Книга на сайте: Авторская редакция icon

Книга на сайте: Авторская редакция




Скачати 319.27 Kb.
НазваКнига на сайте: Авторская редакция
Дата конвертації03.04.2013
Розмір319.27 Kb.
ТипКнига

Сайт «Ирпенская буквица»: http://www.ikt.at.ua

Книга на сайте: http://ikt.at.ua/load/6 http://ikt.at.ua/load/jurij_kozhevnikov/6-1-0-459

Авторская редакция.


Юрий КОЖЕВНИКОВ


НА НАС

ПЛЕЛИ НАПРАСЛИНУ


Стихотворения разных лет


«ЭСХА»

г. Чернигов

2010


К58 Кожевников Юрий Иванович:

«На нас плели напраслину» – стихотворения разных лет.

2010, Чернигов, «ЭСХА»; с. 65


Сборник представлен в новой редакции по состоянию на 1.08.2012г.


^ КОЖЕВНИКОВ (Слесарев) Юрий Иванови родился в 1951 году в Черниговской области, на границе с Белоруссией, в древнем староверческом посёлке Добрянка, выдавшем почти два с половиной века назад паспорт Емельяну Пугачёву. С 1956 года живёт в Чернигове, прошёл тот же жизненный путь, что и его сверстники, – от хрущёвской «оттепели», через брежневские «годы застоя» и шумный хаос горбачёвской «демократической перестройки» – в наши дни.

Он – из поколения наших соотечественников, сильно отличающегося и от молодёжи двадцатых годов, опалённой революцией и гражданской войной, и от «безусых солдат», вынесших – отдавая кровь и свои жизни – страшную тяжесть Великой Отечественной, и от «шестидесятников», с трудом – порой яростным – высвобождавшихся от горького наследия «сталинщины». Это его поколение – своими школьными увлечениями современными им литературой, музыкой и кинофильмами, своими дворовыми дискуссиями и взаимовоспитанием – нередко жёстким до драк – взаимоотношений, свободных от фальши и лицемерия, – готовило действенное вызревание действенных демократических идеалов, вылившееся, в конце концов, в активное требование немедленного изменения общественных отношений.

Уже многие годы он работает юристом. Литературой увлекается со школьных лет, запоем читает современных поэтов и пишет сам, пишет о себе, о своих друзьях и, конечно же, о любви. Но стихи его ещё нигде не печатались, ни разу не выносил он их «на суд читателей». Этот сборник – первая его поэтическая публикация.


Примечания от 2012 года : в 2011 году подборки стихов Ю.Кожевникова были опубликованы в санкт-петербургских журналах «Русский писатель», № 4(6) и «БЕГ», № 12.


© Кожевников Ю. И. – стихотворения, 2010.

© Хрыкин С.Е. – составление, биобиблиографическая справка.


* * *


Сквозь дивный лепет голубиный,

едва затеплится заря,

узришь небесные глубины

и ощутишь, что – нет, не зря


не спишь в такую ночь, а слышишь

хрустальный, невесомый звук,

а он всё льётся, льётся свыше

и заполняет всё вокруг


нездешним, негасимым светом…

И откликаешься душой

на всё, что есть на свете этом,

на то, что было – и прошло.


* * *

Евгению Чигрину


От строчек Вертинского не отвертеться,

не скрыться в авто и в самом Сан-Франциско,

индейской тропой пробираешься в детство

под шорох и скрип патефонного диска…


^ Зависнув на краешке сонной вселенной,

настраивать сердце на музыку взрослых,

под ландышей запах пьянящий, весенний,

под вкус лимонада и дым папиросок.


Уставшее солнце – по меди оркестра –

стекает в объятья гавайской гитары,

и в парке культуры – от радости ! – тесно,

по волнам Амура вальсируют пары.


^ И томного вечера синий панбархат

укутает плечи прозрачным нарядом,

и взгляд твой по-детски наивно распахнут,

и губы прошепчут – ну, что ты, не надо…


^ Останется в прошлом тот мальчик в матроске,

со школьным портфелем, любимой пластинкой,

в той жизни, по нынешним меркам, не броской,

едва различимой на ФЭДовском снимке…


* * *


На тебе – лишь серёжки

и губная помада,

а в глазах дикой кошки –

август льёт звездопады.


На соломе, в телеге –

где такое бывает? –

нас вселенскою негой

тихо ночь обнимает.


По степным ароматам

мы плывём над землёю,

повторится ль когда-то

эта встреча с тобою...


Серебристой дорожкой –

капли радостных слёз.

На дрожащей серёжке

отблеск зябнущих звёзд…


* * *


Потанцую с девицей

после рюмки водочки,

и уйду надеяться…

Порыбачу с лодочки,


размотаю удочки,

позабуду времечко,

верю – в переулочке

ждёшь ты на скамеечке.


Наловлю карасиков,

окуньков серебряных,

чтобы восвояси их

выпустить немедленно,


пусть себе под ряскою

с нежными плотвицами

озорною пляскою

смогут насладиться все.


Вдруг и мне когда-нибудь,

сквозь туманы зыбкие,

выполнят задание

золотыми рыбками.


Впрочем, и не надо мне

исполнять желания,

ждёт же ненаглядная,

милая жеманница.


Эх, тоска весёлая…

Грозами да ливнями

загребаю вёслами,

не касаясь лилий, я.


ПОП-КОРН


«…свой щекотливый поцелуй!»

Е.Орлов


В любви все возрасты – с поп-корном

готовы шастать по кино:

но не глазеть в экран покорно,

не знать о чём идёт оно,


а видеть – милые глаза

и ничего иного, прочего,

и ждать, когда ответ «нельзя»

перечеркнётся страсти росчерком,


вдыхать твой шёпот щекотливый,

и сладко млеть, и замирать,

и робким быть – но быть счастливым

лишь от возможности мечтать…


Пройдёт как сон киносеанс,

и задний ряд уже без нас…

А на полу лежит с укором

нетронутая плоть поп-корна.


^ ИЮЛЬСКИЕ ДОЖДИ


укроп созрел для порки

под ливнями легла крапива

июль скороговоркой

раскатов грома плыл лениво


ты думал – вот аншлаг

и будешь – в дамках

но дама – тут же шаг

назад – не сдамся


а по небу стрижи и ласточки

плетут автографы

средь шёпота услышал весточку

мой друг не трогайте


и ты не тронул – хоть и сам

едва не тронулся

сказал спасибо небесам

когда опомнился


^ ВРЕМЯ – ВРЕМЕННО


а плотники всё выше стропила

творят на пределе жил

готовят не для плоти перила

а кто-то во ржи лежит


решает созвездий косинусы

по памяти ошарашенно

не веря что время – к осени

не веря что время – страшное


а веря что время – временно

буксует у нас за спиной…

что ты от меня беременна

и – мной…


^ НЕ ЗАБЫТЫЕ ПЕСНИ


«Раньше думай о Родине, а потом о себе…».

Неужели об этом мы пели?

Раньше думал о Родине, а теперь – о тебе,

во что верили – всё просвистели.


И сжимается карта Отчизны плотней

до веснушек твоих и до родинок ,

здесь все краски и запахи летних полей,

по которым вдвоём столько пройдено…


^ Никого не виню, и себя не корю,

слава Богу, что мы ещё вместе,

баритоном Бернеса тебе напою

не забытые, старые песни.


* * *


Как кошка – на «кис-кис», как партизан – на «ахтунг!»,

мы тут же завелись на предложенье «бахнуть»

бутылку на «троих», послушать Окуджаву

и вспомнить как под дых любимая держава


нас лупит по сей день – без прежних прав родитель –

тут в пору поседеть, чтоб только угодить ей,

и от неё уже нам никуда не деться,

мелькают как драже цветные фильмы детства.


^ Но…любим мы её, чего кривить душою,

за синий окоём всё шёл бы так, и шёл бы…

Такие, брат, дела, такие заморочки,

где мать нас родила – там и идти – до точки.


Плеснём в стакан ещё на этих светлых нотах,

пусть бьются горячо сердца в земных заботах.


^ НЕ СТАРЕЮЩИЕ ФОТОГРАФИИ


Куда подевались – прекрасные лица?

Пропали куда – благородства черты?

Листая старинных альбомов страницы,

cегодняшней – в них не найдёшь суеты.


Сестра милосердья – сама из дворянства,

поручик – не дрогнувший в смертном бою,

их Вера и Совесть в своём постоянстве

на снимках оставили память свою.


Кого же наш век предлагает в герои?

Кого выдвигает наверх и вперёд?

Бездушные маски, фальшивые роли…

За ними – не виден, не слышен народ.


Пока не появятся – прежние! – лица,

несущие свет и небес благодать,

тут лучшая жизнь – может только присниться,

а в этой – лишь слышно: ну, сколько нам ждать…


^ ЗЕМЛЯНИЧНЫЕ ПОЛЯ НАВСЕГДА


Вот лес и река, и я снова в обнимку с июлем

протопал тропинкой среди земляничных полей,

напился криничной воды, обогнул гулкий улей,

и многое вспомнил, и стало на сердце теплей…


^ Проплыли как сны – дивный образ давно позабытый,

ромашковый запах ладоней твоих и волос,

и вечер прозрачный, водой дождевою умытый,

и мы в нём как дети… и то, что, увы, не сбылось.


^ И в сумерках скрылись и лица, и встречи, и даты,

туманы накрыли уставшую плоть берегов.

Один возвращаюсь, под грома глухие раскаты,

нехоженой тропкой ещё не проросших стихов.


ФИЛАТЕЛИЯ


Марка острова Маврикий,

сладкий клей на обороте.

Говорили на иврите,

оказалось – сладко врёте…


Марки вставлены в альбомы

с иностранным словом «кляссер»,

и, по-моему, потом мы

запускали лодку «глиссер»,


ту, где сзади был пропеллер,

что летела звонче пули,

но о ней расскажет Веллер

или, может быть, Акунин.


Лишь одна сверкала марка

ярким солнцем на конверте –

марка острова Ямайка,

о котором пел Лоретти.


Пел подросток Робертино

о мулатках и мартини.

Пил бы больше гад Мартынов –

может, дрогнула б рука.


Одинокий гордый парус

марки острова Барбадос

не меняет цели градус –

ищет бурю сквозь века.


^ ПЕРВАЯ ЗАТЯЖКА


« А у нас во дворе есть девчонка одна…»

(популярная песня 60-х годов)


Братва и бритвы, Фимка с финкой,

и тишина саднит надрывом,

со страхом шёл бы так в обнимку,

но взгляд прищурил, да брезгливо


сквозь зубы цвиркнул, и лениво

засунув кулаки в карманы,

прошёл сквозь кодлу молчаливо,

в упор не видя уркаганов.


А через день я встретил Фимку,

он, протянув мне пачку «Шипки»,

сказал: «забудь ты эту Нинку

и не мурыжься с этим шибко»…


Забылись ссоры и ошибки,

не вспомнишь всех на школьном снимке,

но помню Нинку, Фимку с финкой

и сладкий запах пачки «Шипки».


ТВИСТ


Школа, танцы, вечера,

«твист» и «летка-енка»,

помню будто бы вчера

Ленкины коленки.


Чэбби Чэккер, Магомаев

с «Королевой красоты»,

эх, не мало наломали

дров, крича: «крути твисты».


А чуть позже покорили

Леннон и Мак-Картни,

в небесах с Люси парили,

катапультой – парты.


^ «СТЕРЕО» 1970 ГОДА


Наяривает «стерео»,

старается,

плоды срываем с древа

не райского.


Ах, Леночка,

как жаль, что мы прощаемся,

а ленточка

магнитная пока ещё вращается…


Хипповая девчоночка,

на нас плели напраслину,

а ты с битловской чёлочкой ­–

Еленою Прекрасною.


Я б за тебя всю Трою

разрушил бы – не раз,

а может быть – отстроил,

стояла б и сейчас.


С тех пор годочков двадцать

как пить дать намотало,

умели мы влюбляться

не слабо и не мало.


Хрипел бродяга Дилан:

«меняется, мол, время».

Мы – не перебродили!

И здесь без всяких «или»

на том стоим – уверенно.


^ СТАРОЕ ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО


Там1 в лузу лёг слегка небрежно

твой первый шар,

как позже в фильмах безмятежно

жил Пьер Ришар.


И ранний птах на верхних нотах

мотив мотал,

как без любви жить одиноко

пел Ив Монтан.


Тогда ты попросила томно-

спой, молодой,

а с фотки улыбался, помню,

Поль Бельмондо.


И мудрый, строгий взгляд Габена,

и седина…

Весь прошлый век попал нетленно

в плен «синема».


* * *


Опровергая атеистов,

душа парит как в небе аист.

Душа болит, когда не каюсь,

когда покаялся неискренне.


Душе легко, когда аккордом

звучат с ней чувства и желанья,

и наша плоть – без назиданья,

а с радостью лишь ей покорна.


^ НА ИСХОДЕ ВЕКА


Пусть не броско, как наброски,

пусть коряво, как каракули,

грозный век, твои подростки

крепли в драках до оракулов.


Вот и край, рубеж. Рукою

раз – дотянешься до финиша.

Постучишься, кто откроет?

Пробуй, сдвинешь ли?


Не стесняйся, будь упрямым,

запрягай в труды извилины.

Под упрёками не мямли,

по воде не пишут вилами.


И как крик – вдруг настежь двери.

Новый век – как новый год.

Трудно верить не умея,

но всему есть свой черед.


* * *


Дорога жизни – уже, уже…

В конце концов – упрётся в точку.

А точка – сжатая окружность.

А жизнь – не повесть, только строчка…


* * *


Сам актёр и сам суфлёр

на исходе века,

иногда и каскадёр,

если не до смеха.


Ну, а чаще, просто шут

в толчее безлюдной.

Шапито – не парашют.

Рухнешь – душу не зашьют:

вся в заплатах. Трудно.


* * *


Зависла птица на струе

ввысь уходящего потока,

и стало вдруг так одиноко,

как ночью лопнувшей струне.


* * *


Жизнь не раз толкнёт к барьеру,

поощрив пинком по заду,

чтоб не пятился от зала

в день премьеры за портьеру,


а пройдя последних десять

перед выстрелом шагов

поспешал бы точно взвесить,

кто ты есть, на что готов.


* * *


Не обсуждаю жизни робкой,

не осуждаю жизни мота,

искал свою средь топи тропку

и след оставил, может кто-то

из вновь бегущих поколений

по этим, хоть и ветхим вехам

пройдет трясину самомнений,

не затерявшись в нашем веке.


ПАРИЖ – МОСКВА, 1971 г.


Не доскачут к «Яру» тройки,

не старайтесь кучера,

путь закрыли новостройки,

там где ездили вчера.


Что вчера? – прошло полвека,

что полвека? – жизнь прошла.

Дрогнет чуть в морщинах веко,

дрогнет и замрёт душа.


Незаметно отшумела

вместе с сотнями на «чай»

суета ума и тела,

всё – как будто невзначай.


Позабыт надрыв цыганский,

полумрак, девичий стон,

позади этап таганский,

позабыт почти и он.


С той поры в домах Парижа,

(вам – приют, а вы – поклон),

я грачей российских вижу

прилетевших в грешный сон.


Сердце режут мне крылами,

хоть оно и так болит,

я б домой вернулся с вами,

но заблудший сын забыт.


Не отыщут вспять дороги

ни рысак, ни ямщики…

Колокольчик бьёт в тревоге,

да слеза на полщеки.


^ ПОЛЯ БЕСКРАЙНИЕ РОССИИ


Святославу Хрыкину – поэту

и подвижнику поэзии


Поля бескрайние России…

Над вами вечный перезвон

колоколов ветра носили,

связуя эхом боль времён.


А дерзкий враг, железным следом,

не раз терзавший грудь полей,

не смог отпраздновать победы,

хотел земли – остался в ней.


Поля без края и начала…

Уйдя от гула городов

душа здесь, молча, прозревала

среди желтеющих хлебов.


ДОЛГ


Воинам, которые знали

что не вернутся…


Везде узнают незнакомые люди:

во сне, в суете, и на ощупь впотьмах.

Ещё не пора уходить им отсюда,

но чувствует сердце, торопится шаг…


Надсадно мороз разрывается звонами…

Прощай, дорогая… Прости… Не рыдай.

Уходят во тьму быстрой поступью воины,

и дрогнет в тревожном молчанье орда.


^ ЗАКАТ СТРЕЛЕЦКОГО УТРА


и навек померкло утро,

небо рухнуло в глаза,

покачнулись образа,

да жене стрельца так муторно.


Эх, была бела рубашка,

да теперь красным красна.

Отлетели думы тяжкие…

Колокольный гул … Зима.


^ ВСЕ ИДЕТ ПО ПЛАНУ


Гавкнулся «General Motors»,

тем же накрылся и «Chrysler».

Крепнут лишь акции Моцарта,

Моцарту не в чем каяться.


Суть мирового жлобства

рухнула с ипотекой,

кто объедается лобстерами –

может и на потеху.


Мифы банков канули

будто в Лету.

«Всё идёт по плану»,

прав был Летов.


^ СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ САМОВАРА


У самовара чай из блюдца

вприкуску с рафинадом пить…

Промчатся вихри революций,

но блюдца чайные – не бьются,

и самовар вовсю пыхтит…


^ НЕВЕСЕЛАЯ КАРТИНА


«Абсентный синдром»

А. Кабанов


У синьоры с абсентом

за душою ни цента,

ни рубля, ни сантима,

а в постели – тоскливо.


И синьора с абсентом

не живет на проценты,

молча смотрит печально,

сняв кольцо обручальное.


Но однажды Пикассо

расплатился за ласки

невесёлым портретом

да дешёвым обедом.


Час придёт и когда-то

Пабло станет богатым,

а у бедной модели

лишь долгов канители.


На душе, как в бокале,

горький привкус полыни.

С молотка продавали,

продают и поныне.


* * *


А осень – прозябает клерком

и бьётся мухою в окно,

и в пику летним фейерверкам

минорных не минует нот,


чтоб утолить свои печали,

но сделать их чуть-чуть светлей,

и без отчаянья отчалить

в медвежью хватку зимних дней.


^ ДУНОВЕНИЯ ЛЮБВИ


Когда у нас замёрзнут руки –

мы дуем на них,

чтобы согреться.


Когда обожжёмся –

дуем на воспалённое место,

чтобы охладить жар.


Так и Любовь – её дуновения

согревают нас в житейских стужах

и несут благодатную прохладу

в минуты душевной духоты.


^ ФЛЕЙТА ФЛИРТА


Фильтруй базар на флейте флирта.

На тело – не коси глаза.

Амброзии разлиты литры,

вдыхай её – но пить нельзя.


Дружи как ветер с робкой флейтой,

и, нежный извлекая тон,

прошепчешь облакам: «налейте

нектар небес – тем, кто влюблён».


МАЙ


Не с пустыми руками,

а с охапкой сирени

май целуется с вами

соловьиною трелью.


Раздевает девчонок,

нежно тел их касаясь.

Как не быть увлечённым,

если столько красавиц?


Как не быть удивлённым?

Все, ну все – обаятельны.

Кто хотел быть влюблённым –

станет им обязательно.


Утомлённые соком,

вас берёзы обнимут.

Облака – так высоки.

Всё ненужное – мимо.


И вино – одуванчики,

сорта Брэдбери Рэя,

разливают в стаканчики,

выпьешь – будешь добрее.


* * *


Эх, раскурить бы папироску

давно забытого «Казбека»,

и очень просто, и не броско,

влюбиться сразу, без разбега.


А может лучше с сигареткой,

снабжённой золотистым фильтром,

да приударить за нимфеткой,

ведясь на безопасность флирта.


А может – с капитанской трубкой,

да пропустив бы рома сотку,

балдея в белоснежной рубке,

шампанским угощать красотку.


А может бы с казацкой люлькой

с печальным взглядом украинским

вдруг пригласить соседку Любку

на чай под полонез Огинского.


Пойду, скручу-ка, самокрутку,

и возвращусь к своей Наташке,

чтоб с самой чуткой, самой кроткой

остаток дней прожить взатяжку.


^ СЕРДЕЧНЫЙ ГОЛОД

(в ритме свинга)


Держи меня в ежовых рукавицах

этих бархатных губ.

Надо же так влюбиться…

Вроде не глуп


и совсем уж не молод,

прошёл немало дорог,

но всё же сердечный голод

застукал меня врасплох.


И что это сердцу неймётся ?

Стоишь перед ним трезвый и голый,

чувствуешь: пока оно трепетно бьётся –

будет испытывать голод.


* * *


Прижмись к щеке моей небритой

как это делала когда-то,

закончим миром наши битвы,

признав что оба виноваты.


Коснусь слегка горячих линий

благоухающего тела…

Спасёмся вместе от унынья

тех дней, что даром пролетели.


А после – сон твой детский, сладкий

я буду охранять молитвой.

Всё будет так – ну, хоть украдкой

прижмись к щеке моей небритой.


* * *


Как будто в сонете Шекспира,

где боль, и где кровь, и « I love »,

где чувства острее рапиры, –

наш флирт превратился в любовь.


Загадывать дальше – не надо.

Как волны – одна за другой;

тут главное: вместе мы, рядом

и в шторм, и в покой, и в прибой.


Условности все и границы

отброшены раз навсегда,

и в прошлое – не возвратиться

уже никогда, никогда.


^ ОТКРЫТЫЙ ОКЕАН ЛЮБВИ


Текла «текила» томным телом,

ты танцевала в полутьме

и… обнажалась, грешным делом,

«текилу» предлагая мне.


Я отказаться был не в силах

и губы пригубил твои…

Прибой ласкал и уносил нас

в открытый океан… любви.


ПРЕДЧУВСТВИЕ


В предчувствии

холодной войны между нами

чаще посещаю

твои

горячие

точки.


ПО-МАРТОВСКИ


Апрель торопился и вот напоролся

на мартом подставленную подножку,

упал зацепившись, вскочил побороться,

но март улыбнулся: он понарошку,


и вовсе не думал устраивать бучу, –

он очень устал, отработал безропотно,

февраль его вышколил, им он обучен

что спорить за первенство нудно и хлопотно.


Пожалуй, и я на твои препирательства

сердиться не буду, отвечу по мартовски,

а ты уж сама подбирай те ругательства,

что чуть покультурнее или поматерней.


* * *


«Ну, и дурак…» – сказала ты

и запахнула свой халатик.

Исчезли милые черты

быстрей чем сахар в чае «батик».


Я чиркнул спичкой в тишине,

и сделав сильную затяжку,

разбил – не по своей вине –

тобой подаренную чашку.


* * *


иногда

от одного глотка виски

становится так хорошо,

что забываешь о многом.


иногда

от одного твоего взгляда

становится так хреново,

что забываешь даже то,

как совсем недавно

было так хорошо

всего лишь от одного глотка виски.


Похоже, что всё-таки,

виски

мне как-то ближе,

пусть даже

и иногда.


* * *


как ефрейтор без лычки,

неожиданно робкий,

как ненужные спички

из намокшей коробки –


так твои все замашки

сникли и отсырели…

Лучше в мятой рубашке,

чем в холодной постели.


Не искрит, не заводит

то, что раньше цепляло,

всё по-прежнему, вроде,

только не вдохновляет.


Словно спички в коробке –

каждый сам по себе – мы,

поговоркой короткой,

а хотелось – поэмой.


* * *


Мой дальний друг, ты только свистни

и я, как прежде, отзовусь,

с пластинкой «Beatles», бутылкой виски

сквозь непогоды все примчусь,


сквозь все таможни и кордоны

и часовые пояса

прорвусь как ветер беспардонный

хотя б на час, на полчаса…


На проводах дожди повисли.

Царапает иголка диск…

Мой дальний друг, ты только свистни,

хотя бы как-то отзовись.


* * *


Захотелось выпить водки,

разогнать слегка заботы.

Только выпить – не с кем, вот как…

С кем придётся – не охота.


С кем хотел бы – не отыщешь

днём с огнём на этом свете.

Промелькнёт народу – тыщи:

встретить их уже не светит.


Но порой средь шума, гама

позабудешь всё земное:

неземная телеграмма

прочитается вдруг мною.


Снова вижу ваши лица,

слышу смех и голоса,

и мгновению продлиться

позволяют небеса.


^ ПИРАТСКАЯ ВОЛЬНИЦА


Во всех атаках вместе,

и отступали рядом,

нам пули пели песни

под музыку снарядов.


Нас пули миновали,

не ставя красных точек,

чтоб мы на сеновале

любили царских дочек,


чтоб грозный император

нам жаловал дворянство,

забыв, что мы, пираты,

не терпим постоянства.


Нам улыбались мило

и отдавались дамы…

Пока не заштормило

ветрами новой драмы.


Заброшены камзолы

в шелках и позолоте,

мы – голодны и голы,

уставши без работы,


уже на всё готовы,

и паруса – по ветру,

и отдаём швартовы

и раздаём приветы.


И снова дух свободы

пульсирует в аорте.

Луч узкий с небосвода

зовёт – как верный кортик.


ВДОХНОВЕНИЕ, ОНО


Чистый стол и лист бумаги,

взгляд в открытое окно.

Поэтической отваги

хватит ли, чтоб тут – оно


появилось тихо, сразу

и, дремавший карандаш,

взял легко бы, без отказа,

белый лист на абордаж.


Или – в грязь, по бездорожью,

на похмелье, наугад –

неожиданною дрожью –

разразился б – словопад.


А в вопросе – небо дышит,

и не нам решать дано:

что же мы получим – свыше,

и когда придёт – оно.


* * *


А осень – белкой промелькнёт,

швыряя листья как монеты,

но кто-то песню про неё

уже в хиты себе наметил:


как уплывал в туман вокзал,

и ночи вечно не хватало,

как глаз любимых бирюза

тебя в скитаньях охраняла…


И день дрожал как мелкий вор

надрывным, дворовым аккордом,

стихи случались, – до сих пор

ты был слугою их покорным,


и с нетерпеньем ждал – тот – звук,

что на себя твой слух притянет,

когда внезапно всё вокруг

замрёт и чем-то новым станет,


а он – пронзивши гул веков,

от звёздных сфер отрикошетив,

вернётся строчками стихов

про эти дни и ночи эти.


* * *


В лесах Лас-Вегаса, в пустыне красной Минска

забей свой первый гол, затем на всё забей.

^ Храня свои стихи, как футболист мениски,

хотя бы иногда их забывать умей.


А лучше – зачеркни все лучшие страницы,

да так, чтоб прочитать никто бы их не смог,

но если – из того – вдруг что-нибудь приснится,

тогда не упускай и совершенствуй слог.


^ И может быть потом – всё дальше, и всё выше

уйдёшь от суеты на ощупь, наугад,

и от твоих стишков сорвёт кому-то крышу,

и будешь пьян слегка, и так нежданно рад.


^ В ПЛЕНУ СТИХА


«так действует поэзия…»

А.Кабанов


Конечно, наотмашь, конечно, с размаху,

внезапно и сразу под дых,

и тут не успеешь ни охнуть, ни ахнуть:

ты в плен взят. Хозяин твой – стих,


случайно прочитанный в толстом журнале

«очаковских» пыльных времён.

По имени автора – мы не узнаем,

кем был он средь прочих имён.


Не так это важно, ведь ты – благодарен

ему, хоть его и не знал,

как будто ты сам в стихотворном ударе

такой же шедевр написал.


В ИЮНЕ


Июнь красив как Уго Чавес,

скорее даже – красивее.

Весна, не выдержав, умчалась

в Венесуэлу. Веселее


и легче будут будни – летом –

наденут шорты и бикини,

и вдохновение поэтам

от смуглых тел легко подкинут.


Холодным пивом и текилой

себя усердно охлаждая,

поэт – читателей не кинет,

а выдаст сверх всех ожиданий.


* * *


Хлебнёшь пивка, потом – в кусты,

а там рояль – без «роялиста».

Дела похоже не просты –

видать шмаляли в пианиста.


Да тут не думать, а в бега,

и не торчать в глухом надсаде,

но чья-то нежная рука

тебя за клавиши усадит.


«Сыграешь клёво – и уйдёшь,

а нет – прости, ведь пуля – дура».

Срывался ветер в злой скулёжь,

листая ночи партитуру.


Толпились темы чехардой

от буги-вуги к фугам Баха,

в сраженьях с клавишной ордой

душа вспотела как рубаха…


Когда затих последний звук –

открыл глаза – рояля … нету,

а сквозь дрожащую листву

с востока бьют потоки света.


* * *


Завершён успешно прожиг,

и в сухом остатке дней, –

стих – чужою жизнью прожит,

а хотелось бы – своей.


А хотелось – чтобы пелось:

чисто! честно! – от души,

чтоб затачивала б – смелость –

под стихи карандаши,


чтоб взахлёб, до нервной дрожи

появлялись сгустки слов,

чтобы жёг мороз по коже

от прочитанных стихов.


Что же сможешь подытожить

на докладе у души?

Что пока всё – так же, то же…

Вот такие ландыши.


^ ГЕРОИ ЖДУТ


Oднажды в маленькой таверне

одной из азиатских стран

пришлось «бухнуть» мне с Жюлем Верном

портвейна и курнуть кальян,


послушать, что старик бормочет,

и заглянуть в его ноут-бук,

увидеть ряд бегущих строчек

из первых – гениальных! – рук…


В углу игриво тёрлись гейши,

за стойкой кто-то засыпал,

и в настроении добрейшем

мы покидали утром зал.


И в блёклом облике бармена,

(мне это снится и сейчас),

мелькнул – взгляд КАПИТАНА НЕМО! –

в упор смотрящего на нас…


* * *


С непосредственностью Портоса

вдруг отыщешь под солнцем место,

и ответам среди вопросов

очень, кстати, придётся тесно,


и сплошною такой фиестой,

круглосуточным карнавалом

грянут будни – что были пресны,

ну а песни – пойдут навалом,


и стишок твой – на видном месте,

и, конечно, не без гитары,

он с мелодией – как с невестой –

привлекательной станут парой…


До Портоса ещё не вырос,

но надеясь на чувство меры,

дую всё, что дают на вынос,

то с Атосом, то с … де Ла Фером.


Что история умолчала,

граф не вспомнил, как ни просили,

лишь вздохнул, – « если б жить сначала –

не во Франции б жил – в России... ».


* * *


А с возрастом – ты девушек красивых

всё чаще замечаешь – вопреки

очкам, друзьям и санаторной ксиве,

бубнящей ежегодно – не с руки


волнение сердечное, ведь годы…

Но ты плюёшь на эту лабуду,

и с разворота в молодость заходишь,

уверенный, что будешь с ней в ладу.


И снова на « ура » – потёртый «Wrangler»,

футболка с надписью «make love – not war»,

и к девушке – парящей словно ангел –

идёшь с букетом сквозь притихший двор…


* * *


Как найти те места, где нас любят и ждут,

и без лишних вопросов прощают,

где с мороза обнимут и чарку нальют,

и, конечно, крепчайшего чаю.


Может время с пространством сошлись на ножах,

напортачили в буднях и датах,

может памяти нежный надёжный наждак

стёр места, где любил ты когда-то.


Только вдруг по FM голос Нины Симон –

вопреки всем форматам – пробился,

и на волнах пришедших счастливых времён

обретёшь то, к чему так стремился…


^ НОЧЬ НЕЖНА


Хоть холодна была роса,

а ночь – нежна, светла и пряна,

и не было путей назад,

а только прямо,


сквозь день, что заметал следы,

менял «Шанель» на бодрость «Шипра»,

ты норовила с ним на «ты»,

но тут – ошибка:


он ускользал и мельтешил,

и что-то гнул своё упрямо…

А я – с тобой той ночью – жил !

И ты – нежна, светла и пряна.


* * *

« и к соснам выросшим из неба

как к солнцу тянешься рукой…»

(А.Коровин)


Касаются неба верхушками сосны,

качаясь средь ангелов и облаков,

качают из неба как будто насосы

слова для любви и слова для стихов.


В сердечную смуту, в душевную стужу

в лесу оказаться есть верный резон,

ведь здесь отогреешь продрогшую душу,

смакуя глотками сосновый озон.


И вновь за спиною почувствуешь крылья –

как сбитому лётчику снится полёт –

закроешь глаза и совсем без усилья

взлетишь, и земля из-под ног уплывёт…

СОДЕРЖАНИЕ


^ Сквозь дивный лепет голубиный…



От строчек Вертинского не отвертеться…



На тебе лишь серёжки…



Потанцую с девицей…



ПОП-КОРН: В любви все возрасты – с поп-корном…



ИЮЛЬСКИЕ ДОЖДИ: укроп созрел для порки…



ВРЕМЯ–ВРЕМЕННО: а плотники всё выше стропила…



НЕ ЗАБЫТЫЕ ПЕСНИ: Раньше думай о Родине…



Как кошка – на «кис-кис»…



НЕ СТАРЕЮЩИЕ ФОТОГРАФИИ: Куда подевались…



ЗЕМЛЯНИЧНЫЕ ПОЛЯ НАВСЕГДА: Вот лес и река…



ФИЛАТЕЛИЯ: Марка острова Маврикий…



ПЕРВАЯ ЗАТЯЖКА: Братва и бритвы, Фимка с финкой…



ТВИСТ: Школа, танцы, вечера



СТЕРЕО 1970 года: Наяривает стерео…



СТАРОЕ ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО: Там в лузу лёг…



Опровергая атеистов…



НА ИСХОДЕ ВЕКА: Пусть не броско, как наброски…



Дорога жизни уже, уже…



Сам актёр и сам суфлёр…



Зависла птица на крыле…



Жизнь не раз толкнёт к барьеру…



Не обсуждаю жизни робкой…



ПАРИЖ–МОСКВА, 1971 г.: Не доскачут к «Яру» тройки…



ПОЛЯ БЕСКРАЙНИЕ РОССИИ: Поля бескрайние России…



ДОЛГ: Везде узнают незнакомые люди…



ЗАКАТ СТРЕЛЕЦКОГО УТРА: … и навек померкло утро…



ВСЕ ИДЕТ ПО ПЛАНУ: Гавкнулся «General Motors»…



СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ САМОВАРА: У самовара чай…



НЕВЕСЕЛАЯ КАРТИНА: У любительницы абсента…



А осень – прозябает клерком…



ДУНОВЕНИЯ ЛЮБВИ: Когда у нас замёрзнут руки…



ФЛЕЙТА ФЛИРТА: Фильтруй базар на флейте флирта…



МАЙ: Не с пустыми руками, а с охапкой сирени…



Эх, раскурить бы папироску…



СЕРДЕЧНЫЙ ГОЛОД: Держи меня в ежовых рукавицах…



Прижмись к щеке моей небритой…



Как будто в сонете Шекспира…



ОТКРЫТЫЙ ОКЕАН ЛЮБВИ: Текла текила томным телом…



ПРЕДЧУВСТВИЕ: В предчувствии холодной войны…



ПО-МАРТОВСКИ: Апрель торопился…



Ну, и дурак – сказала ты…



иногда от одного глотка виски…



как ефрейтор без лычки…



Мой дальний друг…



Захотелось выпить водки…



ПИРАТСКАЯ ВОЛЬНИЦА: Во всех атаках вместе…



ВДОХНОВЕНИЕ, ОНО: Чистый стол и лист бумаги…



А осень – белкой промелькнёт…



В лесах Лас-Вегаса, в пустыне красной Минска…






В ПЛЕНУ СТИХА: Конечно, наотмашь…



В ИЮНЕ: Июнь красив …



Хлебнёшь пивка…



Завершён успешно прожиг…



ГЕРОИ ЖДУТ: Однажды в маленькой таверне…



С непосредственностью Портоса…



А с возрастом – ты девушек красивых…



Как найти те места, где нас любят и ждут…



НОЧЬ НЕЖНА: Хоть холодна была роса…



Касаются неба верхушками сосны…








Литературно-художественное издание


Юрий Иванович

Кожевников


«НА НАС ПЛЕЛИ

НАПРАСЛИНУ»

Стихотворения разных лет


Редактор – Святослав Хрыкин

Компьютерный набор и вёрстка – Светлана Амчиславская

Корректор – Александр Кротов


Подписано в печать 15.06.10. Формат 70х90 1/16

Бумага офсетная. Гарнитура Times New Roman

Тираж 300 экз.


1 – в начале 60-ых годов в кинотеатрах работал бильярд






Схожі:

Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция
Перед нами вагома книга, видана солідним як на сьогоднішній день тиражем – дві тисячі примірників: «Рух опору в Україні. Енциклопедичний...
Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция М. О. Ричков основи правознавства (Курс лекцій у схемах) 2009 вступ
Издание: Н. И. Околитенко, Н. Д. Колбун. Вич в свете законов природы: альтернативный взгляд. Киев, 2009, «Літопис-хх»
Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция удк 2 Більченко Є. В. Національний педагогічний університет
«романтична», «прагматична» та «консервативна» його форми. У результаті розгляду релятивації як наслідку практичної дії мультикультуралізму...
Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция удк 2 Більченко Є. В. (Київ, Україна)
Застосовуючи широкий емпіричний матеріал, автор розкриває сутність феномену іронії як ознаки соціокультурної поведінки поета та демонструє...
Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция удк 2 Більченко Є. В. Національний педагогічний університет імені М. П. Драгоманова
«філософія поезія». На основі застосування діалогічного, герменевтичного та феноменологічного підходів автор пропонує пом’якшити...
Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция Марк Ристалищев клуб «два стула» «N» 2010 Предисловие
Эта глыба, таким образом, заставляет обратить на себя внимание. Вот то же самое делает и этот автор, принуждая своим словом читателя...
Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция О. Борщенко Мене отут нема ще (епітафії) Біля розкритої труни
Издание: Олександр Борщенко. «Єпітафії. Мене отут нема ще». Гумор. Київ, «Слово», 2011
Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция Бильченко Е. В. Пять мифов Болонского процесса: исповедь разочарованного апологета
Болонский процесс подвергается одинаково страстным либо восхвалению, либо осуждению. По нашему мнению, подобное отношение является...
Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция Командарм-подпоручик Тухачевский о долговременной фортификации
«Мировая война 1914 — 18 гг показала, что хотя крепости и сыграли до известной степени свою роль, но они как элемент фортификационной...
Книга на сайте: Авторская редакция iconКнига на сайте: Авторская редакция олександр борщенко калинова зустріч поезії олександр борщенко
Кохання, природа, любов до свого краю, батьків та батьківської оселі — ось ті поетичні "цеглини", з яких і "вибудував" свою першу...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи