Книга на сайте: Определение этноса icon

Книга на сайте: Определение этноса




Скачати 120.53 Kb.
НазваКнига на сайте: Определение этноса
Дата конвертації16.05.2013
Розмір120.53 Kb.
ТипКнига

Рычков Николай Александрович

Определение этноса.

Сайт «Ирпенская буквица»: http://www.ikt.at.ua

Издание: Николай Рычков. Очерки об обществе.

Книга на сайте: http://ikt.at.ua/load/ocherki_ob_obshhestve_obshhestvovedenie/54


3.3. Определение этноса.


Существует достаточно много определений этноса. Повторять их все здесь не имеет смысла, так как они поданы в хронологическом порядке в «Своде этнографических понятий и терминов» /СЭПТ, 1988, с.41-49/. Наведу лишь более-менее общепризнанное в советской литературе: «Этнос это стойкая совокупность людей, которая исторически сложилась на определённой территории, и которая имеет общие относительно стабильные особенности языка, культуры и психики, а также сознание своего единства и отличия от других подобных образований (самосознание), что фиксируется в самоназвании (этнониме)» /там же, с.49/. Есть ещё определение из «Малой энциклопедии этногосударствоведения»: «Этнос – стабильный коллектив людей, который сложился в результате естественного развития на основе специфических стереотипов сознания и поведения» /1996, с.69/.

В других определениях этноса встречаем перечень как уже упомянутых в приведенных определениях признаков, так и несколько других. Я только перечислю часть их: общее происхождение, комплекс обычаев, жизненный уклад, брачно-семейные отношения, религия, эмоциональные и символические связи, ценностные характеристики, приписанные себе неосознанно, осознание культурного тождества, экономические связи, политические объединения, социально-территориальная организация, антропологические черты, постоянное общение, стереотип поведения, эндогамия и др. Каждый из этих признаков взят из действительности. Но, когда в определении понятия будет существовать столь длинный перечень признаков, оно не сможет стать действенным. Ограничившись же одним из них, понятие утратит свою универсальность. Неспроста поэтому многие исследователи считают, что ни в одном из определений этноса нет признака, который был бы обязательным во всех случаях его существования. Если в одном случае один из признаков отвечает действительности, то в другом – нет.

Почему же ни один из признаков не является универсальным, определяющим для этноса? Возможно, потому что этнос развивается, следовательно, постоянно изменяется, и на каждом новом этапе своего развития представляет нечто иное от предыдущего. Черты обязательные для этноса в прошлом, становятся необязательными для этноса сегодняшнего. Если, например, для древнего этноса была характерна и обязательна одна единая религия, то для современного этноса этот признак не является обязательным (украинцы являются украинцами независимо от вероисповедания). Общность языка тоже не обязательна (есть русскоязычные украинцы). Что касается эндогамии, то можно сказать, что она, как и раньше, является одним из главных условий существования этносов. Однако, если раньше она преобладала, хотя жёсткой и абсолютной никогда не была, то сейчас она уже не имеет того значения, так как во всём мире наблюдается тенденция межэтнических браков, и, похоже, что в этом есть определённая закономерность.

Обязательность определённых признаков для определения этноса с развитием общества утрачивалась. Если в древнем этносе большинство перечисленных признаков имело место, и они строго соблюдались этим обществом, то со временем их соблюдение становилось не обязательным. Вместо старых признаков появлялись новые более значащие признаки. Этнос изменял свои характеристики. Но, поскольку развитие общества в мире происходило неравномерно, то и изменения эти происходили не одинаково: в этнической структуре общества рядом с обновлёнными этносами почти без изменений оставались старые, кроме того, появлялись новообразованные этносы. Мир приобретал всё более пёструю этническую структуру, и этносы в ней характеризуются разнообразным количеством признаков.

Однако должно же быть что-то общим для всех этносов без исключения? Считают, что признание этническим коллективом своего единства является главным признаком этноса как системы /Кресіна, Панібудьласка, 1996, с.69/. Следовательно, одним из основных факторов определения этноса нужно считать наличие самосознания, осознание индивидами своего единства, отдельности, а, значит, и общности своего происхождения. Без этого фактора этнос, кажется, не может существовать. Такие признаки как язык, культура, стереотип поведения и др. могут изменяться, но на этническую принадлежность это не будет влиять. Украинец в Канаде или в России может уже не знать украинского языка, но осознавать себя украинцем по происхождению. Так же и многие евреи, не зная еврейского языка и не будучи иудеями, осознают себя евреями. Хотя, конечно же, забвение всех этих признаков всё дальше отодвигает индивида от принадлежности к его коренному этносу. Я знаю евреев, которые чистосердечно осознают себя русскими. Однако окончательный разрыв со своим этносом может случиться лишь в случае, когда индивид совершенно забудет о своём происхождении. У него тогда в корне изменится этническое самосознание, и он станет полностью ассоциировать себя с другим этносом. Эти процессы в современном обществе происходят, но такое превращение может произойти не при жизни каждого индивида. Для этого необходима смена нескольких поколений. С другой стороны, американец, канадец или русский, предки которого были евреями, даже зная об этом, может считать себя русским, канадцем или американцем. Тем более, если это знание о своих предках будет утрачено. Некоторое время такие индивиды могут осознавать себя членами двух этносов: одного по происхождению, а другого по современной жизни. То же самое чувствует индивид, рождённый в семье, где родители были членами разных этносов. То есть осознание своего происхождения может раздваиваться.

Если самосознание считать главным признаком этноса, то выходит, что определить этносы древности мы практически не сможем, поскольку у нас об этом нет никакой информации. Даже там, где существуют исторические письменные источники, мы чаще знаем об определённом этносе со слов их соседей. Однако они судят в общем, а не о каждом индивиде в отдельности. Так, для большинства греков всё местное население Северного Причерноморья могло ассоциироваться со скифами, хотя в этой среде могло быть много разных этносов. Во времена существования Советского Союза каждого советского гражданина за границей считали русским, хотя он мог быть казахом, грузином или армянином.

Из этой сложной ситуации, по моему мнению, всё-таки есть выход. Он содержится в этнической культуре, в которой как считают, существует две группы признаков, несущих этническую нагрузку. Первая группа «распознавательных знаков», то есть атрибутов, которые члены данного этноса выделяют сознательно, чтобы отличать себя от других. Вторая группа «этнографического слоя», вмещающая в себе те черты культуры, отличие которых от черт других этнических культур члены данного этноса не осознают /Бромлей, 1973, с.71/. Именно, опираясь на эти виды признаков, и можно выделить этнос древности. Здесь, правда, возникает другая проблема: как убедиться в том, что перед нами действительно этнические признаки?

Отмечают, что во многих определениях этноса у разных авторов имеется достаточное количество общих точек зрения, но, что касается вопроса о происхождении этносов, то здесь господствует путаница. Лишь Л.Н. Гумилёв сделал попытку объяснить это явление пассионарностью /Куренной, 1970, с.77/. Ю.И. Семёнов считал, что СО в первобытности образовывались по этническому принципу, поэтому там эти два феномена совпадают. По Ю.И. Семёнову, в первобытном обществе этнос, как самостоятельное явление, не существует, а представляет собой лишь аспект или сторону СО, или группы СО /1986, с.74/. Позже этносы могут не совпадать с СО, потому что возникают полиэтничные СО, в которых этнос уже выступает как самостоятельное явление. По сути, здесь не ясно лишь, когда появляются первые полиэтничные СО, поскольку трудно представить развитие общества без процессов ассимиляции, а, значит, и смешивания этносов. Полагаю, что подобные процессы существовали всегда, изменялся лишь их удельный вес и интенсивность.

Связь этноса и СО отмечена в трудах В.И. Козлова и В.Ф. Генинга /Козлов, 1967; Генинг, 1970/, её неоднократно рассматривал в своих работах Ю.В. Бромлей. Однако позиция последнего не всегда понятна, поскольку в ней имеется ряд противоречий. Это, в частности, касается понимания предложенных им понятий «этникос» и «этносоциальный организм» (ЭСО). С одной стороны, он утверждает, что сначала в обществе существовали лишь этникосы, которые не представляли собой СО /1987, с.21, 41/, а с другой – в историко-генетическом плане, СО первично, а этникос вторичное образование /там же с.66/, поэтому в истории должен был существовать безэтничный период, когда не было ни ЭСО, ни этникосов /там же с.19,20/.

Я уже несколько останавливался на этом вопросе в первом очерке, где пришёл к выводу, что упомянутые два понятия (ЭСО и этникос), не нужны, поскольку лишь усложняют и сильнее запутывают и без того сложный клубок сплетений понятий и терминов. Достаточно двух отдельных понятий: СО и этнос, между которыми существует связь. Этносы являются наполнителями СО. Лишь СО, состоящий из представителей одного этноса, или из их преобладающего количества, можно называть ЭСО. Однако это будет частным случаем, хотя и весьма распространённым. Поэтому лучше оставить понятие СО и давать ему, в случае надобности, этническую характеристику. Таким образом можно будет разделить СО на моно- и полиэтничные.

Весьма полезной для решения этого вопроса является схема, которую привёл Ю.В. Павленко в свое работе о социальной сущности этноса. Исходя из неё, ЭСО и этникос характеризуются разными наборами характерных для них отношений. Если для ЭСО ведущими являются экономические, социальные и политические отношения в обществе, то для этникоса – культурные и семейно-брачные /1982, с.53/. Этносу же в целом отвечают все виды этих отношений. Полагаю, что культурные и семейно-брачные отношения как раз и должны быть присущи этносу, а экономические, социальные и политические – это отношения, свойственные СО. С их сменой изменяется, прежде всего, СО, а не этнос.

По Ю.В.Бромлею ЭСО возникает лишь на определённом этапе развития общества, а этникос – с самого начала его существования. Следовательно, проводя линию несомненной связи этноса и СО, автор этими словами по сути разрывает их, поскольку утверждает, что существует безэтничный период, когда существуют лишь СО. Вместе с тем, по нему, этникосы существуют тогда, когда ещё не было СО. С этим никак нельзя согласиться, поэтому считаю, что этнос и СО возникают одновременно и существуют параллельно.

Весьма распространённым является мнение о том, что СО является главным условием создания любого этноса и именно через понятие СО нужно раскрывать сущность этноса /Павленко, 1997, с.16,18/. Если СО – колыбель этноса, то обязательно ли возникновение нового СО должно привести к появлению нового этноса? Полагаю, что нет. Хотя такое и происходит, однако достаточно примеров, когда новый СО не образовывал нового этноса. Несовпадение этноса с СО, которому Ю.В. Бромлей придавал большое внимание, Ю.В. Павленко считает не нормой, а отклонением от неё /1997, с.18/. Однако таких отклонений очень много, как в новые времена, так и в древности. Если СО и этнос могут совпадать или не совпадать, то это означает, что они являются отдельными явлениями. Однако существуют случаи, когда такое совпадение необходимо и неминуемо – это момент возникновения этноса. Этнос может возникнуть только в границах отдельного СО. Поэтому понятно, что поскольку СО изменяется со временем от простейших к более сложным формам, то также должны изменяться и этносы: от простейших к более сложным, от малых к более крупным. Но, если во времена преобладания простейших и более мелких СО не существовало и не могло существовать более сложных и крупных этносов, то во времена преобладания более крупных им сложных существуют как те, так и другие. Другими словами, так же как мы имеем сейчас более сложную структуру общества по составу в нём СО, мы имеем и более сложную, чем раньше, этническую структуру общества. И это отвечает основной идее эволюции вообще и эволюции общества в частности.

Многие из советских учёных в определении этноса придавали большое значение специфическим чертам культуры. Это характерно как для представителей археологии (например, М.И. Артамонов), так и этнографии (например, С.А. Арутюнов). Последний сущность этнической общности видел, прежде всего, в общности культуры в самом широком понимании этого слова как совокупности определённых форм деятельности /1989, с.51/. Однако подобное сходство может отражать и ХКТ, не выделяя специфически этнического в культуре. Этнографические примеры народов Сибири, приведенные данным автором, как раз свидетельствуют о том, что существовали такие состояния общества, когда представители разных групп и целых родов одного этноса могли легко переходить в другой. Мелкие группы, таким образом, могли объединяться в более крупные, а те, наоборот, дробиться. В то же время в культуре всех подобных групп никаких существенных изменений не происходило /там же, с.44/.

Понимание этноса, как культурной общности, приводило к тому, что отрицалось его существование в ранней первобытности, поскольку культура отдельных групп людей в то время настолько не различалась, что невозможно ограничить её локальные проявления /Арутюнов, 1982, с.58/. Действительно, подобные границы тяжело провести, однако это не означает, что их не было совсем. Сказать такое, значит признать существование на то время одной культуры всего человечества, или вовсе отрицать её существование. Но это означало бы отсутствие общества вообще. Наверное, культура человеческих общностей ранней первобытности была н6астолько примитивной, что по её остаткам тяжело различить культуры двух отдельных СО.

Вообще-то на ранней стадии развития общества биологическое в нём преобладало над социальным. Постепенно социальное приобретает больший удельный вес. Здесь встаёт вопрос, с какого именно времени нужно считать общество ставшим: с момента появления первых социальных черт, или с момента, когда определённое количество этих социальных черт придаст данному образованию новое качество? Это общетеоретическая проблема, но, мне представляется, что второй вариант более правильный. С момента, когда общество считается ставшим, для него необходимо выделять культуру, этнические и социальные группировки. То есть в нём уже должны существовать и СО и этнос.

В.А. Шнирельман подобные группы в ранней первобытности называет «протоэтносом» /1986, с.466/. Здесь имеем дело с чисто терминологической проблемой: называть ли данные группы протоэтносами, или этносами на ранней стадии развития? Полагаю, что второй вариант более приемлемый, так как не требует употребления новых терминов для каждого последующего этапа развития общества. А термин протоэтнос логично было бы отнести ко времени существования проточеловека, а, значит, и протообщества, то есть ко времени доистории человечества.

Таким образом, этносы развиваются во времени, изменяя свои параметры. Это развитие состоит из двух процессов: этногонии – первичного образования этносов, и этногенеза – вторичного образования новых этносов из уже существующих /Арутюнов, 1989, с.26,28/. Первый процесс рассмотрим несколько ниже. Второй же происходит в соответствии с общим законом эволюции от простого к сложному, от меньшего к большему. Можно ли сказать, что в мире происходит постоянный процесс укрупнения этносов? Такую тенденцию фиксируют этнографы: общность, которая на предыдущем этапе считалась отдельным этносом, на последующем становилась частью нового этноса – происходила трансформация этносов в один, больший по размерам, что было возможным благодаря существованию культурной и языковой непрерывности. Она давала возможность свободно обмениваться многими приобретениями культуры представителям разных этносов, языки которых они понимали. Такое тесное сосуществование было предусловием будущего слития в новом этносе /Шнирельман, 1986, с.475/.

Если это так, то этносов в дальнейшем должно становиться всё меньше, и такая тенденция до некоторой степени существует. Так образовались современные этносы: французы, немцы, американцы, канадцы и т.п. Эту тенденцию ещё около 50-х годов усматривали в появлении крупных СО. Однако на практике получилось наоборот – пока что преобладают процессы образования всё новых и новых более мелких, а не крупных СО, и многие из них происходят на этнической основе. Крах колониальной системы, распад СССР, Югославии, Чехословакии тому яркий пример. Следовательно, вряд ли нужно говорить о господстве тенденции укрупнения этносов. Наоборот, идёт процесс оформления существующих этносов в отдельные, самостоятельные СО. В мире появляются всё новые и новые национальные государства. Будет ли этот процесс долгим сказать трудно. Возможно, что процесс этнической дифференциации в будущем уступит место интеграционному процессу. Вся история человечества является чередованием этих двух процессов, и, если на одном этапе преобладал процесс дифференциации, то на другом преобладал процесс интеграции. Однако я считаю, что общая тенденция укрупнения и усложнения этносов должна сохраниться.

Тот факт, что характер этноса изменяется со временем, неоднократно отмечался в работах многих советских специалистов обществоведения. Длительное время господствовало мнение о том, что разным этапам развития общества отвечают разные типы этносов: для первобытности это племя, для эпохи феодализма – народность, а для капитализма – нация. Существовали и некоторые варианты такого разделения, например, племя заменялось понятием соплемённости /Арутюнов, 1989, с.25,76/, но принципиально такое разделение не нарушалось. Как отдельный и довольно самостоятельный вариант был предложен В.Ф. Генингом. Он выдвинул четырёхчастное разделение типов этносов первобытности: этноязыковая непрерывность (этлине) для раннего родового общества; контактная этническая общность (конэо) для позднего родового общества; межгрупповая этническая общность (мегрэо) для ранней фазы распада первобытно-общинной формации, первобытной соседской общины; территориальная этническая общность (терэо) для поздней фазы /Генинг, 1970, с.42/.

Вариант С.А. Арутюнова широко дискутировался. Выводом одной из последних из них стало то, что общепризнанная триада (племя, народность, нация) была признана не отвечающей насущным требованиям этнографов, и потому её следовало бы вообще отбросить, для того чтобы составить новую /Крюков, 1986а, с.42/. Вариант же В.Ф. Генига остался почти не замеченным специалистами. Наверное, в нём есть определённое несовершенство, на что, обратил внимание В.П. Алексеев /1988, с.321/. Но в этой концепции имеется и кое-что рациональное, что, на мой взгляд, трансформировав, можно приспособить к истории общества вообще, а не только к его первобытному этапу его развития. Главное, что это разделение опирается на принципиально отличительные, универсальные признаки. Лишь универсальные признаки могут характеризовать объект, который постоянно изменяется, и таким объектом является этнос.

Именно потому, что этнос – явление, которое всё время изменяется, трудно и дать ему однозначное определение. Однако СО тоже изменяются, как и всё остальное в обществе. Несмотря на это дать определение этноса всё-таки необходимо, но оно должно быть универсальным, приложимым к этносам всех времён. Для этого нужно использовать признаки, которые менее зависят от времени или изменяются медленнее других. Полагаю, что этнос – это общность, члены которой осознают свою отдельность и отличие от других общностей благодаря представлению о своём общем биологическом и социальном происхождении, которая имеет специфические черты культуры и способна биологически воспроизводить себя. Другими словами этнос является биосоциальным образованием, в котором существует тенденция постепенного увеличения значения социальных факторов за счёт уменьшения значения факторов биологических. То есть, в отличие от социального организма, этнос можно назвать биосоциальным организмом.



Схожі:

Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте: Теория этноса и этногенеза Л. Н. Гумилёва
Причём эти процессы рассмотрены в непосредственной связи с окружающей природной средой. Одним словом, его концепция заслуживает на...
Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте: Социальные организмы неолита (VІІІ vі тыс до н э.)
Книга на сайте
Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте: Качественные преобразования в обществе (воспроизводящее хозяйство)
Книга на сайте
Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте: Географическое районирование
Книга на сайте
Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте: Авторская редакция
Книга на сайте
Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте: Этнос в современности
Книга на сайте
Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте Сканирование и распознавание текста: сайт «Ирпенская буквица»
В. Х. Лобас «Українська і зарубіжна культура Книга на сайте Сканирование и распознавание текста: сайт «Ирпенская буквица»
Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте

Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте

Книга на сайте: Определение этноса iconКнига на сайте

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©te.zavantag.com 2000-2017
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи