Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» icon

Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…»




Скачати 119.48 Kb.
НазваУрок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…»
Дата конвертації06.04.2013
Розмір119.48 Kb.
ТипУрок

Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 11 станицы Кирпильской Усть-Лабинского района Краснодарского края


КОНКУРСНАЯ РАБОТА


УРОК – РЕПОРТАЖ

( 100-летию со дня рождения А.Т.Твардовского посвящается)


«С ТРОПЫ СВОЕЙ НИ

В ЧЁМ НЕ СОСТУПАЯ,

НЕ ОТСТУПАЯ - БЫТЬ

САМИМ СОБОЙ…»


Выполнила работу учитель русского языка

и литературы МОУ СОШ № 11

ПОНОМАРЁВА ЛЮДМИЛА

ВЛАДИМИРОВНА


2008 год


УРОК – РЕПОРТАЖ

Посвящается 100-летию со дня рождения А.Т.Твардовского


«С ТРОПЫ СВОЕЙ НИ В ЧЁМ НЕ СОСТУПАЯ,

НЕ ОТСТУПАЯ – БЫТЬ САМИМ СОБОЙ…»


ВЕДУЩИЙ:

начинаем урок-репортаж «С тропы своей ни в чём не соступая, не отступая – быть самим собой», посвященный 100-летию со дня рождения русского поэта А.Т.Твардовского.


ПЕРВЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ:


Я, Виктор Смирнов, ответственный секретарь Смоленской областной писательской организации, веду репортаж с хутора Загорье, родины поэта.

Пастушок Саша Твардовский. Так и представляю его: худенького, белоголового, ясноглазого, идущего с пастушеским кнутом по летней траве.

(На экране – портрет Саши Твардовского).

Его мать, Мария Митрофановна, была из обедневших дворян. Нежная, ласковая. Особая, пророческая любовь по «второму у батьки сыну» поёт в её чутком сердце.

-Сашенька, миленький, вставай. Коров гнать пора, - будит она на ранней заре своего любимца.

Отец. Трифон Гордеевич. Хваткий. Жилистый. Неистово работающий до седьмого пота, до кровавых мозолей. Сыновья – их у него пятеро- проходят отцовскую школу. Она – у кузнечного горна. Каждый обязан там потрудиться. Дабы знать и ведать, почем он, фунт крестьянского лиха.

( На экране – портрет семьи Твардовских).

Сашу спасал от тяжелого для неокрепшего подростка молота старший из братьев – Константин. Он, когда подходила Сашина очередь, говорил отцу:

- Я , батя, тебе в кузне помогу. Сашка пусть скот пасёт. У него там ловчее получается…

Ваня. Иван Трифонович. Именно он первым из многочисленной родни Твардовских задумался о том, чтобы оставить зримую память о хуторе. Он сотворил точный макет своей родовой усадьбы и бережно доставил его в областной музей Смоленска.

И когда поумирали те высокопоставленные кремлёвские чиновники, которые затравили, загнали в могилу нашего непокорного, не умеющего лгать и пресмыкаться, знающего себе цену земляка, - грянул час воскреснуть и сметенному в черные тридцатые годы с лица смоленской земли хутору. И кликнули из глухой сибирской дали Ивана Трифоновича. И он явился. И под его неусыпным хозяйским глазом в Велижском леспромхозе ловкие смоленские плотники срубили звонкий сосновый хутор.

И воскресло Загорье. И потекли сюда людские ручейки. И знаменитый сибиряк Виктор Петрович Астафьев приехал, обнялся с Иваном Трифоновичем. И весь как-то оробел, торжественно изменился лицом, войдя в смоленскую хатку…

Этот репортаж я веду в день 80-летия поэта. Сегодня в хуторе Загорье соберется множество людей. Печально и светло зазвучат старинные, задушевные, любимые песни великого юбиляра. Как жаль, что Твардовский их не услышит!!..

Пожалует и представительный писательский полк. Приедет Сергей Павлович Залыгин, Валентин Григорьевич Распутин, Борис Можаев, Владимир Крупин.

Именитых гостей радушно встретит Иван Трифонович Твардовский, брат великого поэта. Он навсегда после жестокого и несправедливого раскулачивания по приглашению земляков вернулся в благословенный отцовский край.

…Загорьевское жаворонковое небо. В его бессмертной сини – синь угасших навсегда бездонных очей Александра Трифоновича Твардовского…

(На экране – портрет Твардовского в родной деревне Загорье. Октябрь,

1943 год).


ВТОРОЙ КОРРЕСПОНДЕНТ:


Я беру интервью у АНАТОЛИЯ КАРПОВА, доктора филологических наук, профессора.


А.КАРПОВ: Твардовский, по словам знавших его, относился к литературе страстно, лично. Он мог ошибаться, быть несправедлив в суждениях и оценках, но не мог кривить душой, угождать. Он и другим не прощал литературного приспособленчества, чиновничьего отношения к делу.

Так сказывалось столь характерное для русского писателя представление о своем труде как общественном служении. Обеспечивался этот авторитет не только «Василием Тёркиным», но и позицией, которую занимал поэт в литературе, а стало быть, и в жизни народа.


ВТОРОЙ КОРРЕСПОНДЕНТ:


Какова судьба поэм Твардовского ?


ОТВЕТ А.КАРПОВА:


Поэмы «Теркин на том свете» и «За далью – даль» давались поэту совсем не просто, у них была нелегкая судьба. Тут следует сказать еще и о том, чего стоило редактору «Нового мира» выстоять в борьбе с теми, кто уже в эпоху оттепели, а тем более в застойные времена жёстко определял литературную политику и вкусы, чего стоило преодоление расставляемых ими многочисленных рогаток.


ВОПРОС:


А как сейчас обстоят дела в литературе?


ОТВЕТ:


На дворе нашем теперь иная пора. Никого уже не удивить ни остротой сказанного, ни раскрепощённым словом, ни отступлениями от недавно ещё общепринятых позиций и представлений…написанное сегодня явно уступает тому, что было создано раньше и лишь в наши дни приходит к читателю. Причин тому много – размышления Твардовского помогают их пониманию.


ВОПРОС:


Юрий Трифонов, говоря о судьбе журнала А.Твардовского, приходил к выводу: «Новый мир» погиб оттого, что взорвался пороховой погреб писательских самолюбий».


ОТВЕТ:


Конечно, без спора, столкновения мнений искусство обречено на умирание. Но всё дело в том, что порождает спор, чем руководствуются его участники. Беда, если в этом случае начинают одерживать верх групповые интересы и пристрастия и превыше всего оказывается честь своего мундира.

Была своя позиция и у Твардовского, и стоял он на ней твердо. Превыше всего была для него народная точка зрения… Чувство долга было развито у поэта чрезвычайно сильно…


ВОПРОС:


Стоит вслушаться в слова А.Т.Твардовского : «Отвечать – это суметь быть самим собою, быть личностью».


ОТВЕТ:


А ведь вслед за этим было сказано ещё: «Самое сладкое и самое трудное – думать. Думать самому…» Искусству этому всем нам нужно учиться едва ли не заново – слишком сильна ещё в человеке десятилетиями воспитывавшаяся уверенность в том, что за него могут и даже обязаны думать другие: если не вожди или просто начальство, власть, то – коллектив. Вот где причины безответственности…


ВОПРОС:


Значительность личности иначе называется талантом. Словом этим, когда речь заходит об искусстве, оперируют охотно и часто.


ОТВЕТ:


Но обычно – впустую. Так, на поверку при определении судьбы литературного произведения решающими оказываются обстоятельства иного рода: от остроты, злободневности темы до положения, занимаемого автором в литературно-служебной иерархии. Полезно в этом случае вспомнить о Твардовском : тема темой, но планка художественности в его журнале неизменно была поднята очень высоко.


ВОПРОС:


Твардовский всегда начинал с себя?


ОТВЕТ:


Да. И от авторов своего журнала он требовал столь же ответственного отношения к делу. Он мог не соглашаться с манерой писателя, с его стилевыми пристрастиями, но главное для него было в сути написанного: мастерам всегда находилось место на страницах «Нового мира».


ВОПРОС:


Чрезвычайно поучительный для сегодняшней литературной жизни пример. Прочитав рукопись романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», Твардовский нашёл в ней много изъянов…


ОТВЕТ:


Редактор «Нового мира» не скрывал своего неприятия некоторых важнейших для Гроссмана мотивов его романа, но вместе с тем был убеждён, что «напечатать эту вещь … означало бы новый этап в литературе, возвращение его подлинного значения правдивого свидетельства о жизни – означало бы огромный поворот во всей нашей зашедшей бог весть в какие дебри лжи, условности и дубовой преднамеренности литературы».


ВОПРОС:


При чтении рабочих тетрадей поэта не покидает ощущение, что это – записки с поля боя.


ОТВЕТ:


Записи дают богатую пищу для размышлений. Твардовский заставляет задуматься о том, как тяжела для писателя унизительная зависимость от мнения высокопоставленных чиновников. «…За что ни возьмись, нужно напряжение лжи и натяжек. А я уже не могу, не хочу – хоть что хочешь».


ВОПРОС:


Для Твардовского литература, отражая жизнь, является её неотъемлемой частью.


ОТВЕТ:


Да. И при этом – очень важной частью. Человек, буквально живший литературой, бесконечно преданный ей, Твардовский в разговоре о ней всякий раз переходит к разговору о жизни. О жизни в её существенных, важнейших в судьбе народа проявлениях: об этом, а не только о собственно литературных делах, ведёт он беседу при встречах с Никитой Сергеевичем Хрущёвым, об этом говорит с секретарем Смоленского обкома партии И.П.Дорониным, со случайно встретившимся земляком, председателем одного из смоленских колхозов.


ВОПРОС:


Но жизнь врывается на страницы его рабочих тетрадей и в иных, казалось бы, куда более мелких проявлениях.


ОТВЕТ:


Она напоминает о себе и «весенним запоем садовых работ», и « лёгкостью, чистой свежестью и бодростью», что возникают в «первое легкоморозное весеннее утро»… А рядом с этими записями – столь вроде бы непритязательные рассуждения о стариках, всякого хлебнувших в своей жизни, но продолжающих нести в себе «очарование чего-то безусловного, ясного, доброго».


ВОПРОС:


Это очарование жизни и стремился уловить, донести до читателя Твардовский?


ОТВЕТ:


Твардовский считал, что внимания достойно не только значительное, масштабное. Нет, «пусть это всё будет «узколичное», даже возрастное, субъективное, пусть это будет только человеческое».


ВОПРОС:


Каким полезным уроком могут стать для нас рабочие тетради Твардовского !


ОТВЕТ:


В них встречаются и чрезмерно резкие оценки иных литературных явлений, и слова, выдающие крайне неприязненное отношение к кому-то из тех, с кем сводила его жизнь… Но нет в записях -0 а первоначально они велись не для печати, лишь для себя – нет здесь и следов озлобленности, желания унизить, а тем более уничтожить словом другого. Скорее – желание понять, объяснить, а то и пожалеть поступающего не по совести и тем обкрадывающего прежде всего себя.


ВОПРОС:


Какие стихи Твардовского наиболее запомнились, волнуют, заставляют задуматься?


ОТВЕТ:


«ЕСТЬ КНИГИ – ВОЛЕЮ ПРИЛИЧИЙ…»


Есть книги – волею приличий

Они у века не в тени.

Из них цитаты брать – обычай

Во все положенные дни.


В библиотеке иль читальне

Любой – уж так заведено –

Они на полке персональной

Как бы на пенсии давно.


Они в чести.

И, не жалея

Немалых праздничных затрат,

Им обновляют в юбилеи

Шрифты, бумагу и формат.


Поправки вносят в предисловья

Иль пишут наново, спеша.

И – сохраняйте на здоровье –

Куда как доля хороша.


Без них чредою многотомной

Труды новейшие, толпясь,

Стоят у времени в приёмной,

Чтоб на глаза ему попасть,

Не опоздать к иной обедне,

Не потеряться в тесноте6…


Но те, -

С той полки:

«Кто последний?» -

Не станут спрашивать в хвосте.


На них печать почтенной скуки

И давность пройденных наук;

Но , взяв одну такую в руки,

Ты, время,

Обожжёшься вдруг…


Случайно вникнув с середины,

Невольно всю пройдёшь насквозь,

Все вместе строки до единой,

Что ты вытаскивало врозь. (1963 год)


ВОПРОС:


К литературе, ко всему происходящему в литературной среде Твардовский шёл от жизни.


ОТВЕТ:


Да. Достоинство написанного определялось для него не претензиями на мудрость писательской мысли или изысками формы, а тем, насколько полно, глубоко выражено здесь существенно важное содержание.

Когда впервые на страницах «Правды» появилась ключевая глава поэмы «За далью – даль», поэта более всего взволновал широкий поток читательских откликов: значит, было затронуто « в упор то, что выходит за пределы только литературы».


ВОПРОС:


И это – самое главное ?


ОТВЕТ:


Занятая только собой, своими собственными заботами, литература обрекает себя на оскудение и вымирание. Но и отказываясь о того, что искони составляет её силу, поступаясь художественностью ради публицистичности, целиком погружаясь в идеологические, социальные или хозяйственные заботы, она (литература) обессиливает.

Вспомнились строки Твардовского:


Стой, говорю, всему помеха –

То, что, к перу садясь за стол,

Ты страсти мелочной успеха

На этот раз не поборол…


(«ПРАВДА», 17 июня 1990 года, № 168, стр. 3. «Перелистывая рабочие тетради Твардовского». «УРОКИ МАСТЕРА». Анатолий Карпов, доктор филологических наук, профессор).


ТРЕТИЙ КОРРЕСПОНДЕНТ:


Мой репортаж называется «В слове – душа народа». Это интервью с главным редактором журнала «Новый мир» СЕРГЕЕМ ЗАЛЫГИНЫМ.

В нём речь пойдет об Александре Твардовском.

Сергей Залыгин говорил, что, «чтобы литература была, чтобы действовала, - в ней должен был существовать писатель, который мог бы доказать дееспособность народного языка, его не только право, но и обязанность существовать в любых экстремальных условиях.

Таким писателем, говорил Залыгин, явился в русской литературе тех страшных десятилетий Александр Твардовский. Он и есть спаситель нашего языка, не он один, но он – прежде всего.

Твардовский, минуя с одной стороны изыск и словотворчество, а с другой – фольклор и песенность, как раз и воплощал спасительные для этого языка, для его сохранности отношения.

«Я убит подо Ржевом» - чего проще? Но это – отнюдь не песня и не песенность, это и не литературный, не поисковый и экспериментальный язык, это просто язык как таковой, без всяких уточняющих прилагательных к нему. Это близость к слову народному – и требовательная, и щедрая, и строгая, и доверчивая, которая больше, чем что-либо другое, способна спасти язык в тяжёлые для него годины.

Есенин бы не спас его, и Платонов бы не спас, а Твардовский – спас, отстоял, утвердил в самом себе. Весь «Василий Тёркин» написан как бы во спасение его, и ясно-просто, и глубоко-широко, и не страшен оказался тот чёрт-дьявол, который строил козни против нашего языка, сомневался в его способности выразить век двадцатый, события Войны и Мира этого века…

Твардовский был и прозаиком. И высоким прозаиком. Я в этом окончательно убедился, когда в журнале «Новый мир» напечатали «Наброски неудавшейся повести» Твардовского о коллективизации на Смоленщине в 1932-1933 гг.

Не понимаю, как могла наша критика пройти мимо этого факта, ума не приложу! Ведь это же совершенная проза, написанная 22-летним юношей, неискушённым и, как у нас говорят, «начинающим»! Кроме всего прочего, это удивительно прозаическая проза в том смысле, что она и документальна, и художественна, и детализирована, и обладает чувством обобщения разных фактов в единый сюжет, в единую интонацию, слух и зрение…

Вот уж чудо так чудо: сел юноша и написал прозу в лучшем и высшем смысле этого слова… Прозу-судьбу своих героев и свою собственную, трагическую, существующую между молотом – молотом сверхсовременных идей об идеальном устройстве коллективной жизни, - и наковальней, которая явилась ему историей русского крестьянства, его бытом, смыслом его существования. Это трагедия всей жизни автора, а, может быть, и творчества его, потому что он «неудавшейся» повести он ушёл в поэзию, так же, как уходят из-под отчего крова к очагу родственному, но уже не безусловно родному. Такая возникает у меня догадка, такой домысел.

Эту же любовь к прозе, это удивительное понимание и восприятие её, широкое и благородное, требовательное и доброе, пронёс затем Твардовский через всё свое творчество редакторское, которое и открыло нам потом Быкова и Абрамова, Можаева и Овечкина, Айтматова, Солоухина, Солженицына…

Нынче язык наш снова в испытании. Новый язык – это тоже хорошо, почему бы нет? Новый язык – это и опасно, вот в чём дело, ибо культуры нет без истории и истории творчества, а истории творчества нет без языка, столько же древнего, сколько национального. Нет культуры без латыни и древнегреческого, но какова она будет без русского – вопрос великого значения…

В исследовании этого вопроса, в дальнейшем развитии нас как нации имя Твардовского да сохранится навеки!


ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО.

УЧИТЕЛЬ:

«Имя Твардовского да сохранится навеки!» Эти строки будут помнить ещё многие поколения людей. Когда будут отмечать 200-летие со дня рождения поэта, будут вспоминать и «Василия Тёркина», и «За далью – даль», и «Страну Муравию»…

Не забудут и строки стихотворения «Я знаю, никакой моей вины…»:


Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они- кто старше, кто моложе –

Остались там,

и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь,-

Речь не о том,

но всё же, всё же, всё же…


Урок-репортаж окончен. Напоминаю, что сегодня прозвучали воспоминания о Твардовском Сергея Залыгина, Анатолия Карпова и Виктора Смирнова.


СПИСОК

ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Газета «Правда», № 168 за 17 июня 1990 года , стр. 3

  2. «Русский язык в школе», № 3, 2000 г

  3. Александр Твардовский. Я начал песню… М., «Молодая гвардия», 1987 г



Схожі:

Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconДокументи
1. /Лиз Бурбо - Пять травм, которые мешают быть самим собой.doc
Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconДокументи
1. /Лиз Бурбо - Пять травм, которые мешают быть самим собой.doc
Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconМесто проведения: читальный зал районной библиотеки Время проведения : 1 апреля 2009 г. 14. 00
В зале оформлена книжная выставка к 200-летию со дня рождения Николая Гоголя, портрет с датами жизни на экране
Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconСимволическая концепция культуры Э. Кассирера в своей работе «Философия символических форм» немецкий культуролог Э
По мнению Э. Кассирера, человек находится в состоянии постоянного диалога с самим собой, и из этого диалога рождается «символический...
Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconРусское географическое общество Администрация Тамбовской области Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина информационное письмо №1
Международная научная школа-конференция, посвященная 150-летию со дня рождения академика В. И. Вернадского
Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconМинистерство сельского хозяйства Российской Федерации Департамент научно-технологической политики и образования Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Благовещенске состоится международная научно-практическая конференция «Россия и страны атр: исторический опыт аграрного развития»,...
Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconКлассный час. Детство, опаленное войной. Посвящается 65-летию Победы Великой Отечественной войне
Муниципальное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа №1 Воронежская область, Аннинский район, п г т. Анна,...
Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconДокументи
1. /Психолог_чна б_бл_отечка-2/Искусство управлять людьми и самим собой.pdf
Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconМинобрнауки россии фгбоу впо «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» Естественно-географический факультет Кафедра географии и методики её преподавания информационное письмо №1 Уважаемые коллеги!
Всероссийской заочной научно-практической конференции «Эколого-географические проблемы регионов России», посвящённой 130-летию со...
Урок репортаж ( 100-летию со дня рождения А. Т. Твардовского посвящается) «с тропы своей ни в чём не соступая, не отступая быть самим собой…» iconВикторина по сказкам братьев Гримм (К 225 летию со дня рождения Вильгельма Гримма, немецкого писателя) Место проведения
Германии. Но их произведения переведены, наверное, на все языки мира, и сказки братьев Гримм читают и любят все дети на планете....
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи