Книга на сайте: общество и этнос icon

Книга на сайте: общество и этнос




Скачати 78.09 Kb.
НазваКнига на сайте: общество и этнос
Дата конвертації16.05.2013
Розмір78.09 Kb.
ТипКнига

Рычков Николай Александрович

Культурные общности.

Сайт «Ирпенская буквица»: http://www.ikt.at.ua

Издание: Николай Рычков. Очерки об обществе.

Книга на сайте: http://ikt.at.ua/load/ocherki_ob_obshhestve_obshhestvovedenie/54


ОБЩЕСТВО И ЭТНОС



Понятно, что жизнь человеческих коллективов, в особенности коллективов первобытности, была тесно связана с окружающей природной средой. Она ею и детерминировалась. И здесь все те пространственные географические объекты (зоны, ландшафты и т. д.) требовали к себе разных приёмов приспособления. От пестроты географии Земли зависела не только растительность, но и распространение тех или иных видов животных, на которых могли охотиться древние люди. Разные способы приспособления к природному окружению, следовательно, и разная деятельность человеческих общностей отражались в разных проявлениях человеческой культуры, как результата этой деятельности. Таким образом, культура разных человеческих объединений во многом зависела от конкретного природного окружения.

Изучая древние памятники, историки имеют лишь остатки этих культур, и за разнообразием их проявления выделяют те или иные общности людей. Поскольку эти общности очерчиваются лишь по определённым остаткам культуры, то их и называют культурными общностями. Такое разделение применяется в этнографии.


^ 3.1. Культурные общности


Академик Ю.В. Бромлей отмечал, что термин «общность» в науке рассматривают в основном как объединение, хотя используют и в значении «одинаковости» /1983, с.23,25/. В частности, среди разных видов человеческих общностей этнографы выделяют этнические и этнографические общности.

В советской этнографии проблему этнических общностей очертил ещё в 1923 году С.М. Широкогоров /1923/. Однако её широкий круг учёные тогда не воспринял. Позже к ней возвратились, но уже с другой стороны, интерпретируя её в основном как общность хозяйственной деятельности, являющейся основой образования историко-культурных областей /Толстов, 1932/.Данная концепция утверждала, что культурные общности возникают независимо от единства происхождения населения данной территории, а «в результате единства исторической судьбы, продолжительного соседства и общения» /Толстов, 1946, с.8/. Со временем единство происхождения всё-таки признали одним из факторов культурной общности, хотя и не обязательным для её возникновения /Токарев, Чебоксаров, 1951, с.16/. А вообще-то преобладало мнение о том, что общность отдельных народов должна базироваться, или на одинаковых условиях материального производства, или на тесной связи между разными, но такими, которые дополняют друг друга. /Токарев, 1954, с.22/.

Именно этот тезис был положен в основу концепции М.Г. Левина и Н.Н. Чебоксарова. По их мнению, все культурные общности (или историко-этнографические области) можно разделить на два вида: общность хозяйственного уклада (или хозяйственно-культурный тип – ХКТ) и этнические общности – общности по происхождению. Жёсткой связи между ними не существует, то есть сюда могут входить группы населения разные по языку, происхождению и ХКТ.

Данное утверждение они демонстрировали на примере Волго-Камской «историко-этнографической области». В её состав входят: лесные земледельцы (мордва, чуваши, горные марийцы, татары, южные удмурты, коми-пермяки), кочевые скотоводы (татары, низовые чуваши, мордва-мокша), а также общности, которые занимаются охотой и рыболовством /1955, с.12/. У всех этих разноэтничных групп имеются общие культурные черты, которые возникли в результате заимствования при контактах между этими народами. По сути, это, как считал Я.В. Чеснов, «форма образования народами мировой культуры» и «форма восприятия ими этой культуры» /1976, с.93/.

Под этническими общностями понимали общность языка /Третьяков, 1961, с.93; Чебоксаров, 1967, с.96/, или конкретные народы, этносы /Брук, Козлов, 1961, с.12; Генинг, 1970, с.41; Чистов, 1972, с.74/. Кое-кто считал их иерархически соподчинёнными группировками такими как: консорции, конвиксии, субэтнос, этнос, суперэтнос /Л.М. Гумилёв/. Академик Ю.В. Бромлей выделял среди них субэтнос, этнос и метаэтнос. Последнее разделение кое-кто из учёных считает наиболее целесообразным, потому что оно, якобы, определяет родовое понятие «этническая общность», которому подчинены видовые понятия /Арутюнов, 1970, с.90/. Однако возникает вопрос: как тогда называть общность нескольких этносов? Возможно, было бы целесообразней отличать «этническую общность» как родовое понятие по отношению к видовым, и «общность этносов» как определённую их группу, объединённую каким-либо одним или несколькими признаками.

Ю.В. Бромлей предложил разделять культурные общности (он употребляет термин «культурно-исторические», но я слово «исторический» умышленно здесь и далее не употребляю, так как неисторических общностей людей быть не может) на этнические, которые осознаются членами этой общности, и этнографические, которые людьми не осознаются /1972. с.62; 1973, с.125/. В этнические общности входят субэтнос, этнос и метаэтнос /1981, с.48/, в этнографические (или традиционно-культурные) – этнографические группа, область, провинция /1981, с.50/.

У Ю.В. Бромлея имеется терминологическое противоречие: автор делит этнографические общности, пользуясь разными принципами. Если этнографическая группа является проявлениями определённых культурных особенностей независимо от территории, то другие два подразделения выделяются по территориальному признаку. Здесь смешаны два разных понятия: общность и область, провинция. В общность могут входить объекты как независимые от пространства, так и пространственные, а в область и провинцию – только пространственные. Такое несоответствие в этнографии случается довольно часто и не только у этого автора.

Этнографическую группу Ю.В. Бромлей отнёс к общности, которую её члены не осознают. Её считают частью этноса, которая территориально отделена в границах другого этноса и частично им ассимилирована, но в культуре которой остались свои специфические черты /Брук, Козлов, 1961, с.12/.Однако кое-кто считает, этнографическую группу этнической общностью таксономически более низкого уровня, чем этнос и этнолингвистическая область /Чебоксаров, 1967, с.96/. Полагаю, что этнографическую группу целесообразнее считать частью этноса, который распался, или частью, которая отделилась от своего этноса и ассимилировалась в другом, но ещё сохранила отдельные черты культуры старого этноса, хотя уже осознаёт себя частью нового этноса. Этнические группы, в отличие от этнографических, осознают себя частью материнского этноса, от которого они оторвались. Это не группы этносов, о чём говорится в советской энциклопедии, а более мелкие чем этнос единицы, то есть отдельные части определённого этноса, разбросанные по территориям разных социальных организмов (например, украинцы в Канаде). Все подобные группы осознают себя частью материнского этноса. Этническая группа – это, по сути, первый шаг на пути образования или этнографической группы, которая утратила своё прошлое самосознание, или субэтноса, как группы, которая ещё не достигла статуса этноса. То есть этническая группа, которая оторвалась от материнского этноса, постепенно может раствориться в новом, превратившись вначале в этнографическую, а может стать субэтносом и спустя некоторое время превратиться в новый этнос. Так, например, возникли калмыки из ойратов, которые мигрировали в Прикаспийскую низменность из Западного Китая.




В целом же идея Ю.В. Бромлея была положительно воспринята учёными. Отмечалось, что этнические и этнографические общности – это две типологически разные системы, которые тесно переплетаются, структурно соотносятся, однако, как правило, не совпадают друг с другом /Андрианов, Чебоксаров, 1975, с.19/. Культурная общность – всегда общность этносов, поскольку люди без этносов не существуют. Эти общности могут осознаваться или не осознаваться людьми, которые в них входят. Причём этносы, которые входят в эти общности, могут иметь разное происхождение, а культура их может быть сходной, благодаря длительным контактам, взаимовлияниям, общности образа жизни и т. п. (рис.7). Так, например, общность языка не всегда осознаётся как общность по происхождению, тем более может не осознаваться следствием общего происхождения сходный образ жизни. И, наоборот, группы людей, родственные по происхождению, могут это не осознавать. Так, скажем, цыгане могут иметь общее происхождение с какой-нибудь группой населения Индии, однако никто из них этой родственности может не осознавать.

Что касается территориального разделения этнографических общностей, то здесь, как отмечал В.В. Пименов, нет ясности в критериях их выделения /1979, с.47/. Понятно только, что в этом разделении должна была отразиться определённая иерархия территориальных структур. Но, что касается соответствия терминов действительным размерам определённых группировок, то здесь во мнениях разных учёных существует много расхождений. В советской этнографии использовались такие территориальные единицы разделения культурных общностей: этнографический район, подобласть, область, надобласть (или провинция), страна, культурная область, провинция, культурная зона, этнокультурная область и др. Они напоминают разделение природных комплексов у географов (см. предыдущий очерк).

Необходимо отметить, что упомянутые выше территориальные единицы у разных авторов не совпадают. Это случилось, возможно, потому, что вначале не было выделено определённых критериев подобного разделения, и данные территориальные единицы возникли спонтанно, в зависимости от того, на какие общие признаки культуры обращал внимание тот или другой исследователь. Часто представление об общности людей у исследователей складывалось постепенно: сначала замечаются наиболее общие черты культуры, потому её ареалы получаются большими, в дальнейшем внимание привлекают отличительные черты, по которым очерчивается более мелкие ареалы внутри уже очерченных. А бывает и наоборот. От того, какое первое название для выделенного ареала выберет исследователь, зависит название следующих. Так, если уже в выделенной этнографической области найдут более мелкие группировки – они получат статус этнографических районов, если же районы уже до этого были выделены, то новые получат название подобласти, если они окажутся более крупными, чем районы. Если бы эти группы были выявлены с самого начала, то они бы получили статус областей. Тогда группы с большим ареалом получили бы название культурной зоны или провинции.

Таким образом, как видим, пространственное разделение разновидностей человеческой культуры весьма условно и потому здесь нет смысла надеяться на какую-то закономерность относительно соответствия и совпадения этих групп: то, что в одном регионе может быть названо этнографическим районом, в другом может иметь статус этнографической области, и наоборот. Чтобы избежать такого положения, нужно выработать определённые критерии выделения этих территориальных этнографических единиц. А чтобы не увеличивать чрезмерно их количество, необходимо привести их в соответствие с этническими общностями. Может быть, целесообразно для подобных территориальных единиц оставит три названия: этнографический район, область и зона. Этнографическому району должен соответствовать этнос, субэтнос, этническая или этнографическая группа; этнографической области – совокупность этносов в том числе и метаэтнос; этнографической зоне должна отвечать совокупность метаэтносов (рис.8). Все эти территориальные единицы могут осознаваться или не осознаваться своим населением. Скажем, этносы, имеющие общие черты в культуре, могут не осознавать своей общности, и такая этнографическая область будет не осознаваться своим населением. Группы этносов, которые осознают своё сходство и родство, должны называться метаэтносами, и этнографическая область, занятая ими, будет осознаваемой её населением. Определённая совокупность метаэтносов, которая составляет этнографическую зону, как правило, не осознаётся населением, её наполняющим. При таком разделении размеры определённых этнографических районов, областей или зон будут разными, так как этносы – единицы, на которых основывается данное разделение, тоже по-разному распространяются.




Относительно соответствия ареалов культурных общностей географическому районированию, то можно отметить, что не глядя на некоторые общем проблемы в их выделении, они полностью не совпадают. Хотя определённые тенденции для этого существуют, так как образ жизни людей, который часто отвечает особенностям той или иной местности, отражается на их культуре. Отсюда напрашивается вывод о том, что эта тенденция должна возрастать в меру обратного углубления в историческое прошлое человечества, когда человек был более тесно связан с природным окружением.



Схожі:

Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Этнос в современности
Книга на сайте
Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Первые этносы (первобытное общество)
Ть определённое явление или процесс в его развитом состоянии, необходимо обратиться к его истокам, познать источник, из которого...
Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Определение этноса
Есть ещё определение из «Малой энциклопедии этногосударствоведения»: «Этнос стабильный коллектив людей, который сложился в результате...
Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Социальные организмы неолита (VІІІ vі тыс до н э.)
Книга на сайте
Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Качественные преобразования в обществе (воспроизводящее хозяйство)
Книга на сайте
Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Географическое районирование
Книга на сайте
Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Авторская редакция
Книга на сайте
Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Очерк общество и пространство а. Исторический аспект. Человек в пространстве
Вместе с тем, размещение людей на планете не равномерное: имеются густо заселённые и даже перенаселённые районы, есть в меру заселённые,...
Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Социальные организмы мезолита (Х-VІІІ тыс до н э.)
Однако если отбросить большой отрезок времени становления человека, то голоцен к моменту, когда общество можно считать ставшим, а...
Книга на сайте: общество и этнос iconКнига на сайте: Социальные организмы палеолита (до Х тысячелетия до н э.)
Обитатели тайги отлично ориентировались в лесных дебрях, а в степи почти по неуловимым для других признакам могли находить нужную...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи