Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) icon

Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.)




Скачати 70.75 Kb.
НазваКнига на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.)
Дата конвертації16.05.2013
Розмір70.75 Kb.
ТипКнига

Рычков Николай Александрович

Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н. э.)

Сайт «Ирпенская буквица»: http://www.ikt.at.ua

Издание: Николай Рычков. Очерки об обществе.

Книга на сайте: http://ikt.at.ua/load/ocherki_ob_obshhestve_obshhestvovedenie/54


1.4. Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н. э.)


Человечество с самого начала своего существования накапливало много рациональных знаний, необходимых ему для приспособления к окружающей среде. С развитием истории те, потребность в которых исчезала, забывались, а другие развивались и углублялись. Знания человека об окружающей среде концентрировались в основном на том, что было наиболее важным для его жизни. Его жизненный опыт был главным источником познания мира. В каждом отдельном случае, в зависимости от окружающей среды, общества первобытности накапливали разный опыт. Так, население, жившее у моря, лучше других и знало его. Обитатели тайги отлично ориентировались в лесных дебрях, а в степи – почти по неуловимым для других признакам могли находить нужную им дорогу /Фролов, 1986, с.501/. Следовательно, каждое отдельное общество или СО в зависимости от природной среды накапливает свой опыт деятельности.

Там, где человек охотился на мамонтов и там, где мамонтов не было, должны были существовать и разные способы охоты, а, значит, и разные способы приспособления к окружающей среде. Смена фауны сильно влияла на состояние и развитие раннего первобытного общества. Напомним только о мамонтах. Охота на них давала общине мяса в шесть раз больше, чем охота на всех других животных вместе взятых. Понятно, что с исчезновением этих животных людям стало намного сложнее добывать себе то же количество мяса.

Зависимость общества от природной среды отражалась, прежде всего, на образе его жизни. Миграции животных, на которых охотились люди, вынуждали их идти следом за ними. Это приводило к появлению бродячего образа жизни. Но там, где животных было достаточно на месте, люди вели более или менее оседлый образ жизни.

Образ жизни выступает главным способом приспособления человека к природной среде. В ранней первобытности существовало два образа жизни – охота и собирательство. Затем добавилось рыболовство, а потом стали появляться всё новые и новые, которые до некоторой степени вытесняли предыдущие, а вообще-то пополняли собой кладовую образов жизни человечества. Однако и при преобладании какого-либо одного образа жизни возникали разные его виды. Так, существовало много различных способов охоты, и каждый из них требовал определённого оптимального количества членов коллектива охотников. Ярким примером этому могут служить пигмеи Африки. У них существуют два способа охоты: с луком и с сетями. Общины первых, по сравнению со вторыми, небольшие, что обусловлено именно способом охоты. Охота с сетью вынуждает охотников объединяться в более крупные группы. Охотники с сетями «суа» и «ака» объединяют сеть каждого отдельного охотника длиной от 9 до 30 м в одну длиной около 900 м. Сеть меньшего размера, так же, как и большего, делает охоту малоэффективной: в меньшую попадёт мало животных, а из большей им будет легче улизнуть. Следовательно, указанная оптимальная длина общей сети, которую составляют, как правило, 15 охотников, определяет и оптимальный размер общины – 15 семей (по одному охотнику от каждой семьи) /Кабо, 1986, с.113/. Так оптимальные условия охоты определяют размеры общин, то есть СО. Да и вообще, почти все исследователи жизни охотников-собирателей пигмеев Африки подчёркивают, что «мобильность, численность, дисперсия и концентрация их групп зависит от количества и распределения ресурсов, и являются выражением социальной адаптации к экономическим условиям» /Кабо, 1986, с.116/.

Можно говорить об этнической окраске определённого образа жизни, то есть о возникновении разных традиций приспособления к одной и той же природной среде разных коллективов людей. То же самое наблюдаем у обществ охотников, когда разные общины специализируются на разных способах охоты. Здесь трудно сказать, возникают ли эти способы в разных коллективах, а потом продолжают существовать и развиваться среди них, или они возникают одновременно в одном и том же коллективе, и лишь затем происходит разделение этого коллектива по способу охоты. Виды охоты могли быть разными с самого начала, как способ приспособления к определённой среде. Совсем не обязательно, чтобы к одной конкретной природной среде был только один способ приспособления. Поэтому мы и имеем, например, разные типы скотоводства в одной и той же природной зоне.

Прирост биомассы разных видов животных составляет конкретное количество килограммов на единицу площади, которая может прокормить лишь определённое количество людей. В связи с этим охота способствовала расселению человечества /СЭТ, 1989, с.123/. А расселение вело к тому, что разные коллективы попадали в достаточно разные природные условия, к которым им приходилось приспосабливаться, и это, в свою очередь, приводило к отличиям в культуре. Влияние природных условий отражалось и на эволюции орудий охоты. Открытые ландшафты стимулировали появление метательных орудий, так как они были более эффективными при охоте на стадных, быстроногих копытных животных, которые обитали в степи. Это привело к появлению копья, а позже лука и стрел.

Разное природное окружение сказывалось и на развитии обмена продуктами деятельности людей. Можно спорить о том, когда и как возникло разделение труда между общинами, но в том, что оно появилось довольно рано, нет сомнений. Вместе с этим разделением возник и обмен. Всё это происходило благодаря тому, что природные ресурсы распределялись неодинаково между общинами /Шнирельман, 1986, с.340/. Как видим, и здесь природный фактор влияния на развитие общества был одним из ведущих. Возникновение обмена продуктами деятельности делало жизнь людей более стабильной.

Вопрос возможности обмена продуктами деятельности в первобытности весьма важен, потому, что благодаря ему, развивалась специализация отдельных общин без ущерба общего снабжения СО всем необходимым. Растут связи между общинами. Появляются сообщества, настолько связанные между собой обменными отношениями, что практически уже не могут существовать друг без друга. По сути, возникают новые большие общности людей. В археологии это могло отразиться в широком распространении отдельных вещей и типов орудий. Это может также означать, что те археологические культуры, границы которых очерчены именно таким распространением вещей, могут занимать большую территорию. Такое положение, однако, не означает, что за ними должны находиться отдельные этносы или СО. Случаи разных видов обмена в первобытном обществе зафиксированы как этнографами, так и археологами /Шнирельман, 1986, с.341-343/.

Поиски аналогов самым ранним обществам составляют весьма сложную задачу, поскольку их может не быть совсем. Можно использовать лишь приблизительные модели, созданные за счёт ретроспекции известных этнографических аналогов. Именно существование этих приблизительных аналогов, в разных уголках земного шара, где, как считают специалисты, культурные традиции сохранились почти непрерывно с тех древних времён, свидетельствует о большом влиянии природного фактора. Ведь они могли сохраниться при двух условиях: при значительной территориальной изоляции и незначительных изменениях природного окружения. Последнее, полагаю, следует подчеркнуто особо, поскольку не зря же эти уголки с данными этнографическими аналогами находятся главным образом в южных краях, именно там, где не было ледника и потому изменения в природе происходили очень медленно /Файнберг, 1986, с.136-144/.

Стабильные природные условия приводят к тому, что общество, которое приспособилось к ним, выработав оптимальный образ жизни и в соответствии с ним оптимальные форму и размеры СО, останавливались в своём развитии. Наступало равновесие во взаимоотношениях между обществом и природным окружением. Поэтому мы и имеем почти не изменившуюся с древних времён культуру бушменов Южной Африки. А социальная среда у бушменов способствовала этому равновесию, так как со всех сторон вокруг них были не занятые земли /Кабо, 1986, с.125-126/.

То же самое можно сказать и об аборигенах Австралии. Ярким примером этому могут быть также общины кубу на Суматре. Это население живёт в довольно сложных, даже экстремальных условиях. Но оно настолько приспособилось к ним, что существует почти в неизменном виде, наверное, тысячи лет /там же, с.96/. Это является свидетельством того, что одних сложных экологических условий ещё недостаточно для того, чтобы качественно изменить образ жизни людей. Нужны и другие факторы, которые бы способствовали дальнейшему развитию. В одном случае это могут быть социальные, в другом – природные факторы. Скажем. Для возникновения земледелия нужен был не только кризис охоты, а ещё и наличие диких зерновых и условия для их искусственного выращивания.

Можно предполагать, что вообще в не изменяющейся среде все процессы развития общества консервируются и почти останавливаются. Существует мнение о том, что переход от палеоантропов к неоантропам произошёл именно в той зоне, где не было стабильных природных условий. Чрезмерно благоприятные или суровые стабильные условия жизни не способствовали быстрому развитию общества /Лазунов, 1974, с.22,24/. Об этом же, в своё время, писал и И.М. Забелин /1959/. Такое мнение, вероятно, основывается на известной концепции А. Тойнби о вызове и отклике и их роли в развитии цивилизаций. По А. Тойнби цивилизации возникали благодаря своеобразному подвигу человека в борьбе с природой. Если он вследствие каких-либо причин прекращал отвоёвывать своё место в природе, облагороженные им места приходили в упадок, превращаясь в пустыни или тропические дебри. Там, где человеку не приходилось напряжённо работать для достижения определённых результатов, развитие замедлялось, люди там становились вялыми, неэнергичными. Таким образом, слишком слабый вызов природы приводил к медленному развитию, так как не нёс с собой достаточных стимулов для этого. Слишком же суровый вызов угнетал людей, заставляя их, приспособившись к экстремальным условиям, лишь выживать, что тоже было пагубно для развития. И лишь умеренный, оптимальный вызов, имел положительный результат, поскольку порождал именно тот отклик, который способствовал развитию общества и был стимулом этого развития: «самый сильный стимул создавался вследствие вызова достаточно сурового, но не слишком» /Тойнби. 1995, с.14, гл. 5-7/. А. Тойнби рассматривал вызов не только природной, но и социальной среды.

Итак, во времена палеолита, можно сказать, вся ойкумена представляла собой сеть оптимальных СО, которые вели самостоятельный образ жизни, обеспечивая себя всем необходимым за счёт хорошего приспособления к окружающему природному окружению. Это были родовые общины охотников и собирателей. Такая община в то время была основной оптимальной единицей приспособления общества к окружающей среде, и она существовала весьма продолжительное время без каких-либо значительных изменений. Надо думать, что такое положение продолжалось до тез пор, пока существовали стабильные природные условия. Как только из-за каких-либо причин община превышала оптимальные размеры – происходила её сегментация, которую считают главным механизмом, который обеспечивал оптимальные масштабы СО /Куббель, 1988, с.169/. Часть общины отделялась и передвигалась на свободную территорию, становясь впоследствии отдельным СО. Свободных территорий в то время было предостаточно и потому больших проблем перемещению общин не возникало. Таким образом, в основном на развитие общин - СО палеолита влиял природный фактор, а социальный был ещё, как говорится, в зародыше.



Схожі:

Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconКнига на сайте: Социальные организмы неолита (VІІІ vі тыс до н э.)
Книга на сайте
Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconКнига на сайте: Социальные организмы мезолита (Х-VІІІ тыс до н э.)
Однако если отбросить большой отрезок времени становления человека, то голоцен к моменту, когда общество можно считать ставшим, а...
Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconКнига на сайте: Качественные преобразования в обществе (воспроизводящее хозяйство)
Книга на сайте
Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconКнига на сайте: Этнос в современности
Книга на сайте
Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconКнига на сайте: Географическое районирование
Книга на сайте
Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconКнига на сайте: Авторская редакция
Книга на сайте
Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconБоги нового тысячелетия
Эта книга посвящается роду человеческому — дабы мы понимали, откуда мы появились и куда идем
Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconКнига на сайте Сканирование и распознавание текста: сайт «Ирпенская буквица»
В. Х. Лобас «Українська і зарубіжна культура Книга на сайте Сканирование и распознавание текста: сайт «Ирпенская буквица»
Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconКнига на сайте

Книга на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.) iconКнига на сайте

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи