Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» icon

Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти»




Скачати 77.41 Kb.
НазваЛитература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти»
Дата конвертації11.05.2013
Розмір77.41 Kb.
ТипЛитература


Оглавление



1. Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» 3

2. Ход событий в повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» 4

3. Критика повести 5

4. Моё мнение о чувствах человека, приговорённого к смерти 8

Литература 10


1. Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти»


«Последний день приговорённого к смерти» (фр. Le Dernier Jour d’un condamné) — повесть французского писателя Виктора Гюго, опубликованная в 1829 году.

Виктор Гюго и в самом деле никогда не был осужденным. Но, как истинный художник, гений, имел способность проникать вглубь вещей, событий, сердец. «Могучая художественная фантазия Гюго… была одной из форм, связывающих писателя с живой действительностью».[5]

Однако фантазия помогла постигнуть и написать. Увидеть же помогла его жизнь. По собственному признанию, основную мысль «Приговоренного к смерти» автор вынес не из книг, он «взял ее на Гревской площади», «он подобрал эту мысль в луже крови, под кровавыми обрубками гильотины».[4] А уже затем Гюго начинает собирать материалы: читает газетные заметки, посещает тюрьмы, наблюдает заковывание в кандалы и отправку на каторгу. Все эти наблюдения нашли отражение в записках приговоренного.

Таким образом, мы можем утверждать, что «Последний день приговоренного» основывался на реальном материале, лишь обобщенном и типизированном художником слова.

Гюго назвал свою книгу «аналитическим романом», изображающим «внутреннюю драму» человека, в отличие от «романа фактов», построенного на внешнем действии («внешней драме»)».
^

2. Ход событий в повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти»


«Есть всего две возможности истолковать появление этой книги: либо в самом деле существовала пачка пожелтевших листков бумаги разного формата, на которых были записаны последние мысли несчастного страдальца; либо нашелся такой человек, мечтатель, изучающий жизнь в интересах искусства, философ, поэт, словом, человек, который увлекся этой мыслью, или, вернее, эта мысль, однажды придя ему в голову, настолько, увлекла его, что он мог избавиться от нее, лишь изложив ее в книге. Пусть читатель остановится на том из двух объяснений, которое ему больше по вкусу».

В ключе постулатов новой литературы, выдвинутых Виктором Гюго, рождается социально – психологическая повесть о крушении внутреннего мира человека, которому суждено умереть от рук палача. Это была книга «со странным, шокирующим названием… На титульном листе имени автора не стояло. Это была исповедь». [3]

В повести зафиксированы мысли человека, осуждённого на смерть. Тексту предпосланы пространное предисловие и небольшая драматическая сценка. В предисловии Гюго опровергает мнение о недопустимости изображения низменных сторон действительности и выступает за отмену смертной казни.

«Дневник жизни» человека, приговорённого к смерти, был первоначально опубликован анонимно и имел грандиозный успех. Автор не сообщает, в чем вина этого приговорённого. Из текста не вполне ясно, за какое именно преступление осуждён главный герой; наиболее вероятное предположение — убийство. В день казни осуждённый в последний раз увидит свою трёхлетнюю дочь, которая не признает его.

Повествование построено крайне необычно. Человек, осужденный, приговоренный к смерти, заточенный в каземате, ведет дневниковые записи вплоть до эшафота. Потрясающий, трагический, невозможный реализм книги и… абсолютно нереальная ситуация: не мог осужденный за убийство преступник во французской тюрьме первой половины 19 века пять недель вести дневник, в мельчайших подробностях фиксируя все увиденное, услышанное, вспомнившееся.

Образ героя, выписанный четко, до последней мельчайшей черты, в то же время обобщен. Это «первый попавшийся приговоренный к смерти, казненный в первый попавшийся день, за первое попавшееся преступление».[4] «Здесь писатель впервые обращается к исключительно важной теме «преступления и наказания», и выявляет социальные противоречия эпохи, пытаясь определить, кто перед кем более виноват – человек ли перед осудившим его обществом, или общество, обрекшее его на смерть».[4]

Осуждённый на смерть думает о своей судьбе, жизни и смерти; в повести подробно зафиксированы его мысли, чувства, страхи в ожидании казни, описана тюремная реальность, в том числе камера заключённого. Гюго просто недоумевает: существует ли преступление, соизмеримое с муками, которые испытывают осужденные в ожидании исполнения приговора? Откуда у одного человека появляется право лишать жизни другого? Повесть выходит вместе с предисловием от издателя (то есть автора), где Гюго утверждает, что его роль — «роль ходатая за всех возможных подсудимых, виновных или невинных, перед всеми судами и судилищами, перед всеми присяжными, перед всеми вершителями правосудия». [5]

Мало того, уже взойдя на эшафот, со связанными за спиной руками, этот человек молит о разрешении написать последнее заявление и… минуты, даже секунды, оставшиеся от жизни, тратит на свои записки! Для кого?! [4]
^

3. Критика повести


Последний день приговоренного к смерти – это прямое ходатайство об отмене смертной казни. Цель его – и автор хотел бы, чтобы потомство, если только оно остановит свое внимание на такой малости, так и восприняло это произведение, – цель его не защита какого-то одного определенного преступника, что не так уж сложно осуществить от случая к случаю; нет, это общее ходатайство о всех осужденных настоящих и будущих, на все времена; это коренной вопрос человеческого права, поднятый и отстаиваемый во весь голос перед обществом, как перед высшим кассационным судом; это грозная преграда, воздвигнутая навеки перед всеми судебными процессами; это страшная, роковая проблема, которая скрыта в недрах каждого смертного приговора, под тройным слоем трескучего, кровожадного красноречия королевских прислужников; это, повторяю, проблема жизни и смерти, открытая, обнаженная, очищенная от мишуры звонких прокурорских фраз, вынесенная на яркий свет, помещенная там, где ее следует рассматривать, в ее подлинной жуткой среде – не в зале суда, а на эшафоте, не у судьи, а у палача. [3, 4]

Вот какова была цель автора. И если будущее покажет, что он достиг ее, на что он не смеет надеяться, то иного венца, иной славы ему не нужно.

Итак, он заявляет и повторяет, что его роль – роль ходатая за всех возможных подсудимых, виновных или невинных, перед всеми судами и судилищами, перед всеми присяжными, перед всеми вершителями правосудия. Книга эта обращена ко всем, кто судит. И для того, чтобы ходатайство соответствовало по масштабам самой проблеме, автор писал «Последний день приговоренного к смерти» так, чтобы в нем не было ничего случайного, частного, исключительного, относительного, изменяемого, эпизодического, анекдотического, никаких фактов, собственных имен, он ограничился защитой первого попавшегося приговоренного к смерти, казненного в первый попавшийся день, за первое попавшееся преступление. И он счастлив, если одним только орудием своего слова ему удалось проникнуть в защищенное тройной броней сердце судейского чиновника и сердце это начало кровоточить. Счастлив, если он сделал милосердными тех, кто считает себя справедливыми. Счастлив, если ему выпала удача под оболочкой судьи откопать человека! [1]

С точки зрения тех, кто судит и осуждает, смертная казнь необходима. Прежде всего потому, что надо изъять из человеческого общества того, кто уже нанес ему вред и может наносить в дальнейшем. Но для этого достаточно и пожизненного заключения. К чему же смерть?

Говорят, что общество должно мстить, должно карать. Ни в коем случае. Мстить может отдельный человек, карать может Бог.

Общество же занимает промежуточную ступень. Кара – выше его, месть – ниже. Ни такое возвышенное, ни такое низменное дело ему не пристало; его обязанность не «карать, чтобы отомстить», а воспитывать, чтобы исправить. Измените в таком духе формулу криминалистов, и народ поймет и поддержит ее.

Надо показать пример! Надо внушить страх, наглядно показав, какая участь ждет тех, кто вздумал бы подражать преступникам. Вот почти дословно то, что на все лады повторяется во всех обвинительных речах всех пятисот судов Франции. Так вот! Прежде всего современники отрицают самую идею примера. Они отрицают, что зрелище казни оказывает то действие, какого от него ожидают. Оно играет отнюдь не назидательную, а развращающую роль, оно убивает в народе жалость, а следовательно, и все добрые чувства. Они могли бы привести множество доказательств, если бы не боялись перегрузить наше изложение. [2]
^

4. Моё мнение о чувствах человека, приговорённого к смерти


Это очень жутко… Думая о своём последнем дне, сидя просто за столом, очень трудно представить реальные мысли приговорённых людей, ведь сейчас мы в безопасности и реально сфокусировать свою мысль на это событие очень трудно и даже не реально, поскольку мы никогда не переживали таких эмоций и не осознаём всю полноту ощущений от этого события… Но всё диаметрально противоположно у человека, который сидит в камере один и все его мысли направлены только на одно – на тот один единственный момент в том злополучном дне, когда его существование прекратится в муках. Большинство осужденных на смерть воспринимают приговор как глубочайшую трагедию, но бывает и диаметрально противоположная реакция. Например, когда американец Леонард Лоус узнал о смертном приговоре, его охватил неудержимый смех. Он отказался подавать прошение о помиловании или какие-либо апелляции по своему делу. Весь вопрос стоит в том, знает ли человек, что будет с ним после смерти???

Этот вопрос можно рассмотреть с нескольких сторон. Если человек был вором, убийцей, насильником, то есть – грешником, от него можно ожидать именно таких реакций, бессмысленный смех или горький плач, уныние. Но рассмотрим вопрос диаметрально противоположно. Во времена первых христиан (1 – 5 века н.э.) были сильные гонения на верующих людей. Их попросту мучили, палили, насиловали, убивали, сажали на пали, резали и т.д. Как пишет нам Библия, смерть этих людей была «честна перед Господом» и они шли на смерть, исполненные Духа Святого и не боялись её, поскольку знали о том, что их ждёт за завесой смерти. Разница в том, что эти люди шли на смерть добровольно и за истину, за бога, а убийц вели насильно за грехи перед народом. И правда была конечно на стороне истинных Христиан. Точно так же и Иисус Христос шёл на позорную смерть – распятие, зная, что вскоре его ожидает встреча с Творцом после долгой разлуки. Делаем анализ дальше: на соседнем кресте рядом с Иисусом был распят разбойник и вор, но он в последний момент покаялся и увидел свой грех и осознал полноту своего разврата перед Господом. Иисус сказал ему, что6 «Истинно говорю тебе, что ты сегодня будешь со мною в раю». И разбойник умер тихо без крика и паники.

Теперь давайте рассмотрим чувства тех, которые долго ожидают своей казни, а это только могут быть грешники, по известным причинам, христиане не могли годами ждать своей смерти, им просто не давали этого. Долгое ожидание казни иногда приводит к парадоксальным случаям. Так, например, в ноябре 1986 года на Ямайке двое осужденных, которые ждали казни более 5 лет, покончили с собой в своих камерах. Американец Перри Смит, ожидавший казни в тюрьме штата Канзас в 1960-1965 годах, пытался покончить с собой путем голодовки. С. П. Мельгунов пишет о татарине в Бутырской тюрьме, который перерезал себе горло куском стекла в минуты ожидания увода на расстрел.

Вывод можно сделать такой. Если приговоренным к смерти приходится ждать длительное время, прежде чем они узнают, будет приговор приведен в исполнение или нет, и если неопределенность продолжается несколько лет, психологические последствия этого могут быть сравнимы лишь с сильными душевными страданиями, которые часто приводят к серьезным физическим расстройствам. Но даже в последний день смерти перед человеком проплывает вся его жизнь, все события, грехи и добрые дела, в подсознании человека делается заключение о, проведённом на земле, времени.


Литература


  1. Гюго В. Последний день приговоренного к смерти. М., "ИД Флюид", 2005.

  2. Сафронова Н.Н. Виктор Гюго. - М., 1989. – 35с.

  3. Современная буржуазная философия. Под ред. А.С. Богомолова. М., "Высшая школа", 1978.

  4. Трескунов М. Виктор Гюго. Очерк творчества. - М.: Худож. лит., 1954. – 95с.

  5. http://ru.wikipedia.org/wiki/Последний_день_приговорённого_к_смерти - Википедия, свободная энциклопедия.






Схожі:

Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconДіди й батьки зробили так багато, Їх естафету нам тепер нести
День ветерана. Як прекрасно, що у перший день багряного жовтня ви змогли зібратись у цьому затишному залі, щоб поспілкуватись І згадати...
Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconBibl
Альдебаран-крупнейшая электронная библиотека on-line- художественная, учебная и техническая литература и книги различных жанров:...
Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconХуземан Ф. Об образе и смысле смерти
Рибберт и Нотнагель. Последний считает, что смерть, в сущности, всегда наступает в результате остановки сердца, идет ли речь о заболеваниях...
Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconВіктор гюго (1802—1885)
Наполеона став генералом. Мати письменника, навпаки, ненавиділа Наполеона й була роялісткою. Сім'я Гюго часто переїжджала, деякий...
Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconСистема образов в повести «Княжна Мери». !!! Система образов — организации персонажей художественного произведения в определенную систему
Какую роль играют в повести второстепенные персонажи: мать княжны, капитан, отдыхающие на водах?
Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconПредприятия
Прошу уволить меня " " года (в качестве даты увольнения указывается последний день работы) в порядке перевода согласно п ст. Кзот...
Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconПредприятия
Прошу уволить меня по собственному желанию в соответствии с п ст. Кзот украины " " года (в качестве даты увольнения указывается последний...
Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconМемориальная комната-музей профессора бобина виктора владимировича в. С. Пикалюк, Е. Ю. Бессалова (г. Симферополь)
Октябрьской революции. На стенах музея есть два портрета В. П. Воробьёва. Один из них – подлинник из кабинета Виктора Владимировича...
Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconДокументи
1. /Последний звонок/04.doc
2. /Последний...

Литература 10 Идея повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти» iconПредприятия
Прошу уволить меня " " года (в качестве даты увольнения указывается последний день работы) в соответствии с п ст. Кзот украины в...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи