, нужно добавить обособляющие тенденции, которые различные религиозные системы поощряли и намеренно продолжают поощрять в наше время. Узость религиозных вероучений — вот их главная причина.

В самом начале нашего обсуждения полезно напомнить о том, что вся эта проблема коренится в бросающейся в глаза человеческой слабости, в великом грехе или ереси обособленности. Поистине нет большего греха, чем этот; он ответствен за весь объем человеческого зла. Он настраивает человека против его брата; он заставляет ставить эгоистические личные интересы превыше всего; он неизбежно ведет к преступлению и жестокости; он — самое большое препятствие на пути к счастью, ибо ставит человека против человека, группу против группы, класс против класса и нацию против нации. Он порождает разрушительное чувство превосходства и пагубную доктрину высших и низших наций и рас; он питает экономический эгоизм и толкает к экономической эксплуатации человеческих существ, к созданию торговых барьеров, к разделению на имущих и неимущих, к территориальным владениям и к двум крайностям: бедности и богатству; он акцентирует материальное стяжание, границы, опасную доктрину национального суверенитета со всеми ее эгоистическими подоплеками; он сеет недоверие между народами и ненависть во всем мире, и с начала времен приводил к жестоким опустошающим войнам. В настоящем он довел все население планеты до чудовищного, отчаянного положения, так что люди повсюду начинают понимать, что, если что-то фундаментально не изменить, род человеческий будет практически уничтожен. Но кто разработает необходимые изменения, и где тот лидер, который их осуществит? Вот ситуация, которую должен осмыслить сам род человеческий в целом; признавая и осмысливая это базовое свидетельство всеобщего греха, человечество сможет произвести необходимые перемены, и ему предоставляется новая возможность действовать правильно, строя правильные человеческие отношения.

С точки зрения нашего предмета, проблема меньшинств, чувство обособленности (с его далеко идущими следствиями) распадается на две главные части; они настолько тесно переплетены, что почти невозможно рассматривать их по отдельности.

Во-первых, существует дух национализма с присущей ему жаждой суверенитета и эгоистическими желаниями и устремлениями. Он, в своем худшем аспекте, ставит одну нацию против другой и питает чувство национального превосходства, заставляя граждан одной нации считать себя и свои институты превосходящими таковые другой нации; он культивирует гордость за свои расу, историю, владения, культурный прогресс, воспитывает высокомерие, хвастливость и презрение к другим цивилизациям и культурам, что суть зло и вырождение; еще он вызывает также готовность жертвовать интересами других ради своих собственных и принципиальную неспособность признать, что "Бог создал всех людей равными". Этот тип национализма универсален, его можно видеть повсюду; ни одна нация не свободна от него; он свидетельствует о слепоте, жестокости и отсутствии чувства соразмерности, за которые человечество уже платит страшую цену и которые приведут его к полной гибели, если оно будет продолжать в том же духе.

Нет нужды говорить о том, что существует идеальный национализм — полная противоположность вышеописанного; он существует пока лишь в умах немногих просвещенных людей каждой нации и не является еще эффективным и конструктивным свойством какой-либо нации; он пока остается мечтой, надеждой и — будем верить — твердым намерением. Такой тип национализма правильно питает свою индивидуальную цивилизацию, олицетворяя национальный вклад в общее дело взаимного признания нациями законов и обычаев друг друга, а не средство самовозвеличения; он защищает конституцию страны, ее землю и народ высокой нравственностью своего выражения, красотой и бескорыстием своих установок; он не нарушает по какой-либо причине прав других народов или наций. Он стремится улучшить, усовершенствовать жизнь собственной нации, чтобы нести пользу всему миру. Он представляет живой, жизнеспособный духовный организм, а не эгоистическую материальную организацию.

Во-вторых, существует проблема расовых меньшинств. Последние создают проблему своим отношением к нациям, в составе или среди которых они живут. В значительной степени это проблема отношения слабого к сильному, немногих к многим, неразвитого к развитому, приверженцев одной религии к сторонникам другой, более могущественной и влиятельной. Она тесно связана с проблемой национализма, цвета кожи, исторического процесса и будущей цели. Сегодня это главная и наиболее острая проблема во всех уголках мира.

Обсуждая данную критическую проблему (от разрешения которой в значительной мере зависит будущий мир во всем мире), мы должны стараться освободиться от собственных ментальных и национальных установок и увидеть возникающую проблему в свете библейского утверждения, что есть "один Бог и Отец всех, Который над всеми и через всех, и во всех нас". Будем считать это научным утверждением, а не благочестивым религиозным упованием. Бог создал всех нас существами одной крови, и Бог этот — под тем или иным именем или в том или ином аспекте, трансцендентный или имманентный, считающийся энергией или познающим существом, величающийся Богом, Брахмой, Абстрактным или Абсолютным — признается всеми. Опять же, по великому Закону Эволюции и замыслу творения, люди подвержены одинаковым реакциям на свое окружение, одинаковым страданиям, радостям, тревогам, сходным наклонностям и общим для всех стремлениям к лучшему, той же мистической устремленности и склонности к одним и тем же грехам и желаниям, одинаковому эгоизму, удивительно сходной предрасположенности к героическим божественным проявлениям, одной и той же любви и красоте, врожденной гордости, единому чувству божественности и одинаковым фундаментальным усилиям. Согласно великому эволюционному процессу, люди и расы различаются по своим ментальному развитию, физической выносливости, творческим возможностям, пониманию, человеческому восприятию и положению на лестнице цивилизации; однако все они преходящи, ибо одинаковые потенции заложены во всех нас без исключения и в конечном итоге проявляются. Расхождения, которые в прошлом сильно отдаляли народы и расы друг от друга, быстро сглаживаются по мере распространения образования, научных открытий, сплачивающих нас вместе, и с умением мыслить, читать и строить планы.

Эволюция циклична по своей природе; нации и расы проходят аналогичные циклы детства, роста, возмужания, зрелости, заката и исчезновения, как и любое человеческое существо. Но за этими циклами торжествующий дух человека восходит с вершины на вершину, от одного достижения к другому, направляясь к конечной цели, которую пока еще не видит ни один человек, но которая воплощена для нас в возможности быть в мире как Христос; это надежда, сообщаемая Новым Заветом, всеми Сынами Божьими во все века и во всех странах, и всеми религиями.

Рассматривая нашу тему, мы должны обсудить два вопроса: прежде всего — что делает народ, расу или нацию меньшинством, затем — в каких направлениях можно искать решения. В современном мире полно шумных меньшинств, которые — справедливо или несправедливо — предъявляют большинству свои требования. Некоторые представители большинства искренне пытаются добиться справедливого отношения к борющимся и взывающим о помощи меньшинствам; другие используют их как "предметы обсуждения", в собственных расчетах, или защищают интересы малых и слабых наций не из гуманных соображений, а ради политического давления.

Меньшинства


Существуют как национальные, так и международные меньшинства. В международном масштабе существует могущественное большинство: Большая Тройка, Большая Четверка или Большая Пятерка, а также многочисленные малые нации, требующие равных с ними прав, равного голоса и равноправного положения. Они опасаются более могущественных наций, их способности навязывать свою волю. Они боятся эксплуатации со стороны могущественной нации или союза наций, не доверяют льготам и помощи, боясь будущей задолженности, а также неспособны навязывать свою волю или осуществлять свои желания из-за слабости в военном отношении и политической незначительности. Итак, в современном мире существуют великие и влиятельные нации, такие как СССР, Британское Содружество Наций и Соединенные Штаты Америки; есть державы, которые были великими, затем потеряли всякое право на признание; наличествуют другие, такие как Франция и Испания, которые играют второстепенную роль, но сильно на это негодуют, и наконец, многочисленные малые нации, каждая со своим индивидуальным укладом, цивилизацией и культурой. Все без исключения характеризуются духом национализма, решимостью любой ценой отстаивать то, что им принадлежит или принадлежало, и у всех есть свое историческое прошлое и традиции, которые обусловливают их мышление; все имеют собственную развитую или развивающуюся культуру, и все объединены тем, что называется современной цивилизацией. Эта цивилизация основана в настоящее время на материализме и оказалась вопиюще неспособной воспитывать в человеке истинное чувство ценностей — ценностей, которые только и способны объединить человечество и положить конец великой ереси обособленности.

Все нации, большие и малые, жестоко пострадали за годы войны (1914-1945 гг.) и обречены еще страдать в период будущего урегулирования. Некоторые пострадали больше остальных, и у них есть хорошая возможность продемонстрировать свое очищение, буде они того захотят. Иные избрали легкий путь во время войны и не стали принимать чью-либо сторону, упустив тем самым великий духовный шанс, основанный на принципе соучастия; им придется выучить уроки страдания по-другому, не так быстро; нации западного полушария обошлись без особых страданий, так как война пощадила их территории и их гражданское население жило в комфорте, довольстве и припеваючи; они тоже кое-что потеряли и должны будут иным путем осваивать великий предназначенный человечеству урок — урок отождествления и не-обособленности.

И большим, и малым нациям предстоит теперь войти в новый мир; и большие, и малые потеряли веру в старое, и в действительности немногие хотят восстановить старый способ жизни; все, и большие, и малые, ведут дипломатическую, политическую и экономическую борьбу за все, что они могут урвать для себя; недоверие и критицизм распространены повсюду; настоящего чувства безопасности нет ни у кого, особенно у меньшинств. Некоторые великие нации, обладающие здравым разумением того, что не может быть мира во всем мире, пока не будет справедливости для всех, борются за создание организации, в которой нашлись бы место и благоприятная возможность для всех наций, но их усилия основаны главным образом на эгоистическом здравом смысле и понимании, что материальная безопасность и обеспеченность материальными средствами должны стать следствием компромисса между тем, что было, и — пока еще — невозможным видением идеалиста. Таким образом, задачи их остаются пока материальными, физическими, вещественными, преподносимыми идеалистически, но с эгоистичными мотивами. Тем не менее это большой шаг вперед. Идеал признан повсюду, даже если пока остается мечтой.

Рассматривая нынешнюю картину мира, следует видеть ее в истинных красках и разуметь: если бы наилучшие возможные шаги, духовные и материальные, предпринимались в отношении самых малых и незначительных меньшинств, это создало бы ситуацию, которая полностью изменила бы мировую политику и ускорила наступление совершенно иного, более просвещенного, культурного и цивилизованного века. Однако на это не похоже; настолько тесно переплелись взаимные эгоистические интересы, что любое применение системы абсолютной справедливости и честности затронет крупные материальные интересы, заденет так называемые права сильных наций, посягнет на установленные границы и прогневает влиятельные группы даже в самых отдаленных местностях.

Сегодня — в международном масштабе — идут активные выступления меньшинств; Россия разносит свое влияние во все стороны; Соединенные Штаты Америки стремятся удержать контроль в Южной Америке и укрепиться в торговом и политическом отношении на Дальнем Востоке, получая в соответствующих странах (справедливо или нет) кличку "империалист"; Великобритания пытается защищать свои "жизненно важные интересы" на Востоке с помощью политических маневров на Ближнем Востоке; Франция тщится вернуть себе потерянное могущество, препятствуя работе Организации Объединенных Наций и отстаивая права малых наций в Европе. Пока великие державы играют в политику и соперничают за место и положение, массы людей во всех странах — больших и малых — объяты страхом и сомнением; они опустошены войной, измучены отсутствием безопасности, недоедают и страшатся будущего, до глубины души устали от борьбы и раздоров, измотаны тиранией бастующих рабочих и желают только жить в безопасности, иметь самое необходимое для существования, растить детей, прививая им определенную культуру, и жить в стране со здоровой экономикой, живой религией и достойной образовательной системой.

Во всех странах великий грех обособленности опять поднимает свою уродливую голову; меньшинств много, и они притесняются; раскол повсюду; партии домогаются внимания и приверженцев; религиозные группы распространяют сектантство и стремятся увеличить свою численность за счет прочих групп; богатые объединяются с тем, чтобы контролировать мировые финансы; бедные борются за свои права и лучшие условия жизни; тирания эгоистической политики окрашивает как капитал, так и труд.

Такова правдивая трагическая картина. К счастью, она не единственная. Есть и другая, и изучение другой картины может вдохнуть оптимизм и непоколебимую веру в божественное планирование и красоту человеческого существа. В каждой нации есть те, кому открыто лучшее видение о лучшем мире, кто мыслит, высказывается и планирует в категориях всего человечества, кто разумеет, что те, кто составляет различные группы — политические, религиозные, образовательные и трудовые, — являются, по существу, пусть и неосознанно, братьями. Они видят мир в целом и содействуют его неизбежному объединению; они распознают проблемы наций, больших и малых, и трудное положение, в котором находятся сегодня меньшинства; они знают, что применение силы вызывает результаты, которые в действительности не эффективны (ибо цена их слишком высока) и обычно временны. Они сознают, что единственной настоящей надеждой является просвещенное общественное мнение и что оно должно быть результатом разумных методов образования и справедливой, не в бровь, а в глаз, пропаганды.

Очевидно, невозможно рассказать обо всех меньшинствах мира или, например, о борьбе малых наций за свое признание или за то, что они (правильно или нет) считают своими исконными правами. Для написания истории малых наций потребовались бы годы, и годы же — чтобы ее прочесть. Она была бы историей человечества. Все, что можно сделать, это осознать, что проблему надо представить и решить, и что справедливость и честность, равные шансы и равномерное распределение мировых экономических ресурсов станут возможными лишь тогда, когда определенные широкие и общие принципы утвердятся под давлением общественного мнения.

Проблемы двух меньшинств привлекают в наше время большое общественное внимание. Если они смогут быть разрешены, будет сделан громадный шаг вперед на пути к всеобщему пониманию. Это:

1. Еврейская проблема. Евреи составляют международное меньшинство, очень агрессивное и во весь голос о себе заявляющее; они составляют меньшинство практически в любой нации мира. Их проблема, следовательно, единственная в своем роде.

2. Негритянская проблема. Вот еще одна уникальная проблема, — негры составляют большинство на гигантском (пока не развитом) африканском континенте и в то же время меньшинство в Соединенных Штатах Америки, меньшинство, резко привлекающее к себе внимание. Проблема уникальна в том смысле, что это, по сути, проблема белых людей, которые должны ее решить, поскольку они ее создали и увековечили. Если мы получим представление о значении этих проблем, материальном и духовном, и сможем оценить связанную с ними ответственность, мы получим большую пользу. Что до евреев, то грех обособленности глубоко укоренился в самой расе, как и в тех, среди кого они живут, но за упорство в нем ответственны в основном евреи; что же касается негров, то инстинкт разделения исходит от белых; негры борются за то, чтобы положить ему конец, потому духовные силы мира на их стороне.

1. Еврейская проблема


Эта проблема настолько стара и так хорошо известна, что трудно сказать о ней что-либо, что не было бы банальностью или признаком предубеждения (с точки зрения читателя) и что не возбудило бы в еврейском читателе, кроме всего прочего, нежелательной реакции. Однако бесполезно говорить только то, что приемлемо, или согласуется со всеми точками зрения, или подытоживает все, что высказывалось до сих пор. Есть обстоятельства, не очень известные и о которых редко говорят или говорят в духе критицизма или антисемитизма вместо того, чтобы говорить в духе любви, как мы попытаемся сделать на этих страницах.

Давайте взглянем на ситуацию с евреями до жестокого и непростительного преследования их Гитлером и до войны 1939—1945 гг. Евреи проживали повсеместно и встречались среди граждан всех стран; там, где они рождались, они сохраняли собственную расовую принадлежность, придерживались своего особого уклада жизни, своей национальной религии (что является правом каждого) и поддерживали близкую связь с людьми собственной расы. Другие группы поступали так же, но в гораздо меньшей степени, и в конечном итоге ассимилировались в стране своего проживания. Евреи же всегда представляли собой нацию внутри нации, хотя это было менее заметно в Великобритании, Голландии, Франции и Италии, чем в других странах, вследствие чего ни в одной из этих стран не было сильного антисемитского чувства.

Во всех странах евреи веками занимались коммерцией и имели дело с деньгами; это чисто торговый и городской народ, далекий от сельского хозяйства, за исключением участников сионистского движения в Палестине. Наряду с чрезвычайно материалистическими тенденциями они являли высокое чувство прекрасного и художественные способности, благодаря которым внесли огромный вклад в мировое искусство; они всегда покровительствовали красоте, были в числе великих филантропов мира, и это несмотря на нежелательные, хитрые способы ведения дел, за которые их очень недолюбливали и не доверяли в деловом мире. Они являются и остаются, по сути, восточным народом — о чем западные люди склонны забывать; если бы они это помнили, то поняли бы, что восточное отношение к правде, к честности, к использованию и обладанию деньгами значительно отличается от западного, и в этом часть трудности. Вопрос не столько в том, что правильно и неправильно, сколько в иных стандартах и врожденных расовых установках, которые евреи разделяют со всем Востоком.

Сегодняшний еврей является также результатом многовековых гонений и скитаний; евреи странствовали из страны в страну, из города в город, и в ходе странствований неизбежно выработали определенные привычки жизни и мышления, которые, опять-таки, западные люди не одобряют и не принимают в расчет; например, евреи — продукт столетий жизни в шатрах, отсюда налет неряшливой неустроенности, который они вносят в любое общество, где живут, и который более организованный западный человек (житель пещер) отнюдь не приветствует. Они также продукт многовековой привычки жить особняком среди народа, к которому их привели скитания, хватать любой возникающий шанс стяжать то, что они хотят, добиваться, чтобы их дети получали все самое лучшее, чего бы это ни стоило другим, кучковаться вместе со своим народом среди чуждых рас, с которыми связали свою судьбу, и сохранять неоскверненными, насколько это возможно, свои национальную религию, национальные табу и "межи давние". От этого зависело их существование во времена гонений; им обязательно нужно было сохранять все в изначальной форме, дабы доказать другим евреям в новых землях и городах, что они — как и утверждают — евреи. Именно это делает их самой реакционной и консервативной расой в мире.

Расовые черты еще резче акцентировались из-за неизбежных межэтнических браков за последнее столетие и из-за упора ортодоксальных евреев прошлого на расовую чистоту. Молодые современные евреи не придают им особого значения и обычно ничего не имеют против браков с неевреями, но это сравнительно новое явление, не одобряемое старшим поколением. Неевреи во многих случаях также против подобных браков.

Еврей хороший гражданин, законопослушный, по-своему доброжелательный и скромный, стремящийся исполнять свою роль в общественной жизни и всегда готовый одолжить денег, когда их попросят, но — все-таки остается в стороне. Тенденция гетто, как можно ее назвать, наблюдается повсюду, особенно в больших городах различных стран. Веками ради защиты и общего счастья евреи стремились скучиваться вместе, искать друг друга, а неевреи, среди которых они жили, поощряли эту тенденцию; так появилась привычка держаться вместе, и она еще в силе. Кроме того, тенденция нееврейского мира отгораживаться от евреев привела к тому, что во многих странах стали появляться целые районы и города, где евреям не разрешалось проживать, или приобретать собственность, или как-то обосновываться. Из-за склонности жить особняком от других, жить внутри нации, пользуясь благами ее обычаев, культуры и цивилизации, но при этом сохраняя подлинность, не участвуя по-настоящему в национальной жизни, евреи всегда подвергались гонениям; как расу в целом их нигде не любят, люди относятся к ним и их методам настороженно.

Такие обобщения часто несправедливы по отношению к отдельным евреям. В каждой нации и в любом городе есть евреи, которые пользуются глубокой любовью всех, кто их знает, — как евреев, так и неевреев, — которых все уважают, ценят и обращаются за помощью. Такие люди принадлежат к великой духовной аристократии человечества и, хотя функционируют в еврейских телах и носят еврейские имена, объединяют свои усилия с мужчинами и женщинами, представляющими все нации, но принадлежащими к человечеству и преодолевшими национальные и расовые черты. Эти мужчины и женщины являются, как группа, надеждой человечества, гарантией нового, лучшего мира, которого мы все ждем; число их растет с каждым днем. Когда делаются широкие обобщения в отношении расы или нации, естественно страдает индивидуум, но характеристики расы или нации в целом корректны, правильны и доказуемы.

Наверное главный фактор, который заставлял еврея обосабливаться, культивировал в нем комплекс превосходства, являющийся его отличительной чертой (за внешней приниженностью), это его религиозная вера. Она одна из древнейших в мире; она на века старше буддизма, старше многих индусских верований и значительно древнее христианства; она несет в себе характерные черты, сделавшие еврея тем, кто он есть. Это религия табу, скрупулезно разработанных, чтобы уберечь еврея, скитающегося от одного общества к другому; это религия с ярко выраженной материалистической основой, ставящая акцент на "земле, где течет молоко и мед"; последняя фраза не была символом во времена ее использования, а показывала цель скитаний. У этой религии обособляющая окраска: Бог это Бог евреев; евреи — избранный Богом народ; они должны сохранять физическую чистоту, и их благосостояние чрезвычайно важно для Иеговы; на них возложено мессианство, и Иегова ревниво относится к их контактам и интересу к иным народам или Богам. Эти божественные требования народ послушно соблюдал, отсюда его положение в современном мире.

Понятие "любви" к другим людям отсутствует в их религии, хотя любовь к Иегове прививается угрозами; концепция будущей жизни, зависящей от поведения по отношению к другим и правильных поступков в мире людей, почти полностью отсутствует в Ветхом Завете, а учение о бессмертии нигде не акцентируется; спасение очевидно зависит от соблюдения многочисленных физических законов и правил, обязывающих к физической чистоте; евреи доходят до того, что открывают специальные магазины, где соблюдаются все их правила, — и это в современном мире, где чистота продуктов обеспечивается научными методами. Эти и прочие менее важные факторы обособляют евреев, а они продолжают их культивировать, какими бы устаревшими или неудобными для других те ни были.

Эти факторы демонстрируют сложность проблемы для евреев и ее раздражающее, нервирующее влияние на неевреев. Данный раздражающий фактор евреи редко, если вообще когда-либо признают. Сегодня неевреи не вспоминают, да и равнодушны к тому, что евреи обрекли на смерть Христа (согласно Новому Завету); они скорее помнят о том, что Христос был евреем, и удивляются, почему евреи первыми не приняли и не полюбили Его. Но гораздо больше их волнуют деловые методы евреев, тот факт, что ортодоксальный еврей смотрит на нееврейскую пищу как на нечистую и считает свою гражданскую принадлежность вторичной по отношению к своим расовым обязательствам. Они полагают евреев последователями отжившей религии; им крайне не нравится безжалостный ревнивый Иегова евреев, и они смотрят на Ветхий Завет как на историю жестокого и агрессивного народа — исключая Псалмы Давида, которые любят все.

На данные обстоятельства еврей, по-видимому, никогда не обращает внимания, однако именно они в своей совокупности отделяют еврея от мира, где он хотел бы жить и быть счастливым и где он оказывается жертвой своего наследия — наследия, которое можно было бы обновить в лучшую сторону. Никому в современном мире новая мировая религия не нужна так, как евреям.

Но — Бог создал всех людей равными; еврей — человек и брат, и все права, принадлежащие неевреям, изначально и неотъемлемо относятся и к евреям. Об этом неевреи забывают, и велика их ответственность за несправедливые действия и жестокости. Еврей веками был нежеланным для своего брата нееврея; его гнали из одного места в другое; постоянно и непрерывно евреев вынуждали идти все дальше и дальше — через пустыни Египта в Святую Землю, оттуда (столетия спустя) — в долину Месопотамии, с тех пор скитания не прекращаются; огромные потоки еврейских беженцев нескончаемо двигались на север, юг, запад и малая струйка — на восток; гонимые из городов и стран в средневековье, затем, после периода относительного затишья, вытесняемые евреи кочуют по Европе, бездомные, мечущиеся туда-сюда (вместе с тысячами представителей других национальностей), беззащитные в руках бесжалостного рока или не столь беззащитные, если определенные политические группы организуют их в своих эгоистических расчетах. В странах, где чувство антисемитизма десятилетиями практически отсутствовало, поднимается антагонизм; в Великобритании сейчас виден его злой оскал, в Соединенных Штатах Америки он угрожающе растет. Именно неевреи должны положить конец циклу преследований раз и навсегда; именно евреи должны предпринять меры к тому, чтобы не возбуждать неприязни народов, среди которых живут.

Евреям нужно в наше время разрешить свою давнюю проблему, веками нарушавшую мир во многих странах. Ответственность неевреев в свете гуманности неоспорима; хроника преследований евреев печальна и страшна, сравнима лишь с обращением древних евреев со своими врагами, описанным в Ветхом Завете. Удел евреев во время мировой войны олицетворен чудовищным перечнем жестокостей, пыток и массовых убийств, и обращение с евреями на протяжении веков является одной из самых мрачных страниц в истории человечества. Ему нет прощения или оправдания, и правильно мыслящие люди повсюду это знают и настоятельно требуют, чтобы преследования прекратились. Духовные силы мира и духовные лидеры человечества (как те, что работают на внешнем плане, так и те, что руководят с внутренней стороны завесы) ищут решения.

Решение, однако, будет найдено только когда сами евреи начнут искать выход и прекратят свою политику требования того, чтобы неевреи и христиане шли им навстречу, сами решили всю проблему и без помощи евреев покончили с нынешней ситуацией. Евреи непрестанно во весь голос требуют удовлетворения и помощи; они обвиняют нееврейские нации в своих несчастьях; им не хочется признавать, что с их собственной стороны исходит нечто, так или иначе способствующее общей антипатии, которой они окружены; они не идут на уступки цивилизациям и культурам, в условиях которых живут, но по-прежнему стоят особняком; за свою изоляцию они винят других, но факт тот, что им, как гражданам, предоставлены равные возможности во всех непредубежденных странах. Их вклад в разрешение этой древней проблемы чисто материальный, не свидетельствующий о психологическом прозрении или распознавании духовных ценностей; сегодня ни одна проблема не может решаться исключительно под материальным углом. Человек в целом перерос эту ступень.

Проблема евреев глубоко коренится в вопросе правильных человеческих отношений; ее можно решить только на таком включающем основании. Последнее обеспечивает взаимодействие между людьми, принадлежащими к разным расам, но признающими братство всех людей; высвечивает проблему эгоизма и бескорыстия, уважения и справедливости, — вот факторы, которыми должны руководствоваться все партии. Еврею необходимо признать свою часть вины за антипатию, которая преследует его повсеместно, а нееврею — осознать свою долю ответственности за бесконечные преследования и заплатить цену возмещения. Еврей возбуждал и продолжает возбуждать антипатию, и в этом нет абсолютно никакого резона.

Подытоживая констатируем, что евреи издревле выработали схему проживания среди других наций; имея все гражданские права, они выстраивали стену табу, привычек и религиозных обрядов, которая отделяла их от окружающих и делала ассимиляцию невозможной. Это должно прекратиться, еврей должен не только называться гражданином, но и быть им. В современном мире нет другой подобной проблемы — существования целого народа, принадлежающего к особой расе, обладающего особыми религией, целями, чертами, культурой, и представляющего исключительно древнюю и самую реакционную цивилизацию, разбросанного в виде меньшинств по всем нациям, создающего международную проблему, обладающего большим богатством и влиянием, претендующего на гражданство в любой стране, но умышленно сохраняющего свои характерные расовые черты, вносящего разлад между нациями и совершенно не пытающегося гармонично разрешить свою сложную проблему более-менее в широком масштабе, с должным психологическим пониманием или уважением к своему нееврейскому окружению, к которому он беспрестанно апеллирует, предлагая лишь материальные решения и выдвигая постоянные, почти оскорбительные требования к неевреям взять всю вину на себя и покончить с трудностью.

Рядом следует поставить длинную и печальную историю преследования евреев неевреями — преследования, повсеместного в средние века (если не заглядывать еще дальше), спорадического в новое время и достигшего кульминации в свирепом обращении с евреями во время мировой войны. Хотя такое обращение проявлялось не только к ним, от него страдали и поляки, и греки, и беззащитные люди многих наций. Об этом евреи сейчас явно забывают. Они были не единственными, кого преследовали. Евреи составляли лишь двадцать процентов перемещенных лиц в Европе после войны.

Горестная история жестокости неевреев включает и растущий антисемитизм, который можно наблюдать даже в странах, раньше сравнительно свободных от него; существует постоянная дискриминация евреев в деловых кругах; множится число районов, запрещенных для их проживания; поражает тяжелое положение еврейских школьников в США, например, которых дискриминируют, осмеивают и поносят. Налицо еще и то обстоятельство, что ни одна страна не выражает желания открыть двери и предоставить нежеланным евреям убежище. Никакая страна не хочет принимать их в большом количестве. Достойно мыслящие представители каждой нации ищут и будут искать решения этого вопроса, и оно будет найдено. Это дитя в семье наций есть дитя единого Отца, духовно тождественное всем людям повсеместно. Люди знают, что нет "иудея, ни язычника", как выразился Св. Павел (наблюдая ту же грустую проблему два тысячелетия назад), и мужчины и женщины обеих групп постоянно и все убедительней доказывают правоту этих слов.

Такова проблема еврейского меньшинства, изложенная с откровенностью, вызывающей сильную критику, но и внушающей надежду, что, поскольку она побуждена любовью, евреи возьмут свою ответственность на себя, перестанут громогласно требовать от неевреев самим решать проблему и начнут сотрудничать с полным духовным пониманием, тем самым идя навстречу тысячам искренне желающим помочь неевреям. Никогда раньше нееврейский мир не был настолько готов поступать правильно по отношению к евреям, так не жаждал разрешить их проблему и возместить все их страдания. Изменить внутренние установки необходимо обеим сторонам, но в основном евреям; есть свидетельство того, что новые установки формируются, даже если на поиск правильного решения может уйти уйма времени. В наши дни есть евреи, которые говорят то же, что изложено здесь.

2. Негритянская проблема


Эта проблема кардинально отличается от еврейской. В первом случае мы имеем дело с очень древним народом, который тысячелетиями играл свою роль на арене мировой истории и который развил культуру и образовал цивилизацию, позволяющие стоять на одном уровне с так называемыми "цивилизованными" народами. В случае же негров мы имеем дело с народом, который (за последние двести лет) начал подниматься по шкале человеческого устремления и совершил за это время удивительный прогресс, несмотря на исключительно неблагоприятные условия и сильное противодействие. Двести лет назад негры жили только в Африке, их и сейчас там миллионы; двести лет назад они были тем, что европейцы и американцы называют "грубыми дикарями", разделенными на бесчисленные племена, живущими в природных условиях, примитивными, воинственными, совершенно необразованными с сегодняшней точки зрения, управляемыми вождями, племенными богами, подчиняющимися племенным табу, сильно отличающимися друг от друга, — пигмей и бечуаналендский воин не имели между собой ничего общего, кроме цвета кожи, — непрерывно воюющими между собой и устраивающими друг на друга набеги.

Их веками эксплуатировали и загоняли в рабство, сначала арабы, затем те, кто перекупал их у работорговцев и отвозил в качестве рабов в Соединенные Штаты или Вест-Индию. Их эксплуатировали и европейские нации, захватившие огромные территории в Африке и обогащавшиеся за счет продуктов этих земель и труда их жителей: французы во французском Судане, бельгийцы в бельгийском Конго, голландцы и британцы в Южной Африке и на западном побережье Африки, немцы в немецкой Восточной Африке и итальянцы в Восточной Африке. Это печальная история жестокости, грабежа и эксплуатации со стороны белой расы, которая, однако, принесла с собой и много хорошего для черной расы. История их отношений еще не закончена и, если не будет опираться на правду и справедливость, может закончиться трагически. Но положение дел на этих территориях значительно улучшилось, и есть много оснований для оптимизма.

Негритянская проблема распадается на два части: на проблему будущего африканских негров и на проблему будущего негров в западном полушарии.

У Африки большие потенции, и становление бесчисленных миллионов ее жителей еще на зачаточной стадии; отношения ее исконных жителей с чужими расами, стремящимися над ними господствовать, пока не выходят за рамки политических игр и коммерческой жадности. Однако следует признать, что несмотря на зло, которое всегдя тянется за белым человеком-эксплуататором, толчок, оказанный белыми расами на "черный континент", привел к крупному эволюционному развитию и принес большое благо: образование, медицинскую помощь, прекращение непрерывных племенных войн, санитарию и более просветленную религию вместо варварских культов и грубых религиозных практик. За исследователем, миссионером и торговцем тянулась бездна зла, но и много добра приходило с ними, особенно с миссионером. Негр по своей природе религиозен и склонен к мистицизму, главные догматы христианского вероисповедания определенно близки его природе; эмоциональные аспекты христианства (с акцентом на любви, доброте и посмертной жизни) понятны эмоционально фокусированному негру. За множеством обособляющих культов темного континента проступает фундаментальный чистый мистицизм, охватывающий весь спектр, от поклонения природе и первобытного анимизма до глубокого оккультного знания и эзотерического понимания, которые когда-нибудь сделают Африку оплотом чистейшей формы оккультных учения и жизни. Однако до этого еще несколько столетий.

Рассматривая проблему африканских негров, мы должны рассматривать ее в далекой перспективе и иметь в виду неуклонное возрастание в могуществе миллионов людей, которые сделали пока первые шаги на пути к современной цивилизации и культуре, но предпринимают следующие с почти пугающей быстротой. Нежелательные аспекты цивилизации налицо, но полученная польза намного их перевешивает, и негр, несмотря на свой естественный понятный антагонизм, должен признать, что обязан ей агрессивным и жадным белым нациям. Контакт с последними стимулировал его интеллектуальное восприятие; образ жизни белого человека привел негров Африки от их первобытного состояния в более современное; образование и нынешние способы мышления и планирования быстро готовят негров занять свое место в современном мире; наука, транспорт и знание — принесенные белой расой — приобщают их к развивающейся новейшей истории; новый мир с его лучшими способами жизни открыт в равной мере для негра, как и для белого человека.

Необходимость признать свой долг и пытаться извлекать пользу из предоставленных условий, игнорируя все, что плохо и нежелательно — лишь часть проблемы негров. В основном же (если не исключительно) проблема негров как в Африке, так и в западном мире, это проблема белой расы, и на ответственности последней — разрешить ее. В Африке негритянское население значительно превышает белое; последнее представляет собой такое незначительное меньшинство, что оказывается в весьма трудном положении, проживая среди многократно преобладающего черного населения. На Западе и в Америке ситуация обратная, там негры составляют меньшинство, значительно превышаемое числом белых. В Африке негры мужественные и воинственные; в Америке и Вест-Индии они до некоторой степени обессилены и психологически подавлены годами насильственного труда и рабства. Рабство существует и в Африке, но там оно другое и приводит к иным результатам, чем на Западе.

Проблема, стоящая сегодня перед белыми расами в Африке, в том, чтобы обучать негров, готовить их к подлинному самоуправлению. Им нужно помочь взять свою судьбу в собственные руки; им необходимо привить чувство полной ответственности; их надо учить сознавать, что Африка может принадлежать своему собственному народу и в то же время быть полноправным партнером в мировых делах. Это может случиться только когда антагонизм между белым народом и черными расами сойдет на нет; в их отношениях должна демонстрироваться добрая воля. Правильные человеческие отношения должны прочно установиться между зарождающейся негритянской империей и остальным миром; новые идеалы и новые мировые тенденции должны внедряться в восприимчивое сознание негра, таким образом "черная Африка" станет лучистым центром света, готовым к самоуправлению и выражающим истинную свободу. Негритянские расы будут все больше отказываться от эмоциональной реакции на обстоятельства и события, стараясь ментально оценивать и интуитивно воспринимать происходящее, что поставит их наравне, а может, и впереди многих тех, кто сегодня составляет окружение и определяет положение негров.

Можно выразить эти возможности следующим образом: Добьются ли негры Африки контроля над собственным континентом, яростно изгоняя правящие белые расы и пройдя через долгий цикл войн между различными населяющими континент негритянскими группами? Или дело будет решаться посредством разумной дальновидной политики белых людей плюс их согласованного планирования будущего? Будут ли эти политика и планирование подкрепляться способностью негритянских рас действовать неспешно и мудро, избегать кровопролития и вражды, видеть насквозь лукавые махинации эгоистичных политиков (стремящихся их эксплуатировать) и демонстрировать такое выдающееся умение устраивать собственные дела и выдвигать собственных лидеров, что естественно и автоматически, без конфликтов и насилия они будут брать бразды правления в собственные руки и постепенно избавляться от контроля белых? Будут ли белые нации, которые сейчас эксплуатируют Африку, держась за свои земельные владения, отказываться от своих так называемых прав (основывающихся на том факте, что им принадлежит девять десятых собственности) и заменять их методами Нового Века: правильными человеческими отношениями и сотрудничеством в процессе познания; будут ли делиться ресурсами, столь богатыми и разнообразными на этом замечательном континенте, и прилагать свое высокое мастерство, испытанные коммерческие навыки и научное знание ко всем полезным продуктам и ископаемым, которые Африка может предложить миру? Европейские нации и народы Британии выполняют сейчас программу, которая позволит передать Африку в руки ее собственного народа. В то же время, наберясь разумного терпения, африканские народы должны сосредоточиться на процессах образования, сельскохозяйственном и экономическом развитии. Судьба великого континента прояснится, и Африка займет свое место как великий центр культурного света, сияющего на цивилизованной земле.

Если обе расы, черная и белая, не будут подходить к проблеме своих взаимоотношений здраво, дальновидно, терпеливо, отбросив ненависть и страх, утверждение культуры на планете будет задержано на многие годы. Еще никак не используемое и не организованное могущество бесчисленных миллионов африканцев — вот что следует тщательно осмыслить белой расе. Надо как можно скорее предоставить негритянским народам равные возможности, равные конституционные и человеческие права, помочь перейти со стадии юности, на какой они сейчас, на стадию полной действенной зрелости, когда они будут сами решать свои проблемы и управлять собственной территорией. Этот процесс сейчас продвигается, и Африка займет свое место (через посредство своих многочисленных национальных групп) в великой семье наций и выведет на мировую арену расу, обладающую удивительными духовными качествами, культурными ценностями и творческими возможностями.

Негр чрезвычайно одарен от природы. Он человек творческий, в художественном отношении даровитый, способный к высочайшему ментальному развитию, если его обучать и тренировать, — совсем как белый человек. Это доказывается вновь и вновь художниками и учеными, представителями негритянской расы, и тем, что им свойственны устремленность и амбиции. Настало время, когда белый человек должен перестать смотреть на негра как на труженика полей, заводского трудягу, вьючное животное или того, кто способен выполнять лишь домашнюю и неквалифицированную работу; он должен оказывать ему уважение и предоставлять соответствующие возможности.

Негры Африки быстро прогрессируют, и через несколько лет образования, воспитания и путешествий проблема Африки обострится еще сильнее, чем в наше время. Она не дойдет до опасной точки, если белая раса будет проявлять мудрость, понимание, бескорыстие и готовность предоставить черным полную свободу. Будущий мир во всем мире зависит сегодня от просвещенного, дальновидного государственного управления и уяснения того, что Бог сотворил всех людей свободными.

Проблема негров в западном полушарии весьма уродлива, серьезно затрагивает белого человека и в высшей степени позорна. Привезенные в Соединенные Штаты и Вест-Индию более двух столетий назад и обращенные в рабство, негры никогда не удостаивались справедливого обращения с собой или реальных благих возможностей. В соответствии с конституцией Соединенных Штатов, все люди считаются свободными и равноправными; негр, однако, не свободен и не равноправен, особенно в южных штатах. Положение в Вест-Индии ближе к положению в северных штатах, где условия немного лучше, но где все же нет равных возможностей и существует сильная расовая дискриминация. Обращение с неграми на юге позорит страну; там все делается для того, чтобы держать негров в ежовых рукавицах, отказывая им в равном образовании и благих возможностях, поддерживая их уровень жизни на предельно низкой отметке, намного более низкой, чем уровень жизни белых, и лишая их политического признания, так что в демократической стране, где все имеют право голоса, им не позволяют пользоваться своей конституционной привилегией. В северных штатах условия легче, но негры постоянно подвергаются дискриминации, им отказывают в равных возможностях, и они вынуждены бороться за каждую привилегию. Несколько продажных невежественных сенаторов постоянно сводят на нет добрые намерения массы американского народа, узаконивая скверное положение дел и всеми доступными средствами тормозя изменения; они играют на страхе своих избирателей и блокируют всякую попытку исправить, улучшить ситуацию, чтобы она соответствовала конституции. Эти недальновидные политики стараются уйти от решения главного вопроса и пускают пыль в глаза избирателям, борясь за свободу далеких малых наций Европы и в то же время постоянно нарушая собственную конституцию, отказывая в свободе неграм в их собственной стране. Их позиции и поведению в наше время нет оправдания. Для других просвещенных наций остается загадкой, почему широко мыслящий народ Соединенных Штатов — громогласно отстаивающий свою личную свободу и упорный в защите конституции — допускает такое положение дел и пребывание на своем посту людей, постоянно попирающих конституционные права американских граждан.

Доносящийся с юга крик о том, что негр с его скудным образованием не готов голосовать, опровергается тем фактом, что в северных штатах он может голосовать и голосует, причем во многих случая так же мудро, как и его белый брат; хотя избираемые политики часто покупают его голос, они подкупают и белого избирателя; крик о том, что белые женщины должны быть защищены от животных инстинктов негров, бессмыслен, ибо они нуждаются в такой же защите и от животных инстинктов белого человека, что вполне доказывается статистикой; аргумент, что негр нуждается в патернализме и что только южанин понимает как обращаться с негром, отвергается самим негром, который ничего такого не хочет; его отказ демонстрирует здравое чувство ценностей и понимание разницы между патернализмом (когда негр остается отсталым, необразованным и обязанным белому) и свободой, которую он хочет разделять со всеми в мире.

По природе своей негр покладист, уступчив, добр и жаждет любить людей и быть любимым; если в наши дни многие негры заносчивы, мстительны, полны ненависти и жаждут утвердиться, то это потому, что такими их сделал белый человек. На белых лежит тяжкая ответственность, и от них зависит изменить ситуацию. Когда они это сделают, то обнаружат, что негр так же реагирует на доброе и справедливое обращение, на равную возможность и правильные условия жизни, как он иногда неверно реагирует на плохие образовательные, политические и жизненные условия, в которых сейчас трудится. Это относится ко всем неграм в западном полушарии.

Негр не может подвергаться дискриминации вечно; его нельзя просить защищать свою страну, чтобы затем его страна отказывала ему в обыкновенных правах гражданства. Общественное мнение на стороне негра, и неуклонно возрастает решимость белых граждан западного полушария предоставить ему его конституционные права, равные коммерческие и деловые возможности, равные образовательные возможности и такие же хорошие условия жизни. Именно народ Америки должен подать свой чистый голос и требовать дать неграм их неотъемлемые права. Каждый белый американец должен чувствовать свою ответственность за это меньшинство и изучить негритянскую проблему; ему надо учиться относиться к негру, как к другу и брату; он должен стараться играть свою роль в изменении существующего положения.

Что касается межэтнических браков, то лучшие, самые здравые мыслители как белой, так и черной расы, не одобряют в наше время смешанных браков. Последние не несут счастья ни одной из сторон. Обсуждая этот предмет, необходимо помнить, что смешанные браки между представителями белых народов и желтых рас (китайцев и японцев) в равной степени неудачны, за редчайшими исключениями оказываются несчастливыми и совершенно неудовлетворительными — если говорить о детях, рождающихся от таких союзов. Мировая война (1914-1945 гг.) вызвала сильное смешение рас. Там, где проходят армии, неизбежны беспорядочные связи и, как результат, новое население; мир сегодня получает и будет получать плоды таких (так называемых) незаконных союзов между солдатами всех наций и народами стран их дислокации. Дети смешанных рас, евроазиаты и прочие, могут быть главным ответом на проблему. Появятся сотни тысяч детей смешанного происхождения, которые составят часть населения мира в следующем поколении, в ближайшем цикле, и с этой группой мы должны считаться.

Решение


Очевидно, решение проблемы меньшинств это, по существу, решение проблемы великой ереси обособленности. Она чрезвычайно трудна не только из-за соответствующей тенденции человечества, но и из-за того, что человеческая природа не может быть легко или быстро изменена. Кроме того, такое изменение и искоренение духа обособления должны осуществляться в мире, который сегодня полон недоверия, страха и едва ли осведомлен о том, что ему действительно нужно, — люди способны только кричать: Дайте нам мир!

Если немедленно будет издан закон, дающий негритянскому меньшинству все права, проблема останется той же, ибо сердца и умы людей не изменятся и решение будет поверхностным; хотя евреи исполнили свое желание и Палестина им передана, антисемитские настроения, присущие — практически без исключений — каждой нации, остаются точно такими же, как раньше, да еще добавились кровопролития в Палестине.

Проблема значительно глубже, чем подчас предполагается; она свойственна человеческой природе и является итогом бессчетных столетий ускоренного роста и неправильного образования масс. Одна нация все еще на страже против другой на политической арене, одна группа противостоит другой, одна партия (внутри нации) против другой, и один человек против другого. Те, кто мудр и дальновиден, побуждаются бескорыстным здравым смыслом; идеалисты, мужчины и женщины доброй воли есть везде и борются над решением проблемы, над построением новой мировой структуры закона, порядка и мира, которая гарантировала бы правильные человеческие отношения; но они являются крошечным меньшинством по сравнению с гигантской прорвой человеческих существ, населяющих нашу землю; их задача трудна, и под углом, под каким они должны работать, кажется временами почти непреодолимой.

Некоторые вопросы неизбежно возникают в умах людей доброй воли повсюду:

Можно ли надеяться на то, что великие державы будут действовать бескорыстно в интересах малых держав и человечества в целом?

Могут ли политика силы и различные национальные империализмы быть оставлены, будет ли им положен конец?

Может ли быть разработана мировая политика, которая гарантировала бы справедливость для всех, как больших, так и малых?

Может ли мировое мнение достаточно твердо стать на сторону правильных человеческих отношений, чтобы связывать руки эгоистичным агрессивным людям и предоставлять благоприятные возможности тем, у кого их пока мало?

Является ли надежда на установление эры правильных человеческих отношений внутри наций, а также в мировом масштабе, неосуществимой мечтой, или нестоящим делом, или признаком мышления в угоду хотению?

Является ли цель установления правильных человеческих отношений, равноправия и благоприятных возможностей для всех вполне возможной целью, ради которой все, у кого добрые намерения, могли бы работать с надеждой на успех?

Каковы первые шаги к проведению правильных мероприятий и закладке прочного фундамента мировой доброй воли?

Как можно побудить общественное мнение заставить законодателей и политиков задуматься над шагами для обеспечения правильных человеческих отношений?

Что должны делать меньшинства для того, чтобы добиться исполнения своих справедливых требований, не усугубляя различий и не питая огня ненависти?

Как стереть глубокие демаркационные линии между расами, нациями и группами, и устранить наличествующие везде расколы, действуя так, чтобы "единое человечество" возникло на арене происходящего в мире?

Как внедрить в сознание, что то, что хорошо для части, может быть хорошо и для целого, и что величайшее благо для единицы внутри целого гарантирует благо для всего целого?

Эти и многие другие вопросы возникают и требуют ответа. Ответ приходит в виде общепринятой банальности и всего-навсего акцентирует противоположное тому, что делается сейчас: Устанавливайте правильные человеческие отношения, развивая дух доброй воли. Так и только так мы сможем достичь мира во всем мире и быть готовыми вступить в новую, лучшую эру. Хотя банальность это в большинстве случаев констатация общепризнанной истины, в данном случае людям трудно согласиться с ее осуществимостью. Тем не менее, поскольку это истина, ей суждено в конце концов демонстрироваться, и не только в умах немногих людей там и здесь, но и в широком масштабе во всем мире. Люди страстно жаждут нежданного и необычного, вмешательства долгожданного чуда или Бога (что бы под ними ни подразумевалось), который освободит их от ответственности и выполнит за них работу.

Не так люди движутся вперед; не путем сложения с себя ответственности они учатся и прогрессируют. Чудо может произойти, прекрасное и неожиданное может явиться, но лишь когда люди сами создают правильные условия и чудом собственного достижения делают возможным еще более удивительное выражение правоты. Мы не сможем добиться дальнейшего выражения божественности, пока люди не будут действовать более божественно, чем в нынешнее время; мы не сможем добиться "возвращения Христа" или излияния Христова сознания, пока Христос в каждом человеке не будет более пробужденным и бдительным, чем в наши дни; Князь Мира или Дух Мира не сможет сделать присутствие мира на земле ощутимым до тех пор, пока мирные намерения людей не станут изменять положение дел в мире. Единство не станет отличительной чертой рода человеческого, пока люди сами не сокрушат разделяющие стены и не устранят преграды между расами, между нациями, между религиями и между людьми.

Чудом существующей ситуации и ее выдающейся благой возможностью является то, что впервые и в планетарном масштабе люди осведомлены о зле, которое должно быть уничтожено; везде налицо обсуждения и планирование; проходят встречи и форумы, конференции и собрания, начиная с важных совещаний в Организации Объединенных Наций и кончая небольшими собраниями в отдаленных деревнях.

Красота нынешней ситуации в том, что даже в самых малых населенных пунктах жителям предлагается практически воплотить то, что необходимо в мировом масштабе; отличия между семьями, церквями, муниципалитетами, городами, нациями, отличия между расами — все призывают к исполнению одной задачи и единому процессу урегулирования: установлению правильных человеческих отношений. Техника или метод везде один и тот же: привлечение духа доброй воли.

Добрая воля есть самое простое выражение подлинной любви и легче всего понимается. Привлечение доброй воли в связи с проблемами, с которыми сталкивается человечество, освобождает и направляет познание в конструктивные русла; где присутствует добрая воля, там рушатся стены обособления и непонимания.

Любовь и понимание будут в конце концов следовать за практическим выражением доброй воли как компоненты любого типа человеческих отношений и способ контакта между группами, между нациями и их меньшинствами, между различными нациями, а также в области международной политики и религии. Выражение истинной любви как фактора в жизни планеты может быть достигнуто в очень далеком будущем, но добрая воля возможна сейчас, и облечение ее в плоть и кровь представляет собой первостепенную необходимость.

Сегодня много говорят о доброй воле, постоянно употребляют эти слова; налицо действительное намерение применять ее в каждой области человеческого мышления и в связи с любой человеческой проблемой; есть признаки того, что в наше время прилагаются реальные усилия сделать добрую волю эффективным агентом установления мира, понимания во всем мире и осуществления правильных человеческих отношений.

Крайне необходимо, чтобы люди доброй воли срочно проводили во всем мире кампанию с целью интерпретировать смысл доброй воли, акцентировать ее практическое выражение, собирать вместе в эффективную, активную мировую группу всех мужчин и женщин доброй воли, и не для того, чтобы создать сверхорганизацию, а чтобы убеждать несчастных, издерганных, уничтожаемых людей, какая великая помощь может им оказываться. Они должны демонстрировать способность крепить усилия всех работников, борющихся во имя осуществления правильных человеческих отношений, и доказать силу просвещенного живого общественного мнения (просвещенного благодаря людям доброй воли), на которое можно положиться. Так в каждой нации, в каждом городе и деревне будут работать люди доброй воли — с тренированным пониманием, практическим здравым смыслом, знанием мировых проблем и готовностью распространять добрую волю и находить единомышленников в своем окружении.

Деятельность людей доброй воли — образовательная. Они не верят и не предлагают чудодейственного решения мировых проблем, но они знают, что дух доброй воли, особенно если он тренируется и подкрепляется знанием, может создавать атмосферу и настрой, которые сделают решение проблем возможным. Когда люди доброй воли встречаются друг с другом, к каким бы политическим партиям, нациям или религиям они ни принадлежали, то нет проблем, которых они не смогли бы в конце концов решить, и решить так, чтобы были довольны все стороны. Именно в создании такой атмосферы и такого настроя состоит главная работа людей доброй воли, а не в выработке тривиального сухого решения. Дух доброй воли может присутствовать даже при фундаментальных разногласиях между партиями. Но таковые редко бывают в наши дни. Реальный дух доброй воли направляет немало дискуссий в Организации Объединенных Наций по весьма трудным, насущным вопросам, и это становится все более очевидным.

Нет абсолютно никакого резона полагать, что рост доброй воли в мире обязательно должен быть медленным и постепенным. Может быть и наоборот, если мужчины и женщины доброй воли, которые чувствуют в себе искреннюю добрую волю и свободны от предубеждений, будут искать друг друга и работать вместе, распространяя добрую волю. Перед человеком предубежденным, религиозным фанатиком или стойким националистом стоит трудная обязанность развить подлинную добрую волю. Они смогут это сделать, если будут достаточно заботиться о своих собратьях и стараться оставить их в покое, при этом им придется найти в потемках своего собственного ума стену обособления и снести ее. Им придется развивать (обдуманно) истинную добрую волю (а не терпимость) по отношению к объекту своего предубеждения, по отношению к человеку иной религии, по отношению к нации или расе, к которой они испытывают антагонизм или смотрят сверху вниз. Предубеждение — вот первый кирпич в стене обособленности.

Добрая воля гораздо шире распространена в мире, чем люди думают; ее необходимо лишь открыть, обучать ей и привлекать к работе. Однако она не должна эксплуатироваться группами, у которых свой расчет, каким бы он ни был честным, правильным, искренним. В подобном случае она бы направлялась в узкопартийное русло. Люди доброй воли стоят посреди между противоборствующими группами, если таковые существуют, чтобы создавать условия, при которых обсуждение и компромисс стали бы очень возможными. Они постоянно прокладывают "благородный средний путь" Будды, который проходит между парами противоположностей, упираясь в самое сердце Бога; они прокладывают "узкий путь" любви, о котором говорил Христос, показывая, что прокладывают его благодаря выражению единственного аспекта любви, который человечество может в нынешнее время понять: благодаря Доброй Воле.

Когда добрая воля будет выражаться и облекаться в плоть и кровь, когда она будет признаваться и использоваться, мировые проблемы, какими бы они ни были, в должное время будут решаться; когда добрая воля станет весомым активным фактором в человеческих делах, мы придем к более полному и всестороннему пониманию природы любви и выражению еще более высокого аспекта божественной любви; когда добрая воля будет широко распространена среди людей, мы засвидетельствуем установление правильных человеческих отношений, и новый дух уверенности, доверия и понимания утвердится в роде человеческом.

Несчетные тысячи мужчин и женщин доброй воли есть в каждой нации во всех уголках мира. Ищите их, находите, и пусть они общаются друг с другом; пусть работают над созданием правильной атмосферы в делах мира и в собственном обществе; пусть знают, что, будучи сплочены друг с другом, они всемогущи, и что они могут так воспитать и подготовить общественное мнение, что отношение мира к мировым проблемам будет правильным, достойным и будет соответствовать божественному плану; пусть уяснят, что решения критических проблем, с которыми человечество сталкивается у портала Нового Века, будут достигаться не решимостью действовать в каком-то направлении и ведением пропаганды или кампаний, дабы привлечь к ним общественное внимание. Они будут приходить благодаря поощрению и развитию духа доброй воли (с его результатами: правильной атмосферой и здравой позицией) и понимающего сердца.

Христианская эра наступила благодаря малой горстке людей: двенадцати апостолам, семидесяти ученикам и пятистам тех, кто распознал весть Христа. Новая эра, когда Христос "на подвиг души Своей будет смотреть с довольством", наступает благодаря сотням тысяч людей доброй воли, которые сейчас активно действуют в мире и которые могут стать еще более активными, если будут находить, привлекать и организовывать друг друга.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



Схожі:

Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается iconУглеводородная эра человечества заканчивается
Доля нефти в общем потреблении энергоресурсов продолжает неуклонно расти и в настоящее время составляет более 60%. Нефть, благодаря...
Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается icon1 Исторический опыт человечества и устойчивое развитие
Однако бесценный и уникальный опыт западной цивилизации — это еще далеко не весь исторический опыт человечества
Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается iconКнига на сайте: Первые этносы (первобытное общество)
Ть определённое явление или процесс в его развитом состоянии, необходимо обратиться к его истокам, познать источник, из которого...
Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается iconВопросы взаимовлияния Европы и Азии будоражили умы философов, историков и мыслителей Вавилона, Персии, Египта, Греции и Рима
Проблемы взаимоотношений и взаимосвязей между Востоком и Западом привлекали внимание человечества уже многие столетия
Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается iconБудущее человечества: проблемы, перспективы, гипотезы Введение
Все более очевидно, что историческая форма существования человека, которая позволила ему создать современную цивилизацию, со всеми...
Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается iconДокументи
1. /Бейли Алиса - Свет души.doc
Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается iconДокументи
1. /Бейли Алиса - Природа эзотеризма.docx
Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается iconДокументи
1. /Бейли Алиса - Проблема смерти.docx
Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается iconДокументи
1. /Бейли Алиса - Сознание атома.doc
Алиса Бейли – Проблемы человечества Эра единого человечества приближается iconДокументи
1. /Бейли Алиса - Эзотерическая психология.doc
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи